Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

«Ограниченный кругозор»: где сообщения о Кашмире?

A soldier guards the roadside checkpoint outside Srinagar International Airport in Jammu and Kashmri, Jan 2009 PHOTO: Jrapczak - Own work, CC BY-SA 3.0.

Солдат, охраняющий пропускной пункт на выезде из международного аэропорта Шринагар в Джамму и Кашмир, январь 2009. Новая волна беспорядков в регионе началась в июле. Фото: Jrapczak — Собственная работа, CC BY-SA 3.0.

[В данной статье приведены ссылки на англоязычные источники, если не оговорено иное].

На прошлой неделе кашмирская девочка-подросток, живущая в Америке, написала открытое письмо премьер-министру Индии Нарендре Моди, о котором сообщила Times of India:

«Господин Премьер-министр, я вижу экстренные сообщения об атаке в Ницце, во Франции, следом за ними новости о попытке военного переворота в Турции и о муссонных дождях на юге Индии. Но где сообщения о Кашмире? Сэр, я поэтому в течение такого долгого времени не знала, что происходит в моём родном городе?»

Открытые комментарии к статье демонстрируют масштабы расхождения во мнениях индийцев по поводу этой истории и будущего неспокойного региона Кашмир [ру]. Он был поделён между Индией и Пакистаном 1947 году, когда они стали независимыми государствами, и по поводу его границ до сих пор ведутся споры. В одном из комментариев девочку даже назвали «зомбированной сторонницей террористов», которая ничего не знает об этнических конфликтах между индуистами и мусульманами, сотрясавшими регион в 80-х и 90-х годах.

Новая волна протестов в Кашмире началась после убийства Бурхана Музаффара Вани, командующего кашмирской группой сепаратистов «Хизбул Муджахиддин» в июле этого года. Десятки людей были убиты, сотни ранены, но не похоже, что происходящее в Кашмире кого-то беспокоит. Даже премьер-министр прокомментировал волнения только спустя 32 дня после их начала, за что подвергся критике со стороны оппозиционного Индийского национального конгресса.

В Великобритании проживает около полумиллиона выходцев из Кашмира, но события так же мало освещаются в прессе или обсуждаются в парламенте, кроме странного вопроса от депутата парламента, в округе которого проживает большое число кашмирцев. Частично это связано со снижением лояльности и политическими противоречиями внутри британского сообщества кашмирцев. Как недавно написали в Foreign Affairs:

«Несмотря на то, что JKLF [Освободительный фронт Джамму и Кашмира] когда-то был крупнейшей организацией, в последние годы возникло несколько других организаций: Национальная партия авами Джамму и Кашмира, Национальная партия объединённого народа Кашмира, Народная партия Пакистана, Мусульманская ассоциация, Пакистанское движение за справедливость и многие другие. Собрать все эти группы на одной платформе стало проблематично. Большинство их не связано с основной политикой Кашмирской долины».

Среди британских политиков также нет единства, всё их внимание поглощено рядом серьёзных внутренних и региональных вопросов. Историк и депутат Кваси Квартенг, описавший в своей книге «Призраки империи”» колониальную и пост-колониальную историю Кашмира, сказал мне, что «если вы что-нибудь знаете о британской политике, вам известно, что мы не помним ничего, что случилось более 10 лет назад».

Обстановка не располагает к какому бы то ни было серьёзному вмешательству в этот вопрос, убеждён Квартенг, принимая во внимание быстрый круговорот новостей, недавние изменения в назначениях министров и «медленно текущую» природу конфликта. Это означает, что «должно случиться что-то экстремальное», чтобы привлечь внимание общественности.

Другой важный фактор, на который указал Квартенг — прочные связи Великобритании с Индией: премьер-министр Моди посещал в Великобританию в ноябре 2015 года, британские министры также приезжают в Индию. «Сейчас мы ближе к Индии, чем когда бы то ни было», — говорит он, из-за «войны с терроризмом и тем фактом, что Пакистан балансирует на грани потери государственности».

Индийский журналист Хариндер Бавейя выразила свои ощущения по поводу цинизма и безразличия мирового сообщества к событиям в Кашмире фразой:

Sorry Kashmir, the Valley may be burning, but you neither have Dalits, nor do you have an election coming up #TruthHurts
− Harinder Baweja (@shammybaweja) August 8, 2016

Прости, Кашмир, долина может гореть, но у тебя нет ни неприкасаемых, ни предстоящих выборов.

Аналитик Stratfor замечает, что выборные циклы Индии и Пакистана сделали фактически невозможным для политиков достижение компромисса, поскольку их успех на выборах частично зависит от бескомпромиссно жёсткой позиции по Кашмиру. Согласно Stratfor, партия пакистанского премьер-министра Наваза Шарифа «получила 76 мест на выборах в пакистанском штате Кашмир 21 июля, заняв жёсткую позицию против Индии».

Таким же образом, партия индуистов-националистов «Бхаратия Джаната» (BJP) в Индии легко перекладывает ответственность за беспорядки в Кашмире на Пакистан, вместо того чтобы обратить внимание на глубокие социальные проблемы региона — растущий уровень безработицы и чувство раздражения от суда и казни индийскими властями кашмирского сепаратиста Афзала Гуру в 2013 году. BJP также предложила отменить статью 370 Конституции, гарантирующую Кашмиру статус автономии, и возвести в Кашмире жилые поселения для индийских солдат.

В то же время, если западные политики и озабочены внешним миром, то более всего их волнует то, как изолировать себя от его воздействия. Шашанк Джоши, аналитик RUSI, объяснил это «ограниченным кругозором» Запада:

@jwsal Limited bandwidth. Aleppo&terrorism take priority. Lots of conflicts under-reported. Myanmar, Baluchistan, Kashmir, etc.
− Shashank Joshi (@shashj) August 8, 2016

Ограниченный кругозор. Алеппо и терроризм в приоритете. Нет сообщений о многих конфликтах. Мьянма, Белуджистан, Кашмир и другие.

Западные аналитические центры — например, «правый» Институт Гейтстон — считают, что Кашмир необходимо включить в западные дискуссии об исламском терроризме. Виджета Юнийял в своей статье для Гейтстона утверждает, что ожесточённые исламистские группировки борются за создание отдельного исламского государства, и военное присутствие Индии — не «оккупация», а война с исламским терроризмом. Он говорит о травматическом оружии, используемом индийской армией для ослепления многих протестантов, как о «пневматическом оружии», и критикует индийское правительство за то, что оно не отстаивает интересы индуистов в Кашмире. Унийял верит, что пока Индия не построит укреплённые лагеря и не вооружит гражданское население индуистов и сикхов для противостояния этническим чисткам немусульманского населения в Кашмирской долине, Кашмир станет ещё одним Исламским государством.

Для подпольных комментаторов с обеих сторон компромисс кажется недостижимым. Кашмир — как дитя Соломона, с одной лишь разницей: обе его потенциальные матери готовы разрубить его пополам. В отсутствие влиятельных умеренных лидеров с обеих сторон понятно, что Кашмир представляется западным правительством просто ещё одной головной болью, которую им лучше игнорировать.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо