Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Портреты из Непала: как выжившие восстанавливают свою жизнь через год после страшного землетрясения

24-year-old Prapti Tamang's two-story house was destroyed in the 2015 earthquake. Credit: Sonia Narang

Двухэтажный дом 24-летней Прапти Таманг был разрушен во время землетрясения в 2015 году. Фотография Сони Наранг.

Эта статья Сони Наранг [анг] изначально была опубликована на сайте PRI.org 25 апреля 2016 года и публикуется здесь на правах соглашения об обмене контентом.  

Сейчас, когда Непал пытается оправиться после тяжелого землетрясения, которое произошло год назад, большинство жителей живут во временных металлических убежищах без надежды восстановить свои настоящие дома в ближайшем будущем. Здесь представлены истории людей, которые потеряли свои дома, средства к существованию или доступ к элементарным потребностям во время катастрофы.

Большинство бедняков уже потеряли надежду, что правительство Непала, которое не торопится помогать, окажет им какую-нибудь поддержку, и у них нет иного выбора, кроме как начать новую жизнь в этих шатких лачугах.

Credit: Sonia Narang

Фотография Сони Наранг.

Семнадцатилетняя Сумина Парияр держит на руках свою девятимесячную дочь Унику в металлической лачуге, которую они называют «домом», под эстакадой в Катманду. Она была уже беременна и жила в одном из наиболее пострадавших сельских районов Синдхулпачока, когда началось землетрясение.

«Мне было очень страшно, т.к. я не могла идти или бежать, потому что была беременна. Пока мой муж помогал мне выйти из дома, земля дрожала, он отвел меня в более безопасное место, — рассказывает она. — Ребенок внутри меня был уже очень большой, и я чувствовала, как он дрожал все время. Я думала, что умру. Мы очень долго были на открытой местности».

После землетрясения родители Сумины в Катманду были очень напуганы, т.к не знали, выжила она или нет. Несмотря на то, что они не очень ладили после того, как Сумина еще подростком сбежала из дома со своим нынешним мужем, ее родители взяли их в Катманду и поселили в этом временном пристанище.

«Было очень тяжело и холодно растить ребенка в таких условиях, — сказала Сумина. — Нам приходилось разводить огонь и делать дочке массаж с теплым маслом, чтобы она не замерзла. Здесь было очень пыльно и грязно, но у нас не было денег, чтобы снять квартиру».

Credit: Sonia Narang

Фотография Сони Наранг.

Когда Ратнаман Нагаркоти, которому сейчас 59 лет, потерял после землетрясения свой дом, он решил взять все в свои руки и построил хижину из листов металла для своей жены и дочери. Он использовал металлические листы, чтобы построить крышу и двери, строительство нового пристанища заняло две недели.

Когда началось землетрясение, Нагаркоти привязывал свою козу во дворе. «Когда земля начала трястись, я потерял надежду, думал, что не выживу, — рассказал он. — Я был в ужасе».

Он был первым, кто построил временный дом в деревне, он смог найти листы металла, несмотря на недостаток материалов после землетрясения.

«Мы не смогли построить настоящий дом, поэтому мы вынуждены жить здесь. Я расстроен и в отчаянии: прошел уже целый год, а мы так и не получили помощи от правительства для постройки», — говорит он.

Правительство Непала обещало пострадавшим семьям около 1 900 долларов США, но до сих пор не распределило финансирование. «Не факт, что мы получим эти деньги, а даже если получим, этого недостаточно».

Credit: Sonia Narang

Фотография Сони Наранг.

Сануканчи Таманг, 48 лет, и ее младшая дочь Деви, 21 год, стоят на развалинах своего бывшего дома. За год до землетрясения семья собрала все свои сбережения, чтобы построить новый двухэтажный дом. Но дом был полностью разрушен во время землетрясения в апреле прошлого года, и у семьи ничего не осталось. Другие дома еще стоят, но в них никто не живет из-за серьезных повреждений. Скоро семья переедет в подаренный однокомнатный временный дом, который стоит там, где раньше стоял их настоящий дом.

Они надеяться восстановить свой дом, но, как и других семей, у них просто нет денег. Пока правительство выделило им 140 долларов, хотя обещали 1 900. Но и это только часть от 10 000 долларов — суммы, необходимой для строительства приличного дома. Ее сыновьям понадобится несколько лет, чтобы заработать достаточное количество денег для строительства дома.

Credit: Sonia Narang

Фотография Сони Наранг.

Ратна Рамтель, 29 лет, стала первой женщиной-президентом водного комитета в своей деревне. Так как в обязанности женщины в Непале входит носить воду для домашних нужд, иметь женщину-лидера гораздо удобнее, чем мужчину.

Рамтель помогает местным женщинам понять, как и когда они могут набрать воду из общественных колонок. Когда землетрясение разрушило резервуар с водой в их общине, это стало серьезным испытанием для всех женщин.

Сейчас в деревне установили новый сейсмоустойчивый резервуар больше прежнего, благодаря которому такие женщины, как Рамтель, могут спокойно набирать воду.

Когда землетрясение разрушило двухэтажный дом Прапти Таманг, ее муж работал в Катаре. Как и у 24-летней Прапти, мужья многих других женщин работают в других странах, поэтому им пришлось строить временные жилища самостоятельно с помощью родных и соседей. Муж Прапти отправляет заработанные на фабрике деньги домой, но этого недостаточно, чтобы в скором времени построить настоящий дом. Стоимость строительных работ существенно выросла с тех пор, как они построили свой предыдущий дом. Она говорит, что им понадобится 10-15 лет, чтобы накопить достаточную сумму.

А пока Прапти и ее пятилетнему сыну приходится жить в этом маленьком доме, сделанном из гофрированного железа и деревянных досок. Она говорит, что не чувствует себя в безопасности в этом доме, т.к. любой может войти или выломать дверь.

«Женщины в деревне очень напуганы, — говорит Прапти. — Мне тяжело успокаивать сына, который постоянно живет в страхе очередного землетрясения».

Скоро к ним в Непал приедет ее муж первый раз за три года.

Credit: Sonia Narang

Фотография Сони Наранг.

Лари Таманг, 57 лет, молится в своем временном жилище, где она живет вместе со своим мужем и внуком.

«Когда началось землетрясение, я была в Катманду, ездила к буддийским священникам, — рассказала она. — Я только всех поприветствовала и уже готова была сесть, как кто-то крикнул “началось”. Потом неожиданно все затряслось, и я поняла, что это землетрясение».

Таманг говорит, что видеть разрушенные дома других людей причиняет ей гораздо больше боли, чем ее собственный дом.

Сейчас, когда она потеряла дом своей семьи, построенный почти два десятка лет назад, всё стало очень сложным. Ей приходится готовить на улице, и воды постоянно не хватает. Она также постоянно чувствует себя в опасности, т.к. двери очень ненадежные.

«Раньше я откладывала деньги, не тратила на всякую ерунду», — говорит она. Сейчас когда она все потеряла, у Лари Таманг нет ни малейшей идеи, как накопить достаточно денег, чтобы построить новый дом. «Но я должна быть счастлива, плакать нельзя», — добавляет она.

Credit: Sonia Narang

Фотография Сони Наранг.

Двадцатилетняя Джуну Сейнгтан беременна своим первым ребенком. Дом ее семьи был полностью разрушен в прошлом году во время землетрясения в Непале.

Именно поэтому последний месяц своей беременности она проводит в палатке рядом с местной клиникой, в двух часах езды от деревни.

Здесь ей дают еду, воду и регулярные медосмотры. Ее муж Будда Сейнгтан, которому 21 год, живет вместе с ней.

Credit: Sonia Narang

Фотография Сони Наранг.

Двадцатидвухлетняя Аишма Лама играет со своим семимесячным сыном Яшу рядом со своим временным жилищем, которое ее семья построила после того, как их дом разрушило землетрясение.

«Мне казалось, что все умрут, — рассказала она. — Повсюду была пыль. Многие погибли, но я выжила. И это заставило меня думать, что у меня есть будущее».

Ее муж работает поваром в местном ресторане, и, к счастью, он также отличный строитель, поэтому смог построить двухэтажный временный дом из дерева и гофрированного железа. Они взяли в кредит 1 400 долларов под 10%, чтобы построить этот дом, и Аиша уверена, что он достаточно крепкий, чтобы выдержать  еще одно землетрясение. Она надеется построить настоящий дом в ближайшие 10-15 лет, но для этого понадобится больше 9 000 долларов.

Она говорит, что рада, что они по крайней мере больше не на базе экстренной помощи, куда помещались пострадавшие дети. Сейчас ее сыну лучше, но у него больше нет той детской комнаты, которую она спроектировала до его рождения.

Репортаж Сони Наранг из Непала появился при помощи Ассоциации южно-азиатских журналистов.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо