Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Азербайджан: Хадиджа на свободе, но другие политзаключённые ждут своей очереди

Photo by Aziz Karimov for EurasiaNet.org, creative commons.

Фото Азиза Каримова для EurasiaNet.org, creative commons.

В конце марта, в опубликованном в Washington Post письме, которое было написано в тюремной камере в Азербайджане, недавно освобождённая журналистка Хадиджа Исмаилова отметила [прим. переводчика: перевод письма Хадиджи на русский язык, используемый для цитат в этой статье, опубликован изданием «Настоящее время»] значимость приближавшейся поездки президента Ильхама Алиева в Вашингтон на Саммит по ядерной безопасности:

To get an invitation to this event from President Obama, he had to pardon several political prisoners. Although they have been released from jail, they remain confined within the country, barred from leaving, and justice has not been restored. This is a very costly invitation for Aliyev, who for years refused to accept international pressure or criticism on this issue.

Ради получения приглашения от Барака Обамы, он был вынужден помиловать нескольких политических заключенных. Несмотря на то, что они вышли на свободу, они не могут выехать из страны. Таким образом, справедливость не восторжествовала. Это приглашение обошлось Алиеву очень дорого. Он годами не воспринимал международную критику и давление по этому вопросу.

Действительно, всего три года назад, стоя рядом с председателем Европейской комиссии Жозе Мануэлом Баррозу, президент Алиев заявил: «В первую очередь, я хочу сказать, что ни один из моих политических оппонентов не заключен в тюрьму. Это абсолютно неверная информация. В то же время, хочу сказать вам, что в Азербайджане нет ни одного политического заключенного».

В то время Алиева поддерживала принятая во время сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) в январе 2013 года резолюция, отклонившая [анг] доклад о политзаключённых в Азербайджане.

Для Азербайджана также была благоприятная экономическая ситуация — сырая нефть, ключевой экспортный продукт страны, продавалась по цене в около 100 долларов за баррель.

«Я думаю, эта тема закрыта», — уверенно сказал Алиев репортёру RFE/RL, задавшему вопрос о заключённых.

С тех пор Азербайджан усердно пытался вычистить все упоминания политзаключённых из словаря нации.

Политика без связи с реальностью

Слова «В Азербайджане нет политзаключённых» с тех пор стали официальной мантрой, постоянно повторяемой на каждом международном событии, когда Азербайджан подвергается критике за плохое соблюдение основных прав.

Активистам, журналистам и политическим деятелям, оказывавшимся за решёткой, никогда не выносились приговоры на основании их активизма или оппозиционности правительству.

Напротив, их называли заключёнными любого сорта, только не политического, предъявляя обвинения от хулиганства и незаконного владения наркотиками до уклонения от уплаты налогов и злоупотребления властью.

Но пока власти упорно и тупо продолжали заявлять одно и то же, к 2015 году по спискам правозащитных групп в стране оказалось около ста политзаключённых.

Выбрали ли бы власти в Баку другую тактику, если бы ПАСЕ приняла резолюцию по политзаключённым в стране?

Это неизвестно, но определённо маловероятно, что Исмаилова бы вышла из тюрьмы 26 мая без определённого международного давления со стороны Вашингтона и Запада.

Так что, возможно, если бы международное давление было сильнее, когда в Азербайджане раскручивалась репрессивная политика в 2013 года, такие правозащитники, как Интигам Алиев и Расул Джафаров, и члены молодёжного движения N!DA сейчас бы были на свободе.

В мартовском письме Исмаилова объяснила, почему освобождение этих политзаключённых играет такую важную роль.

«Алиев, не стесняясь, использует политических заключенных как предмет торговли в своей внешней политике», — пишет Исмаилова.

Или же, как мог бы сказать Алиев:

Наша политическая система — модель европейской политической системы.

В тот же день, когда Хадиджа Исмаилова покинула тюрьму, полиция задержала [анг] фотожурналиста и молодёжного активиста.

За две недели до её освобождения были задержаны ещё два активиста [анг]; по сообщениям, их пытали.

Ещё один политический активист был задержан 1 июня, вернувшись а Азербайджан из Украины на похороны своей матери.

В тюрьмах Азербайджана находится ещё 70 политзаключённых. Правительство практически действует по принципу «один внутрь, другой наружу», совсем немного ослабляя репрессии в поисках займов от западных финансовых организаций в период уязвимости своей зависимой от углеводородов экономики.

Борцы за свободу в Азербайджане и других странах буду продолжать призывать к освобождению оставшихся политзаключённых, включая журналистов и блогеров Сеймура Хези, Ниджата Алиева, Абдула Абилова, Рашада Рамазанова, Фараджа Керимли и Араза Гулиева, а также политических активистов Фуада Гахраманлы и Ильгара Мамедова. В список входят и религиозные активисты.

Никто не может знать, как скоро эти люди воссоединятся со своими семьями.

Наиболее вероятно, что их судьба будет зависеть от того, какие видные лидеры готовы присоединиться к Алиеву в игре в покер политзаключёнными для нового раунда блефа и повышения ставок.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо