Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Три художника с улиц Кении, ЮАР и Туниса

"Out the Box," done for Red Bull's One Upon A Town project, Kachelhoffer, Western Cape, South Africa 2015. Credit: Photo courtesy of Falko One

Произведение «Из коробки», созданное для проекта Red Bull «Однажды в городе» (Kachelhoffer, Западно-Капская провинция, ЮАР, 2015 год). Фотографию любезно предоставил Falko One.

Эта статья, автор которой  — Кенни Сокан [анг], появилась на ресурсе PRI.org [анг] 7 апреля 2016 года и опубликована здесь по соглашению об обмене контентом.

Это начинается с чистой стены — бетонного холста. Баллон в руке, мазок цветом, потом еще один и еще, пока эта стена не станет произведением искусства. Последнее — подпись, чтобы мир узнал создателя настенного шедевра.

Граффити развивалось на улицах Нью-Йорка 1970-го года, и в 80-х этот вид искусства дошел до Африки. Здесь это менее развитая сфера, но с растущим сообществом ярких художников. Однако они все же не получают столько внимания со стороны средств информации на международных фестивалях, сколько получают художники из Европы или Северной Америки.

«Здесь серьезная нехватка представительства. Когда идешь на фестивали, они просто записывают тебя в примечания, и на этом все, — говорит кенийский уличный художник Wisetwo. — Если хорошо поискать, то найдется много хороших художников в Найроби, в Тунисе».

Вот три художника, которые стремятся добавить заметности африканскому граффити.

Falko One

В 1988-м, на закате расовой изоляции в ЮАР, художник граффити Falko One начал свое путешествие в субкультуру Кейптауна в одном из немногих клубов, куда люди другого цвета кожи могли сходить на вечеринку. Там он познакомился с миром хип-хопа и граффити.

Сегодня считается, что Falko больше всех развивает искусство граффити в своей стране. Через переписку в 90-х Falko помог установить связь между начинающими граффитистами ЮАР и европейскими ветеранами творчества, чтобы они смогли учиться друг у друга чему-то новому. В 1996-м он организовал первый конкурс граффити в стране под названием Battle with Vapour (Битва с туманом), который потом проходил еще несколько лет.

"One Vision" in Johannesburg, South Africa 2015. Credit: Photo courtesy of Falko One

«Одно видение» в Йоханнесбурге (ЮАР, 2015 год). Фото любезно предоставил Falko One

Его работы украшают здания в Кейп-Флэтс [прим.переводчика: большая равнина, соединяющая Капский полуостров с материком; пригород Кейптауна], в стране и других городах по всему миру. По его словам, его искусство описывается как сказочное и поэтичное, интерпретация окружающего его мира.

«В целом на меня влияют мои социальные и политические наблюдения, — говорит Falko. — Но я не кормлю ими с ложки. Это не для шумихи. Я понимаю, что в сообществах, которые я посещаю, я гость…Мне не нравится ходить по людям и навязывать всем свою точку зрения… Я просто немного занимаюсь творчеством и ставлю зрительную эстетику на первое место, а уже потом добавляю небольшой посыл, который различается в зависимости от местности».

Он изучал графический дизайн, но не закончил школу.

"Family Time," done for the 2015 City Of Gold graffiti festival in Johannesburg, South Africa 2015. Credit: Photo courtesy of Falko One

«Время семьи», создано для фестиваля граффити «Золотой город» в Йоханнесбурге (Южная Африка, 2015 г.). Фото любезно предоставлено Falko One

«Я не решил заниматься граффити сознательно, — говорит Falko. —  Люди и стихия вокруг заставили меня».

Он встретился с King Jamo, одним их хип-хоп исполнителей клуба The Base, когда был там второй раз. King Jamo показал флаг своей группы, на котором в граффити было написано слово «Zulu». Он сказал Falko, что они ищут молодых художников граффити в свою команду. По словам Falko, тогда его и зацепило.

«Я довольно одержимый, — говорит он. — И после того, как начал, только об этом и мог думать».

"Big Heart," done for the 2014 City of Gold Festival in Johannesburg, South Africa. Credit: Photo courtesy of Falko One

«Большое сердце», созданное для фестиваля «Золотой город» в Йоханнесбурге (ЮАР, 2014 год). Фото любезно предоставил Falko One.

Wisetwo

В суетливом Найроби кенийский художник Wisetwo занимается стрит-артом больше десяти лет.

С самого детства он интересовался искусством, как, по его мнению, и все дети.

«Разве не каждому ребенку нравится рисовать? — спрашивает Wisetwo. — Потом это просто зависит от того, как сильно тебе промывает мозги общество, говоря, что наука и бизнес важнее искусства».

Хотя он и не был уверен, что стоит отложить кисти и баллоны с краской, Wisetwo пошел в университет и получил степень по международным отношениям — как он сказал, в качестве «запасного плана».

A mural for the Itinerrance Gallery's 2013 Djerbahood open-air museum project in the village of Erriadh, Djerba, Tunisia. Credit: Photo courtesy of Wisetwo

Настенная живопись для визуального музея на открытом воздухе Djerbahood, организованного галереей Itinerrance в деревне Эр-Риад (остров Джерба, Тунис, 2013 год) Фото любезно предоставил Wisetwo

Но живопись — его страсть, и это отправило в путешествия его по всему миру, от Канады до Йемена. Большинство работ он создает просто для удовольствия, они участвуют на фестивалях и в уличных галереях, но также Wisetwo выполнял работы (в родном городе, как правило) и по заказу таких общественных организаций, как ООН.

WiseTwo создавал работы с политическим посылом в прошлом, но все же предпочитает держаться подальше от политики в искусстве. В 2013-м, во время президентских выборов в Кении, с разрешения железнодорожной компании Rift Valley Railway группа кенийских художников разрисовала региональный поезд в десять вагонов всевозможными посланиями о мире. Кибера — трущоба, через которую проходит этот поезд — терпела много жестокости во время выборов в 2007-м. Все это назвали Kibera Peace Train (Мирный поезд Киберы) [анг] и организовали с целью продвижения мира.

«Нелегко объединить политику и искусство, — говорит Wisetwo. — И это не то, что я обычно стараюсь выразить. У этого мира слишком много проблем. Не мне пытаться их решить. Я просто рисую, делаю места красивее».

"Nostalgic" in Tunis, Tunisia 2015. Credit: Photo courtesy of Wisetwo

«Ностальгирующий» в городе Тунис, 2015 год. Фото любезно предоставлено Wisetwo

В прошлом году у Wisetwo была первая персональная выставка в Париже.

На выставке были показаны настенные изображения африканских масок, украшенных узорами, на которые вдохновили культуры таких древних цивилизаций, как майя, ацтеки и Месопотамия; в узорах использовались египетские иероглифы. Wisetwo говорит, что именно эта работа выражает его стиль.

«Если посмотреть на стрит-арт и граффити, можно увидеть большое влияние Америки и Европы. То, что я вырос на другом континенте, не значит, что я должен перенимать американский или европейский стиль живописи, — говорит Wisetwo. — Это делают все время. Поэтому я решил обратиться к корням, изобразить, откуда я родом и что меня интересует из древних текстов и культур. Так я лучше всего могу себя выразить».

"Resilience of the Soul" in Rochester, New York 2013. Credit: Photo courtesy of Wisetwo

«Стойкость души» в Рочестере (шт. Нью-Йорк, 2013 год). Фото любезно предоставил Wisetwo.

Vajo

Vajo из Габеса (Тунис) — сила, с которой нужно считаться. Он вышел на международную арену в 2011-м году во время Революции в Тунисе (Жасминовой революции), которая была первой волной восстаний в арабском мире, названных Арабской весной.

"Does age matter when it comes to love?" A mural for the Djerbahood project in the village of Erriadh, Djerba, Tunisia 2014. Credit: Photo courtesy of Vajo

«Любви все возрасты покорны» — настенная живопись для проекта Djerbahood в деревне Эр-Риад (остров Джерба, Тунис, 2014 год). Фото любезно предоставлено Vajo.

Vajo фигурировал в документальном фильме под названием PUSH Tunisia, который собрал вместе скейтбордистов, активистов и уличных художников Туниса.

Они стали известны как The Bedouins (Бедуины). Своим ремеслом эта группа взывала к миру в стране, разорванной войной. Они превратили ограбленный особняк члена бывшей правящей семьи в пристанище для креативных людей.

Credit: Photo courtesy of Vajo

Фото любезно предоставлено Vajo.

Летом 2014-го года Vajo участвовал в проекте Djerbahood, который был организован парижской галереей Itinerrance и задействовал 150 художников 30 национальностей. Они превратили деревушку Эр-Риад на острове Джерба в «музей под открытым небом», свободно разрисовывая все стены, которые им нравились. Остров является главной достопримечательностью страны, а работы художников это упрочили.

Также Vajo заботится о преемниках: он участвовал в семинарах, организованных посольством США в Тунисе, во время которых он давал детям экспресс-курс по искусству граффити.

"Monster" in Tunis, Tunisia 2013. Credit: Photo courtesy of Vajo

«Монстр» в городе Тунис (2013 год). Фото любезно предоставлено Vajo.

Переводчик: Алина Карачун

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо