Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Украинские активисты публикуют личную информацию тысяч военных журналистов на Донбассе

Images from Wikimedia Commons/UTR News, CC BY 3.0, and Luis Prado/the Noun Project. Images edited by Tetyana Lokot.

Изображения с Wikimedia Commons/UTR News, CC BY 3.0, и Luis Prado/the Noun Project. Изображения отредактированы Татьяной Локоть.

Ранее на этой неделе украинский активистский сайт «Миротворец» опубликовал таблицу-список, якобы содержащий имена и личную информацию тысяч журналистов, получивших аккредитацию в самопровозглашённой «Донецкой Народной Республике» (ДНР). База данных была опубликована 7 мая, но не привлекла серьёзного внимания до появившегося во вторник поста в Facebook Антона Геращенко, украинского депутата и советника министра внутренних дел Арсена Авакова. Публикация списка под названием «7901scoundrels» («7901 негодяев») вызвала осуждение со стороны украинских и зарубежных журналистов и СМИ по всему миру (включая представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ и CPJ [анг]), а также министерства иностранных дел России.

Ужасающе & опасно: #Ukraine сайт сливает данные тысяч #journalists [журналистов], работавших на территории сепаратистов, и называет их сообщниками террористов

«Миротворец», опубликовавший список аккредитованных ДНР журналистов сайт, называет себя «Центром исследования признаков преступлений против национальной безопасности Украины, мира, безопасности человечества и международного правопорядка». На сайте, который якобы ведётся волонтёрами-активистами, публикуется личная информация людей, чью деятельность они считают направленной против интересов Украины или того, что они называют мирным миром, например, российских солдат и волонтёров, сражающихся на Донбассе, и (о чём ранее рассказывало «Эхо Рунета) российских пилотов в Сирии и их семей.

По словам Геращенко, неназванные хакеры получили доступ к этой таблице за месяц до её публикации «Миротворцем». Помимо получения списка аккредитованных журналистов хакеры изменили веб-страницы самопровозглашённых Донецкой и Луганской Народных Республик, поместив на них украинскую символику. Геращенко заявляет, что хакерам удалось получить 7 терабайтов информации с серверов сепаратистов, и весящий 1,25 мегабайта список аккредитованных журналистов — только её малая часть.

В посте от 7 мая на «Миротворце» используются следующие аргументы в поддержку решения о публикации списка:

Cегодня этот список журналистов в наших руках. Не знаем, какие последствия будут после публикации этого списка, но знаем наверняка: публиковать его необходимо исходя из того, что эти журналисты сотрудничают с боевиками террористической организации.

Активисты «Миротворца» не предоставили конкретных доказательств этих заявлений, также отметив несколько «странностей» касательно списка журналистов. Например, активисты задались вопросом, почему «не российские издания», как CNN, BBC и AFP, имеют журналистов с российскими именами. Они также заявили, что тот факт, что многие из аккредитованных иностранных журналистов имели украинские телефонные номера, указывает (каким-то образом) на то, что они незаконно пересекли границу оккупированной территории со стороны России, а не Украины. Пока неясно, как активисты пришли к этим выводам и какой поддерживающей подобные заявления информацией они обладают.

Сама таблица с данными журналистов имеет шесть колонок: имя журналиста, издание, телефонный номер, e-mail, период аккредитации и примечания. Хотя мы не можем подтвердить всю информацию из списка, «Эхо Рунета» связалось с различными журналистами из него, которые подтвердили, что информация совпадает с адресами электронном почты и телефонными номерами, которые были использованы при аккредитации. Для многих журналистов из таблицы слитая информация не является чувствительной, однако в некоторых случаях возможны серьёзные последствия: многие воспринимают список как в некотором роде «чёрный» и опасаются возможных преследований и других препятствий к их работе на Украине.

Реакция журналистов

Реакцию медиа-сообщества на слив можно описать как смесь неверия и злости. Несколько украинских и международных журналистов подписали и опубликовали открытое письмо по поводу слива, подчеркнув, что без работавших на оккупированных территориях журналистов было бы невозможно получение критической информации о событиях конфликта и освещение таких происшествий, как трагедия MH17.

Ми особливо наголошуємо, що акредитація не означає і ніколи не означала співробітництво журналістів з будь-якою стороною конфлікту. Акредитація – це форма захисту і безпеки журналіста.
Нагадуємо, що, за даними українських та міжнародних медіа-організацій, тільки у 2014 році у полоні бойовиків побували майже 80 журналістів, українських і закордонних, багато з яких зазнали тортур. Акредитація була єдиним, хоч і мінімальним, механізмом захисту журналістів від тортур чи потрапляння в полон.
Після звинувачень у «роботі на терористів» та оприлюднення персональних даних, номерів телефонів та емейлів журналістів, їм почали телефонувати та писати з погрозами, а від деяких українських політиків уже пролунали заклики вважати цих журналістів «ворогами України» і взагалі закрити їм можливість працювати.
Подібне ставлення до журналістів є прямим порушенням української Конституції, Закону України «Про захист персональних даних», порушенням Європейської конвенції прав людини, і є ганебним і абсолютно неприйнятним в цивілізованій і нетоталітарній державі, якою є Україна.
Ми вимагаємо від сайту «Миротворець» негайно видалити з вільного доступу інформацію про персональні дані відповідних журналістів.

Мы хотим особо подчеркнуть, что аккредитация не означает и никогда не означала сговора журналистов с какой-либо стороной конфликта. Аккредитация — это форма защиты и безопасности журналиста.
Напоминаем, что, по данным украинских и международных медиа-организаций, только в 2014 году почти 80 журналистов, украинских и зарубежных, были захвачены в плен боевиками, многие подверглись пыткам. Аккредитация была единственным, хоть и минимальным, механизмом защиты журналистом от плена или пыток.
После обвинений в «работе на террористов» и обнародования их личных данных, телефонных номеров и email-ов, они начали получать телефонные звонки и письма с угрозами, и некоторые украинские политики призвали объявить этих журналистов «врагами Украины» и полностью закрыть им возможность работы в стране.
Подобное отношение к журналистам напрямую нарушает украинскую Конституцию, закон Украины «О защите персональных данных», Европейскую конвенцию о правах человека, и позорно и абсолютно неприемлемо в цивилизованном, нетоталитарном государстве, каким является Украина.
Мы требуем от сайта «Миротворец» немедленно удалить из публичного доступа информацию о личных данных вышеупомянутых журналистов.

«Эхо Рунета» попросило нескольких из журналистов, чьи имена появились в списке, рассказать о своей реакции на слив и о том, как он отражает общее отношение к журналистам, работающим в зонах военных конфликтов.

Ян Бэйтсон (Ian Bateson), проживающий на Украине независимый журналист, говорит, что публикация «Миротворца» была основана на ложных предположениях о роли, сыгранной зарубежными журналистами на востоке Украины:

This list reduces all journalism to propaganda. It assumes writing about separatist controlled eastern Ukraine is somehow supporting the groups that have seized control of it which is a view that has no place in a democratic Ukraine. Foreign journalists have played a key role in publicizing information about what was going on in eastern Ukraine because we were the only ones who could get in. We put our lives on the line to do that and now as repayment get labeled as collaborators with our our personal details shared for all to see. Journalism has never been so thankless.

Этот список сводит всю журналистику к пропаганде. Он предполагает, что если вы пишите о контролируемой сепаратистами восточной Украине, вы каким-то образом поддерживаете группы, которые получили над ней контроль. Подобному взгляду нет места в демократической Украине. Зарубежные журналисты сыграли ключевую роль в публикации информации о том, что происходило на востоке Украины, потому что мы были единственными, кто мог попасть туда. Мы рискнули нашими жизнями, чтобы сделать это, а в качестве платы теперь нас называют сообщниками [террористов], а наши личные данные публикуются в открытом доступе. Журналистика никогда не была таким неблагодарным делом.

Евгений Фельдман, фотограф и журналист «Новой газеты», считает, что действия «Миротворца» контрпродуктивны и показывают невежество относительно работы журналистов в зонах конфликта:

Необходимость подчиняться требованиям вооруженных людей — печальная, но неизбежная сторона реальности в работе журналиста на войне. Ты не снимаешь человека с оружием, не спросив разрешения. Ты не снимаешь то, что запрещено снимать. Ты получаешь все документы, увеличивающие безопасность твоей работы – в том числе аккредитации, что СБУ, что “ДНР”. Ты пересекаешь границу «ДНР» легально, со стороны Украины, подвергаясь унизительным бессмысленным допросам, попыткам депортации, снятию с поездов посреди ночи. Ты соблюдаешь другие неприятные или неудобные меры обеспечения безопасности — носишь тяжелый бронежилет, возишь с собой жгуты и всякое такое, клеишь на машину буквы TV и держишь двери открытыми, когда едешь по простреливаемой дороге, останавливаешься на ней же, если видишь сломанную машину коллег.
Задача журналиста — найти возможность работать честно, лавируя между этими необходимыми и неизбежными ограничениями. Мне кажется, что я сумел это сделать, снимая как ключевые точки собственно войны, так и сложную жизнь мирных жителей. Более того, имея все эти возможные разрешения и не нарушая установленные ограничения, я сумел помочь нескольким украинским солдатам, попавших в плен — тем, кого заставили пройти на «параде» в Донецке и тем, кого принудили к работам в Иловайске: о ком-то узнали родные, кто-то попал в списки на обмен, кого-то улучшили условия. Это, пожалуй, главная моя профессиональная гордость за те 5 с лишним лет, что я в профессии. Сегодня сайт «Миротворец» выложил «утекшие» от «ДНРовцев» данные журналистов, аккредитованных в Донецке. Как я писал выше, бумажки — неизбежное условие, обеспечивающее возможность работать там. Хочется добавить, что сайт «Миротворец» задает глупейшие, идиотские вопросы о том, почему у журналистов украинские номера телефонов и почему у журналистов CNN русские имена. Публикация сайта показывает, насколько его авторы не имеют представления о специфике рискованной работы журналистов на войне.
Утечка этих данных со стороны собиравших их в Донецке показывает крохотную часть этих рисков, которые приходится принимать мне и моим коллегам.

Саймон Островский, журналист VICE News, снявший десятки репортажей с востока Украины и из Крыма с начала кризиса, также обеспокоен непониманием работы корреспондента в зоне конфликта:

It's completely stupid to claim that journalists are facilitating terrorism simply because they have been issued credentials by one of the factions in a war. Journalists should cover both sides of the war and in order to do so they need the permission of the armed men on all sides of the conflict in order to operate in the areas they control. The assertion the hackers made that all the journalists entered the area held by the separatists illegally is also unfounded. It is possible to enter Ukraine through an official border crossing controlled by Ukraine and then to enter the areas under control of the Russia-backed separatists. I should know. I've done it enough times.

The rhetoric coming out of Ukraine both from activists and government officials is unfortunately starting to mirror more and more their nationalist counterparts in Russia who want to blame the media and outside forces for internal problems that they're not willing to address themselves.

Заявления о том, что журналисты способствуют терроризму только потому, что им были выданы документы одной из фракций войны, абсолютно глупы. Журналисты должны освещать обе стороны войны, и чтобы делать это, они нуждаются в разрешении от вооружённых людей со всех сторон конфликта, чтобы работать в контролируемых ими зонах. Сделанное хакерами предположение о том, что все журналисты попали в удерживаемые сепаратистами районы незаконно, также не имеет под собой никаких оснований. Существует возможность въехать в Украину через официальный пограничный пункт, контролируемый Украиной, и затем попасть на территорию, которую контролируют поддерживаемые Россией сепаратисты. Я уж знаю. Я делал это достаточно раз.

Риторика, исходящая из Украины от активистов и правительственных чиновников, к сожалению, начинает всё больше и больше отражать их националистических двойников в России, желающих обвинить СМИ и внешние силы во внутренних проблемах, которые они не хотят решать сами.

Украинские и зарубежные журналисты почти единогласно раскритиковали решение опубликовать личные данные работавших в зоне конфликта на Донбассе журналистов, а также попытки Антона Геращенко (госслужащего) привлечь внимание к сливу. Хотя «Миротворец» заявляет, что слив раскрывает имена тех, кто сотрудничал с сепаратистскими чиновниками, достаточных доказательств этому утверждению не предоставляется. В общем-то, это просто попытка «пристыдить» тех, кто, как и журналисты в горячих точках по всему миру, выполнял важную, недооценённую работу — освещение событий там, где информацию сложно получить и где репортёров могут ждать травмы, похищения и даже убийства.

Прокуратура Киева открыла [укр] уголовное расследование действий сайта.

1 комментарий

Присоединиться к обсуждению

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо