Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Китайская полиция разлучает семьи из-за письма, требующего отставки президента

Germany based Chinese writer Chang Ping's brothers have been detained by police since March 27. Image from Twitter.

Два брата и сестра китайского писателя Чан Пина, сейчас проживающего в Германии, были задержаны полицией 27 марта. Фотография из Twitter.

Открытое письмо с требованием об отставке действующего президента Китая Си Цзиньпина спровоцировало всплеск политических преследований семей китайских диссидентов, живущих за границей.

Чан Пин, писатель и репортер газеты Deutsche Welle, сейчас проживающий в Германии, рассказал, что 27 марта в Китае полиция ворвалась на празднование дня рождения его отца и арестовала двух его младших братьев и младшую сестру [анг], ссылаясь на то, что работа Чана связана с открытым письмом. Полиция также потребовала, чтобы Чан удалил пост в Twitter о задержании своих родных и прекратил публикации о деятельности китайского правительства.

Арест родителей и брата [анг] китайского активиста Вена Юньчао, сейчас живущего в США, 22 марта также был сопряжен с угрозами и задержанием.

Опубликованное таинственным образом на информационном сайте Watching, принадлежащем коммунистической партии, и якобы подписанное «преданными членами коммунистической партии» письмо критикует международную, экономическую и культурную политику Цзиньпина, обвиняя его в «отказе от демократической системы коллективного лидерства» и утверждая, что его политика привела к «чрезмерной» концентрации власти.

Чан Пин — известный китайский писатель, ныне проживающий в Германии. Он был уволен с поста заместителя главного редактора журнала Southern Metropolis Weekly после того, как прокомментировал беспорядки в Лхасе, Тибет в 2008 году, обратившись с просьбой к правительству предоставить больше свободы прессе в вопросах освещения происходящего в Тибете.

В 2012 году, когда Чан Пин не смог продлить свою рабочую визу в Гонконге, он переехал в Германию, где начал работать на немецкую газету Deutsche Welle.

Однако отъезд из Китая не освободил Чана от преследования китайских властей.

После того, как Джиа Джиа, бывший коллега Чана, пропал после неудачной попытки улететь из Пекина в Гонконг 15 марта, он написал в своей колонке в Deutsche Welle: «Джиа Джиа пропал из-за то, что смог увидеть» [кит]. В статье критиковалось китайское правительство за преследование людей, которые обладают зрением, чтобы «увидеть» тайное открытое письмо.

Чего он не смог предвидеть, так это того, что полиция действительно начнет преследование «незрячих» — в данном случае родственников тех, кто увидел данное письмо.

27 марта Чан Пин написал в своем Twitter [кит], что его сестра и два брата были схвачены китайской полицией на банкете, посвященном дню рождению его отца. Полиция угрожала, что родные Чан Пина пострадают, если он не перестанет комментировать деятельность китайского правительства. Они также потребовали, чтобы статья об исчезновении Джиа Джиа была удалена из Deutsche Welle.

В ответ на политические преследования Чан сделал публичное заявление [анг], в котором он отрицал свою причастность к публикации открытого письма и призывал мировую общественность обратить внимание на варварские действия китайской полиции (переведено на английский China Change):

1) All of my family and relatives in China have no understanding of my political beliefs, columns, and the media work I engage in, nor are they in any way related to it. Currently they have no communication with me, therefore they will be unable to meet the unreasonable demand of the police. I’d be in support of them, should they wish to cut off all ties with me at any point.

2) Apart from the above column [Deutsche Welle] and interview [Radio France Internationale/RFI], I personally have no other connection to the open letter. I didn’t help draft it, I didn’t publicize it, and I only read it after it had already been widely promulgated. It’s just like I said in my column: I don’t get involved in internal Party power struggles, and I’ve no interest in doing so.

3) Every citizen has the freedom of speech to engage in comment or criticism of the political activities of state leaders. The Communist Party should immediately stop investigating the people they believe are behind the letter demanding that Xi Jinping resign, and cease the abductions, harassment, and investigations of media personnel, commentators, and netizens, and their family members.

4) I’ve been involved in news reporting and commentary for over 20 years, and I’ve always taken to it in a spirit of professionalism, and with independence and autonomy and the conscience of an intellectual. I’ve always done what I think is right, and have always been willing to accept whatever fate brings as a result of that. The harassment and threats of the authorities allow me to see even more the value of my writings, and encourage me to work harder in future.

5) I strongly condemn the Communist Party’s attempts to interfere with the freedom to publish of Western media like Deutsche Welle and RFI. I call for the international community to speak out against these barbaric kidnappings by Chinese police.

1) Моя семья и все мои родственники понятия не имеют о моих политических убеждениях, статьях и прочих журналистских работах, и они ни каким образом с этим не связаны. В настоящий момент они не могут общаться со мной, поэтому не смогут выполнить иррациональные требования полиции. Я буду поддерживать их, даже если в какой-то момент они захотят разорвать со мной все связи.

2) Если не считать упоминания в колонке (Deutsche Welle) и интервью (Международному радио Франции/RFI) я никак не связан с открытым письмом. Я не участвовал в его составлении, не публиковал его, я только прочитал его после издания. Как я и сказал в своей колонке: «Я не участвую во внутренних партийных разборках и совершенно не заинтересован в этом».

3) Каждый гражданин обладает свободой слова, позволяющей ему комментировать и критиковать политические действия государственных лидеров. Коммунистическая партия должна немедленно прекратить розыск людей, которые стоят за письмом, требующим отставки Си Цзиньпина, а также остановить похищения, угрозы и расследования в отношении медийных людей, комментаторов, интернет пользователей и членов их семей.

4) Я занимаюсь журналистикой уже более 20 лет и всегда относился к этому с профессионализмом, независимостью и с интеллектуальной сознательностью. Я всегда делал то, что считал нужным, и принимал все, что было результатом моих действий. Угрозы и преследования властей заставили меня увидеть еще большую ценность в моих публикациях и работать с большей отдачей в будущем.

5) Я осуждаю попытки коммунистическй партии вмешиваться в свободу слова западных СМИ, таких как Deutsche Welle и RFI. Я призываю мировое сообщество выступить против варварских похищений, устроенных китайской полицией.

Так как китайская полиция продолжала давить на Чжан Вея, брата Чан Пина, чтобы заставить Чана прекратить печатать свои публикации, у Чана не было другого выбора кроме как заблокировать почтовый адрес брата и разорвать все связи со своей семьей. В своем втором заявлении Чан сравнил [анг] возникшую ситуацию с ситуацией продавца книг из Гонконга Ли Бо, которого также заставили публично отречься от своей семьи (переведено на английский China Change):

As I see it, from Party Central media to local police stations, all of them have learned to manipulate their hostages and put on puppet shows. My younger brother has become another Lee Bo of Hong Kong. Look at one of his recent emails. Don’t the police think this sort of performance is extremely clumsy? […]

I am blocking the email address of Zhang Wei, and I won’t see any more emails from him; my family members and relatives have no other way of contacting me, and I won’t have any more contact with them for a long time, or perhaps forever;  […]

My family members and relatives will continue being brainwashed by the Chinese police, and they’ll think that the misery that’s befallen them is because I don’t care about my family. Some of them have already started cursing me. This will have no bearing on me. Nor do I have any way of making them understand just how despicable and base the CCP is.

Я вижу, что все, от партийных СМИ до местных полицейских участков, научились манипулировать своими заложниками, устраивая кукольный спектакль. Мой младший брат стал вторым Ли Бо из Гонконга. Посмотрите на одно из его последних писем. Неужели полиция не видит, насколько нелепо это представление? […]

Я заблокировал адрес Чжан Вея и больше не буду получать от него писем, у моих родственников нет других способов связи со мной. И я не буду общаться с ними еще долгое время, возможно, никогда; […]

Китайская полиция продолжит промывать мозг моей семье, и в конечном итоге, они начнут думать, что это несчастье выпало им, т.к. я о них не забочусь. Некоторые уже начали проклинать меня, что никоим образом на меня не повлияет. Я не могу заставить их осознать, как отвратительно и гнусно действует правящая партия.

В старом Китае власти часто использовали для наказания коллективную ответственность, которая эксплуатировала конфуцианское понятие почитания родителей, согласно которому индивид должен пожертвовать собой во благо семьи. В своем интервью французскому радио Чан Пин осуждает эту варварскую традицию [кит]:

这是一个非常流氓的做法。在现代社会,众所周知,包括中共自己制定的法律也废除了连坐制,株连九族非常野蛮,在中国的法律上文本上也不能成立。但是,事实上他们还在采取这样的行为。[…]这就是一种绑架和要挟,他们希望这样来达到自己的政治目的。这是一个非常野蛮的行为,这是对人类社会发展到迄今为止的政治文明,法制文明的一个极大的背叛和羞辱。

Это преступное поведение. Коммунистическая партия Китая упразднила коллективную ответственность как варварский метод наказания, которое не упоминается ни в одном из законодательных текстов. Но они (власти Китая) такие методы используют. […] Это все равно, что держать в заложниках невинных людей для достижения политических целей. Данный поступок  — верх варварства, предательство и оскорбление человеческому обществу, политической и законодательной цивилизации.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо