Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Гонконгский книготорговец: во время восьмимесячного задержания в Китае меня заставили признать вину на телевидении

Lam Wing-kee. Photo: Gene Lin/HKFP.

Лам Винг Ки. Фото: Gene Lin/HKFP.

Этом материал вышел в свет в виде серии статей под авторством Тома Гранди и Криса Чена на сайте Hong Kong Free Press [анг], [Свободная Пресса Гонконга — прим.переводчика] 16 июня 2016 года, после чего вся информация была собрана в одну статью и опубликована здесь согласно соглашению по обмену контентом.

В течение последних нескольких месяцев пять книготорговцев, пропавших в Таиланде, Китае и Гонконге в 2015 году, неожиданно появились на телевидении и за его пределами в Гонконге. Отчасти в ответ на международное давление им было позволено «пояснить», чем было вызвано их отсутствие: они якобы всё это время они содействовали властям материкового Китая в расследовании уголовного дела и делали это по своей воле.

Но немногие готовы купиться на эту историю, ведь все пятеро продавали книги, содержащие критику китайского правительства.

Наконец один из книготорговцев заговорил. Лам Винг Ки, основатель Causeway Bay Bookstore [название книжного магазина — прим.переводчика] в Гонконге, пропал 24 октября. На организованной наскоро пресс-конференции 16 июня он рассказал о своём задержании в Китае неким «особым подразделением» [анг]. В феврале его заставили признать вину на телевидении.

14 июня Лам вернулся в Гонконг в сопровождении двух мужчин. Он признал, что власти материкового Китая предложили ему свободу в обмен на жёсткий диск со списком клиентов Causeway Bay Bookstore. Сделка должна была состояться не позднее 16 июня. Таким образом, он собирался вернуться на материк c жёстким диском, но передумал, стоило ему узнать о протестах, связанных с его арестом.

Необходимый китайским властям жёсткий диск содержал торговую статистику [анг] с указанием личной информации примерно 600 покупателей, а также наименования 4 000 книг из магазина, принадлежащего Ламу. К тому времени особое подразделение уже завладело копией жёсткого диска другого пропавшего книготорговца, Ли Бо. Это произошло в марте, когда Ли Бо ненадолго выехал в Гонконг [анг] из материкового Китая, говорит Лам.

Описывая детали своего восьмимесячного ареста, Лам рассказал о задержании на пункте пропуска через границу с КНР 24 октября 2015 года. На него надели наручники, завязали ему глаза, а на следующий день на поезде переправили из Шэньчжэня в Нинбо, на южном побережье Китая.

По признанию Лама, на протяжении пяти месяцев вплоть до его возвращения в марте 2016, его держали в жилом комплексе, в комнате размером примерно 20 на 30 квадратных метров. Ламу запрещалось видеться с адвокатом или общаться с семьёй. Всё это время за ним по очереди наблюдали шесть групп людей. «Мне запрещали выходить», — говорит Лам, хотя после многих увещеваний ему начали приносить книги.

На протяжении всего срока задержания Лам подвергся 20 или 30 допросам [анг]. Среди предъявлявшихся ему обвинений — проведение «нелегальных операций», которые заключались в пересылке «запрещённых» книг из Гонконга в КНР. Каждый допрос длился от 30 до 45 минут:

I did not believe it would happen to me – it was an absurd place […] It was not realistic… I hoped I was in another place, or that it was a dream, that it was not reality. I am a Hong Konger, I am a free man, I did not break any law in Hong Kong, but I was arrested without any reason.

Я не представлял, что это когда-нибудь со мной случится — совершенно нелепое место […] Это не было похоже на правду… Мне казалось, что я где-то не там, или что это сон, а не реальность. Я гражданин Гонконга, свободный человек, я не нарушал законов Гонконга, меня арестовали без всякой причины.

В феврале его принудили публично признать вину на Phoenix TV, одной из станций вещания Гонконга. Вспоминая о своём опыте, Лам признался, что выступление на телевидении было срежиссировано и его речь шла согласно сценарию. «У меня не хватило храбрости отказаться, но я не думаю, что совершил преступление», — снова говорит Лам. После съёмок его отправили в Шаогуань на юго-востоке Китая, где он проработал в библиотеке до частичного снятия ограничений в марте.

При поддержке законодателя Альберта Хо Чунь-яня, Лам рассказал журналистам на пресс-конференции, что до сих пор не понимает, какой закон он мог нарушить. Переправлять книги из Гонконга в материковый Китай не запрещено.

«Если бы я нарушил законы КНР, они могли бы привлечь меня к суду. Но китайское правительство тайно схватило меня, стоило мне пересечь границу. Почему?» — задаётся вопросом Лам. «Это касается не только меня или Causeway Bay Books, а защиты прав всех граждан Гонконга», — сказал он, уточнив, что принцип «Одна страна, две системы» [идея сосуществования социалистического Китая и капиталистических Гонконга, Макао и Тайвани в его составе – прим.переводчика] был нарушен грубейшим образом.

Гонконг — специальный административный район Китая. Предполагается, что степень его независимости от материка должна быть высокой. Благодаря так называемому принципу «Одна страна, две системы», у Гонкога больше свободы во многих отношениях. Но многие опасаются, что КНР не прекратит попытки ужесточить контроль над регионом.

По словам Лама, в день, когда всё произошло, он вообще-то собирался навестить свою девушку. Её тоже задержали на территории КНР, по обвинению в содействии пересылке «запрещённых» книг из Гонконга в материковый Китай. Позже она была выпущена под залог.

I am sorry for my girlfriend… But I don’t consider this a personal matter anymore, rather a matter for the whole of society… Hong Kong people were forced without any way out […]

Мне жаль мою девушку… Но я больше не считаю это вопросом личного характера. Происшедшее касается всего общества… Граждане Гонконга подверглись принуждению без возможности заявить о себе […]

Он сказал, что сам факт «похищения» его коллеги Ли Бо в Гонконге не поддаётся воображению.

Hong Kong has rule of law – I am not afraid for my personal safety, and I do not plan to go to the mainland again. […] This is the red line for Hong Kong people – Hong Kong people will not give in to the powerful regime.

Гонконг руководствуется правовыми нормами – здесь я не беспокоюсь о личной безопасности, и я не собираюсь возвращаться на материк. […] Это красная черта для гонконгцев – граждане Гонконга не сдадутся перед могущественным режимом.

В отношении книготорговцев, которые вернулись в Гонконг и снова уехали на материк, Лам сказал, что надеется, что правительство КНР будет «хорошо с ними обращаться».

Кроме того, он высказал надежду на то, что жители Гонконга [анг] не перестанут высказываться против «авторитарного» режима КНР:

I hope Hong Kong people can say no to the authoritarian regime […] If I can, why can’t you? I was born and raised in Hong Kong – I don’t have to leave.

Надеюсь, гонконгцы смогут сказать нет авторитарному режиму […] Если я могу, разве у вас не получится? Я родился и вырос в Гонконге. Я не обязан отсюда уезжать.

Правозащитная организация Amnesty International заявила, что признание Лама разнесло в пух и прах «лживые» заявления Пекина [анг] относительно книготорговцев. Мабел Ау, директор гонконгского отделения Amnesty International, подвела черту:

He has exposed what many have suspected all along: that this was a concerted operation by the Chinese authorities to go after the booksellers. It seems clear he, and most likely the others, were arbitrarily detained, ill-treated and forced to confess. The plight of the other booksellers still in mainland China is extremely worrying. They must be granted access to lawyers and where appropriate consular assistance.

Он подтвердил подозрения многих: это была чётко спланированная китайскими властями операция по преследованию книготорговцев. Не осталось и тени сомнения, что он [Лам] был произвольно задержан, с ним плохо обращались и заставили признать вину. Скорее всего, то же самое случилось и с остальными. Положение других книготорговцев, которые до сих пор находятся в КНР, не может не волновать. Они нуждаются в адвокатах и соответствующей поддержке со стороны консульства.

Другой коллега Лама, Ли Бо, опубликовал сообщение [анг] в Facebook, в котором он отрицает претензии Лама и утверждает, что добровольно приехал на материк. В сообщении также написано, что он использовал свои собственные каналы для содействия расследованию. Книготорговцы Луй По и Чеунг Чи-пинг, пропавшие в Шэньчжэне и Дунгуане соответственно, вернулись в КНР вскоре после своего появления в Гонконге.

Гуй Миньхай, еще один сотрудник магазина Causeway Bay Books, пропал во время своей поездки в Таиланд. Он до сих пор удерживается в материковом Китае.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо