Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Тайваньские туристы обеспокоены тем, что рука Китая дотянулась до Кении

Chinese and Taiwanese citizens who were deported from Kenya arrive at Beijing Capital International Airport on April 13, 2016. Photo from Chinese state own Xinhua News

Граждане КНР и Тайваня, депортированные из Кении, прибыли в Международный аэропорт в Пекине «Шоуду» 13 апреля 2016 года. Фото позаимствовано из информационного агентства правительства КНР «Синьхуа».

45 граждан Тайваня, которые были задержаны за предполагаемое мошенничество в интернете во время поездок в Кению в 2014 году, были депортированы в Китай на прошлой неделе.

В ходе судебного слушания 23 человека были признаны невиновными. Ещё 22 гражданам Тайваня были предъявлены обвинения по другому иску, который ещё не прошёл все юридические процедуры. Никто из задержанных не был признан виновным в кенийском суде. Тем не менее, под натиском правительства КНР, власти Кении приняли решение о депортации и принудили их сесть в самолёты, которые доставили их в КНР, а не на Тайвань.

После первой депортации, в ходе которой в КНР были вывезены 8 граждан Тайваня, в Тайбэе не замедлили отреагировать на инцидент, назвав его «нелегальным похищением» и «варварскими действиями». Но дипломатическое заявление не возымело действия, и в преддверии второй волны депортации [анг] вооружённые кенийские полицейские разрушили стену тюрьмы и использовали слезоточивый газ, чтобы вынудить ещё 15 граждан Тайваня сесть в самолёт, летящий обратно в КНР.

Тайвань является самоуправляющейся политической структурой с 1950 года, но, согласно заверениям Пекина, территория страны входит в состав КНР. У Кении нет официальных дипломатических отношений с Тайванем, зато есть ряд соглашений с КНР.

Министерство внутренних дел Кении оправдало маршрут депортации [анг], настаивая на том, что граждане Тайваня вылетели в Кению из Китая.

В то же время, согласно заявлению [анг] властей из Пекина, задержанные были предположительно вовлечены в телефонные и интернет-махинации и выманивание денег у жителей материкового Китая, следовательно, они находятся под юрисдикцией КНР.  Граждане Тайваня, депортированные в КНР, были задержаны для проведения расследования; не исключено, что в Китае они предстанут перед судом.

Министерство иностранных дел Тайваня обратилось к кенийским депутатам и правозащитникам с просьбой помощи в составлении судебного иска [анг], направленного против Министра внутренних дел Кении, а также Генерального инспектора полиции и Генерального прокурора. В числе выдвинутых обвинений незаконное задержание граждан Тайваня и нарушение их прав, содействие сотрудникам посольства КНР в организации депортаций в Китай.

Многие тайваньцы обеспокоены своей личной безопасностью во время работы и выездов за рубеж. В этом свете не удивительно, что рост влияния КНР привёл их в ужас. Пользователь Facebook, Люсьен Чэн-ся Линь негодует [кит] по поводу решения кенийского правительства депортировать задержанных граждан Тайваня:

肯亞政府的作為是惡劣的,因為台籍民眾能進入肯亞,用的是中華民國護照,你既然同意人家持中華民國護照入境,要驅逐他們出境時,就是該按那份護照的指示。

Действия правительства Кении — зло в чистом виде. Тайваньцы въехали в Кению по своим тайваньским паспортам. Вы признали легитимность паспортов при въезде в страну, и депортировать их нужно было согласно их паспортам.

До начала депортаций 10 подозреваемых из Тайваня были признаны невиновными, после чего они [кит] вылетели из Кении в Тайвань. Это подтвердило предположение о том, что влияние Пекина впоследствии заставило власти Кении изменить своё решение и депортировать остальных подозреваемых в КНР. Адвокат Лу Цзю-юань поднял [кит] следующий вопрос на своей странице в Facebook:

為什麼中國警方可以在國外任意決定拘束台灣人的人身自由,並且帶回中國審理?如果這樣的說法可以成立,那麼往後只要與中國公民或政府有關的刑事案件,中國政府豈不是可以任意在國外逮捕台灣人?

Кто дал китайской полиции право ограничивать свободу граждан Тайваня в других странах, а потом возращать их в КНР для дальнейших расследований и суда? Если подобные доводы сохранятся, выходит, что в будущем любой тайванец, вовлечённый в криминальное дело в отношении граждан материкового Китая или правительства КНР, может быть арестован и отдан под юрисдикцию КНР?

Автор статей Global Voices о Тайване, И-Фань, которая содействовала написанию этой статьи, тоже ездила в Кению. Она выразила свои страхи на страничке в Twitter:

Этот инцидент особенно напугал тайваньцев, которые часто выезжают за рубеж. Нас могли бы депортировать в КНР, стоило бы китайскому правительству усмотреть нарушение закона КНР (если даже мы ничего не нарушили в третьей стране). В Китае есть закон о неотделении, согласно которому любого из нас могут признать сторонником независимости Тайваня и депортировать в КНР из третьей страны для дальнейшего разбирательства.

В 2011 году Тайвань и КНР подписали соглашение о взаимодействии в борьбе с преступностью, согласно которому тайваньские преступники, задержанные в третьей стране, подлежат депортации в Тайвань для судебного разбирательства. Многие рассматривают недавние действия Пекина как идущие вразрез с подписанным соглашением. Цай Инвэнь, первая женщина-президент Тайваня, которая недавно вступилав должность, рассматривает это как предупредительный сигнал. Она принадлежит к Демократической прогрессивной партии, которая выступает за независимость острова, и это заставляет КНР с осторожностью выстраивать свою политику в отношении Тайваня. Брайан Хиое из онлайн-журнала New Bloom высказал свою точку зрения [анг]:

If China is able to influence more nations to simply start disregarding Taiwanese legal authority and treat Taiwanese nationals abroad as though they were just Chinese citizens, this would be deleterious for Taiwan’s ability to maintain itself as a de facto independent nation-state.

Если Китай может с лёгкостью повлиять на другие нации и сделать так, чтобы они не признавали правовые органы Тайваня, а к гражданам Тайваня относились, будто это граждане КНР, то Тайваню будет сложнее поддержать свой имидж де факто независимого государства.

Китай и некоторые организации Тайваня, в частности, тайваньская партия Гоминьдан, придерживаются идеи, согласно которой Китай и Тайвань — это части одного целого. Разногласия начинаются при попытках определить, чьё же правительство представляет «настоящий Китай». У Тайваня своё правительство, но за все эти годы никто не пошевелился, чтобы официально утвердить независимость страны. До сих пор большинство стран мира признаёт Народную Китайскую Республику (материковый Китай), а не Республику Китай (Тайвань).

Перед лицом тайваньских избирателей правительство Тайваня представляет себя официальным Китаем. Власти в Пекине вынуждены быть толерантными в надежде, что это уменьшит темпы движения за независимость. Тем не менее, в свете минувших депортаций, для многих в Тайване мысль о независимости становится более привлекательной, чем идея единого Китая.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо