Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

В России появилась первая церковь Летающего Макаронного Монстра

Image edited by Kevin Rothrock.

Изображение отредактировано Кевином Ротроком.

Церковь Спаса Всемилостивого стояла в Нижнем Новгороде больше века. Она была построена в честь чудесного спасения царя Александра III в крушении поезда рядом со станцией “Борки” 1888 года, когда, по рассказам, царь удержал на плечах разрушенную крышу, чтобы спасти свою семью. Катастрофа разожгла пропаганду, по утверждениям которой российский государь был спасен божьим вмешательством.

На прошлой неделе у церкви появился сосед – первая российская церковь Летающего Макаронного Монстра. Пастафариане (т.е. последователи этой церкви) Нижнего Новгорода провели пресс-конференцию 25 марта, чтобы объявить об открытии своей церкви, которая будет свободна для массовых посещений каждую пятницу (фотографии с места события можно увидеть здесь).

“Мы со стопроцентной уверенностью говорим, что это первый ХраЛММ в России. Возможно, и в мире, но утверждать это не можем — обычно сторонники пастафарианства объединяются посредством социальных сетей, не имея какого-то специального пространства [для реальных встреч]”, – сказал Дмитрий Знаменский, один из лидеров церкви.

“Religious” artwork decorating Nizhny Novgorod's newest church. Image: Petr Kuznetsov / YouTube

“Религиозные” изображения, украшающие новую церковь в Нижнем Новгороде. Фото: Петр Кузнецов / YouTube

Основатель церкви в Нижнем Новгороде Михаил Иосилевич пообещал репортерам, что пастафариане не собираются “троллить” традиционную религию России, и заявил, что его церковь всего лишь просит равенства отношений и немного места для жизни. Его группа была готова к защите своих позиций на дне открытия церкви, наняв охрану для поддержания порядка на церемонии. Организаторы сказали, что не ожидали каких-либо волнений со стороны более традиционных религиозных групп города (особо выделяя православных христиан), но учли некоторую “активизацию” людей с “различными психическими расстройствами” по причине начала весеннего периода.

За несколько недель до официального открытия церкви Иосилевич и часть его команды провели вечеринку на территории здания, пригласив местный женский клуб и “Клуб либеральных дегустаторов” Нижнего Новгорода, чьим девизом является слоган “Свобода! Равенство! Пьянство!”. Вечеринка привлекла около двух десятков человек, которые располагались на мебели из IKEA, пили пиво и квас, ели блины (“Летающий Макаронный Монстр обижен”, – пошутила девушка, которая готовила горячее блюдо) и читали поэзию.

Пастафарианская церковь Летающего Макаронного Монстра, Женский клуб Нижнего Новгорода и Клуб Либеральных Дегустаторов на совместной вечеринке, посвященной завершению основных дизайнерских работ в здании церкви.

В определенный момент вечера Иосилевич поднялся с места и объяснил, что для него значит пастафарианство. (Видимо, он настолько присвоил летающего макаронного монстра, что почти забыл имя американца, создавшего движение). С пивом в руках, улыбаясь слушающим и поддразнивающим слушателям Иосилевич отметил, что макаронные монстры, дуршлаг на голове и здоровая порция иронии дали ему как нерелигиозному человеку способ противостоять процветанию криминала и богохульству в России.

“There are different religions, and they’re all equal among each other [according to Russian law]. Everyone has the right to believe what he wants. On top of that, there is a law defending the sentiments of religious people—‘believers.’ Laws like this exist in many countries, including Russia. […] No country in the world, as far as we know, has a law defending the sentiments of nonbelievers. Everybody knows that nonbelievers don’t have any feelings, so offending them is impossible. And so there are cases all over the world where believers are protected by the law, and nonbelievers are always in the wrong. […] If nonbelievers are left defenseless, then it becomes necessary to invent their own religion, in order to level the field.”

“В Конституции Российской Федерации заложено равенство всех конфессий между собой. Если есть религии, то они между собой равны, и каждый имеет право верить в то, во что он хочет. Помимо этого есть закон о защите чувств верующих. Во многих странах он действует, и в России тоже. […] Но ни в одной стране, насколько нам известно, нет закона о защите чувств неверующих. Всем известно, что у неверующих нет никаких чувств и оскорбить их невозможно. И очень много случаев мире происходило как раз на эту тему. Верующие защищены законодательством, а неверующие всегда неправы и всегда в ущемленном положении.[…] Если неверующие ничем не защищены, то надо придумать свою религию, и ты будешь в равном положении”.

Закон РФ о защите чувств верующих впервые был опубликован 1 июля 2013 года. Каждый, кто нарушил это закон, может отправиться в тюрьму на срок до одного года. Законопроект стал разрабатываться впоследствии инцидента с Pussy Riot. На данный момент по этой статье был осужден только один человек: молодей человек из Ижевска, опубликовавший изображение, которое задело чувства мусульман (он был приговорен к 200 часам общественных работ).

Ранее в этом году Виктор Краснов из Ставрополя оказался под следствием за оскорбление чувств христиан высказыванием “Бога нет” на онлайн-форуме. До начала судебных разбирательств его принудили к месячному заключению в психиатрической клинике, где врачи оценивали его вменяемость. Краснов, опубликовавший также несколько комментариев против евреев, отказывается извиняться за отрицание существования Бога. Если его признают виновным, ему грозит один год тюрьмы.

В январе 2016 года Андрей Филин стал первым пастафарианцем в России, получившим водительские права, сфотографировавшись с дуршлагом на голове [анг]. Головной убор, который считается обязательным в общине пастафарианцев, был сделан из пряжи, а не металла, и связала его жена Андрея.

Переводчик: Алина Карачун

 

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо