Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Африканские и скандинавские музыканты создают мелодичное звучание в Копенгагене

Musicians from Scandinavia and southern Africa play a jam session at a Danish café during the Copenhagen Jazz Festival this month. Credit: Sonia Narang

Музыканты из Скандинавии и Южной Африки импровизируют в датском кафе во время джазового фестиваля Копенгагена в этом месяце. Авторство: Соня Наранг.

Эта статья Сони Наранг [анг] первоначально появилась на PRI.org [анг] 12 июля 2016 года и публикуется здесь по соглашению об обмене контентом. 

В течение ежегодного июльского джазового фестиваля в Копенгагене жители слышат музыку, доносящуюся с углов улиц, площадей и из культовых джаз-клубов по всей столице Дании. В один из воскресных дней недавнего фестиваля я увидела, как небольшое датское кафе превратилось в место встречи мировых культур.

Внутри кафе Blå Time [дат], что означает “Час синевы” (или “Время синевы”) по-датски, собралась толпа, чтобы посмотреть на музыкантов из разных стран: барабанщика/певца из Мозамбика, братьев из Швеции, играющих на саксофоне и фортепиано, исполнителя, усыновленного в Свазиленде и живущего сейчас в Дании, финского бас-гитариста и гитариста из Намибии.

Рожденного в Мозамбике музыканта Деодато Сиквайра я поймала перед музыкальной импровизацией в кафе. Я видела его выступление при полном зале прошлой ночью в другом месте Копенгагена и хотела больше узнать о его музыке.

Сиквайр переехал в Швецию, когда ему было около 25 лет. “Это было перерождение для меня. Я не знал никого, не знал никого из музыкантов. Мне пришлось начать с нуля”.

Deodato Siquir is a singer and drummer from Mozambique. He moved to Scandinavia in his mid-20’s and plays with musicians from around the world at the annual Copenhagen Jazz Festival. Credit: Sonia Narang

Деодато Сиквайр – певец и барабанщик из Мозамбика. Он переехал в Скандинавию в 25 лет и играет с музыкантами со всего мира на ежегодном джазовом фестивале в Копенгагене. Авторство: Соня Наранг.

За 15 лет, что Деодато живет в Скандинавии (из них 7 в Копенгагене), он приобрёл множество связей из друзей и сторонников.

“Мне пришлось учить язык, законы, все эти привычки [скандинавов], – говорит он, и в то же время “не уничтожить связь со своими корнями”. Музыкант поет на родном языке ронга и пишет песни о мозамбикской жизни. Одна из его самых трогательных песен, “Para Mutema”, рассказывает о его покойной матери.

На своих шоу исполнитель собирает, как он называет, “звездную” команду музыкантов, которые ладят на сцене, несмотря на разное происхождение.

“Швед, парень из Мозамбика, датчанин – они говорят на одном языке, на языке музыки, – говорит Сиквайр. – Это то, что мы хотим показать обществу, то, что это возможно”.

На сцене к нему присоединяются два брата: пианист и саксофонист из Гётеборга (Швеция). Пианист Дэвид Бэк – хороший друг Сиквайра и часть его трио.

“Когда мы играем музыку, люди в зале ощущают себя, будто у меня дома на кухне, с моей семьей. Друг с другом мы говорим мелодичным способом”, – говорит Бэк. 

Ему нравится играть с музыкантами разных направлений. Сиквайр говорит: “Африканская музыка так ритмична и неистова, поэтому мне нравится, когда она берет паузу и успокаивается, а потом снова наполняется энергией”.

Пока я жду начала импровизации, завязывается разговор с Марией Танди Стенсгард, которую я заметила предшествующей ночью в толпе на концерте Сиквайра. Выясняется, что она певица, выступившая 16 раз на прошлогоднем джазовом фестивале.

“Мой отец – зулус, а мама из Свазиленда”, – рассказывает Мария. Она была удочерена датчанами, проживавшими в Южной Африке во время апартеида [прим.переводчика: официальная государственная политика расовой сегрегации, проводившаяся в ЮАР с 1948 по 1989 г.]. Сейчас они живут в Дании.

“Они были великолепными направляющими для меня, поскольку являлись белыми в черном мире в период апартеида. А сейчас я – маленькая черная девочка в белом мире”, – говорит Стенсгард.

Jazz Singer Maria Thandie performed 16 gigs during last year’s jazz festival in Copenhagen. This summer, she says she’s mostly just attending events to support fellow musicians, and pops into a few jam sessions like this one to sing. Credit: Sonia Narang

Джазовая исполнительница Мария Танди выступила 16 раз на прошлогоднем фестивале джаза в Копенгагене. Этим летом она, как сама признается, по большей части просто посещает мероприятия, чтобы поддержать приятелей-музыкантов и поучаствовать в импровизациях. Авторство: Соня Наранг.

Стенсгард выросла на госпеле [прим.переводчика: жанр духовной христианской музыки] и блюзе. Она говорит, что смешала свою африканскую суть с такой музыкой. “На самом деле я рассказчик, – говорит она, добавляя, – Я люблю петь вживую. Никогда не хотела записываться. Это мой пунктик. Мне нужны слушатели. С чем бы они ни пришли, разговаривать я буду через пение. Это я люблю”.

Сегодня она выходит на сцену, чтобы спеть классику, “Summertime” – восхитительную мелодию, которая приковывает внимание всего кафе.

“На сцене мы делаем то, что лучше всего умеем делать. Как будто мы разговариваем с нашими инструментами и знакомимся друг с другом при помощи того, что любим больше всего, – говорит Стенсгард. – И для меня это магия, да. Обожаю это”.

Немногим позже певец и гитарист Джексон Вахенго добавляет немного живости в импровизацию своим ритмичным смешением африканской фолк- и поп-музыки [анг]. Он вырос в лагерях для беженцев в Анголе, исполняя свободолюбивые песни в честь своей страны Намибии, которая стала независимым государством в 1990 году.

Вахенго исполняет композицию на родном языке ошивамбо со шведской группой в новом для себя родном городе Копенгагене, ставшим сегодня поистине местом смешения культур.

Переводчик: Полина Новикова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо