Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Существует ли решение проблемы пальмового масла?

Пальмовый орех в Джамби, Индонезия. Фотография Идди Фармера (Iddy Farmer) для Центра международных исследований лесного хозяйства (CIFOR). CC-BY-NC-SA 2.0.

Пальмовый орех в Джамби, Индонезия. Фотография Идди Фармера (Iddy Farmer) для Центра международных исследований лесного хозяйства (CIFOR). CC-BY-NC-SA 2.0.

Статья Майкла Кодаса (Michael Kodas) была опубликована в онлайн-журнале Ensia.com, освещающем проблемы в экологической сфере. Материал размещается здесь в рамках соглашения об обмене контентом.

[Все ссылки в тексте — на английском языке]

В августе прошлого года, пролетая над индонезийским островом Суматра, я насчитал около десятка дымных столбов, поднимающихся над джунглями и плантациями. Расползаясь почти на километр в ширину, они выглядели, как колонны, поддерживающие небо. На этой неделе индонезийское агентство по предупреждению стихийных бедствий (BNPB) обнаружило 143 новых лесных пожара в провинции Риау, над которой я летел. Основная причина этих пожаров — бесконтрольная вырубка лесов для нужд сельского хозяйства, заготовки древесины, и, разумеется, для производства пальмового масла.

Пальмовое масло, входящее в состав немыслимого количества продуктов питания и косметики и являющееся сырьем для производства биотоплива, порождает бесчисленное количество экологических проблем. В Индонезии оно является основной причиной обезлесения, что в свою очередь приводит к климатическим изменениям и уничтожает среду обитания многих видов живых существ. Более того, сточные воды заводов, перерабатывающих пальмовое масло, высвобождают огромное количество метана — парникового газа, который в 34 раза сильнее, чем углекислый.

Борьба с экологическими проблемами, спровоцированными производством пальмового масла, — сложнейшая задача. В первую очередь потому, что масло используется повсеместно, но также и потому, что имеющиеся альтернативы не обладают всеми достоинствами пальмового масла. Однако они тоже имеют право на существование.

Земля в огне

Через несколько дней после прибытия в Риау (Суматра) я отправился в джунгли, чтобы посмотреть на пожары: хотя мои ноги буквально тонули в болоте, из оставленных позади глубоких следов поднимался дым.

Именно здесь, в торфе, горящем под лесами, заметнее всего проявляются страшные изменения, которые вызывает производство пальмового масла. Когда вырубают леса, чтобы освободить место для плантаций, землю обычно выжигают: так рождается большая часть пожаров Риау, питающихся торфом — заболоченной, частично разлагающейся растительностью, уходящей под лес едва ли не на 18 метров в глубину.

Пожары, связанные с расчисткой земель под плантации для масленичных пальм в индонезийской провинции Риау, высвободили в атмосферу значительное количество углерода, который накрыл территорию вредной для здоровья дымкой. Фотография Aulia Erlangga для Центра международных исследований лесного хозяйства.

Пожары, связанные с расчисткой земель под плантации для масленичных пальм в индонезийской провинции Риау, высвободили в атмосферу значительное количество углерода, который накрыл территорию вредной для здоровья дымкой. Фотография Aulia Erlangga для Центра международных исследований лесного хозяйства.

Торфяники могут содержать до 28 раз больше углерода, чем тропические леса на латеритной почве. Торф богат углеродом настолько, что, возможно, через миллион лет давление, время и тепло превратят его в уголь. Лишь один гектар тропических торфяников может высвободить 6.000 тонн углекислого газа, пока его будут превращать в плантацию. В 2012 году исследователи подсчитали, что торфяники порождают около 70% углерода, поступающего в атмосферу во время превращения тропических лесов Суматры в плантации пальмового масла. 75%-й рост по сравнению с долей выбросов в 1990-х гг. и печальное свидетельство того, что пальмы все больше распространяются на торф.

Но CO2 — это не единственная проблема: в 2013 году Сусило Бамбанг Юдойоно (Susilo Bambang Yudhoyono), тогдашний президент Индонезии, извинился перед Сингапуром и Малайзией за черное облако, образовавшееся из-за пожаров на Суматре и значительно ухудшившее экологическую обстановку в соседних странах. В частности, десятки тысяч пациентов оказались в больнице, отравившись дымом, а власти даже вынуждены были закрыть школы. Индонезийские самолеты создали искусственные облака над пожарами, сбросив около 100 тонн соли, надеясь, что дождь поможет постепенно прекратить пожарища.

Когда шесть месяцев спустя леса загорелись снова, администрация президента получила более 9.000 сообщений в Twitter. Отправляясь в спешке в Риау, власти признались, что пожары — страшный позор чиновников. Около 50.000 жителей Суматры нуждались в срочной медицинской помощи: дым повлиял на состояние легких, глаз и кожи. Вновь были отправлены самолеты для создания искусственных облаков.

Пожары вынудили тысячи индонезийцев покинуть собственные дома, уничтожают естественную среду обитания исчезающих видов животных: слонов, носорогов, тигров и орангутанов. В докладе ООН сообщается, что скорее всего к 2020 году не останется орангутанов, живущих в дикой природе вне защищенных зон. И при нынешних темпах разрушения естественной среды, по мнению Международного союза охраны природы (IUCN), суматранский слон полностью исчезнет в ближайшие тридцать лет.

IUCN бил тревогу еще в 2013 году: «Необходимы срочные меры, чтобы предотвратить исчезновение слонов на Суматре. Особенно в Риау».

Всё становится куда серьезнее

До недавнего времени Индонезия, как и весь остальной мир, вяло рассуждала о разрушении местных лесов производством пальмового масла и о климатических изменениях. Только сейчас власти заняли жесткую позицию по этому вопросу.

Жертвы уничтожения естественной окружающей среды (главным образом из-за производства пальмового масла): суматранские слоны на данный момент находятся на грани исчезновения, по данным Международного союза охраны природы. Фотография Витсента Полиссена (Vincent Poulissen) (Flickr/Creative Commons).

Жертвы уничтожения естественной окружающей среды (главным образом из-за производства пальмового масла): суматранские слоны на данный момент находятся на грани исчезновения, по данным Международного союза охраны природы. Фотография Витсента Полиссена (Vincent Poulissen) (Flickr/Creative Commons).

В 2010 году Норвегия предложила Индонезии миллиард долларов на сохранение лесов в следующем году. Президент Юдойоно пообещал ,что, с помощью международного сообщества, страна к 2020 году уменьшит выбросы парникового газа на 41% по сравнению с нынешними показателями.  В августе прошлого года Сингапур начал налагать штрафы до двух миллионов долларов на местные и иностранные компании, которые усугубляют сложившуюся ситуацию с дымом и пожарами. В следующем месяце, после нескольких лет проволочек, Индонезия стала десятым и последним членом Ассоциации государств Юго-Восточной Азии, ратифицировавшим договор по снижению уровня дыма и испарений, которые стали причиной для постоянных конфликтов с соседними государствами. Вскоре после этого, на климатическом саммите ООН в Нью-Йорке 150 крупных корпораций — в том числе, McDonald's, Nestlé и Procter and Gamble — пообещали к 2020 году сократить вырубку лесов во всем мире в два раза и полностью прекратить бессмысленное уничтожение деревьев к 2030 году.

В 2013 году мировое потребление пальмового масла составило 55 миллионов тонн, что почти в четыре раза больше, чем двадцатью годами ранее.

Затем, через несколько дней после вступления в должность, новый президент Индонезии Джоко Видодо (Joko Widodo) предложил объединить Министерство по вопросам окружающей среды и Министерство лесного хозяйства. Эта реформа могла позволить стране достичь поставленных целей по защите лесов и сокращению выбросов, так как Министерство окружающей среды, отвечающее за переговоры с ООН и определяющее основной курс государства в этой сфере, получит право управления национальными лесами и торфяниками. Но, с другой стороны, мощное и хорошо развитое Министерство лесного хозяйства может дублировать в части полномочий Министерство по вопросам окружающей среды.

Руководитель отделения Greenpeace в Индонезии, Longgena Ginting заявил в интервью Jakarta Post: «Объединение в одном теле властей, отвечающих одновременно за эксплуатацию и сохранение чего-либо, совершенно не гарантирует, что в итоге будут приниматься логичные сбалансированные решения».

Бум пальмового масла

Но, в конечном итоге, законы, договоры, официальные инстанции и разнообразные стимулы все равно не окажут весомого влияния на ситуацию, если мы не изменим саму суть производства и потребления пальмового масла. К сожалению, жизнеспособных альтернатив крайне мало.

«Пальмовое масло имеет множество преимуществ, которые мы не имеем права игнорировать, — объяснял перед моей поездкой в Индонезию Алан Таунсенд (Alan Townsend), декан школы окружающей среды имени Николаса при Университете Дьюка. — Пальмы — одна из самых потрясающих культур на планете, способная расти в любой среде. Добавим сюда безусловную важность прибыли, невероятное разнообразие способов использования масла, отсутствие конкурентноспособных альтернатив на экономическом фронте, — сразу понятно, почему этот сектор развивается так быстро».

В 2013 году мировое потребление пальмового масла составило 55 миллионов тонн, что почти в четыре раза больше, чем двадцатью годами ранее. Индонезия и Малайзия удовлетворяют 85% мирового спроса на это масло, постоянно используемое для производства продуктов питания. В 1985 году плантации масленичной пальмы занимали в Индонезии менее 6.500 кв.км. Двадцатью годами позже они покрывают около 56.000 кв.км. и, по прогнозам индонезийского правительства, к 2025 году займут по меньшей мере 260.000.

За месяц до моего прибытия в Риау, научная статья в журнале Nature Climate Change сообщила, что в 2012 году Индонезия вырубила в два раза больше деревьев, чем Бразилия, которая до недавнего времени уничтожала лесов больше, чем кто бы то ни было в мире.

Взрывной рост числа пальмовых плантаций — непредвиденное следствие экономической, энергетической и пищевой политики других стран мира.

«В настоящее время не существует достойной альтернативы пальмовому маслу», — Ретт Батлер

В 2006 году под давлением Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США американские этикетки на пищевых продуктах стали рассказывать покупателям о содержании «транс-жиров», увеличивающих риск возникновения сердечно-сосудистых заболеваний. Это привело к моментальному росту потребления тропических масел (особенно, пальмового), которые не содержат транс-жиров. Доктор Оз (Oz), ведущий популярной американской медицинской телепередачи, подробно рассказывал о положительном влиянии пальмового масла на сердце и мозг, внеся свою лепту в шестикратное увеличение потребления масла в стране с 2000 года.

В Европе попытки избежать генетически-модифицированных продуктов привели к популярности пальмового масла, которое настолько богато, что пока не привлекло внимания мастеров по генетике. В Китае и Индии голод растущего среднего класса, требующего масла высокого качества, можно на сегодняшний день полностью удовлетворить только благодаря пальмовому маслу.

Бум на масло поддерживает и транспортная индустрия. Растущий интерес к биотопливу заменяет ущерб, ассоциируемый с нефтью, на опустошение тропических лесов и климатические изменения, связанные с пальмовым маслом.

Некоторые из последствий производства пальмового масла — вырубка лесов и уничтожение естественной среды обитания — вызывают негативную ответную реакцию многих потребителей. Однако эта реакция лишь повышает спрос на другие масличные культуры, которые наносят еще больше вреда окружающей среде.

«В настоящее время не существует достойной альтернативы пальмовому маслу, — объясняет нам в электронном письме Ретт Батлер (Rhett Butler), основатель сайта Mongabay, посвященного изучению и анализу проблем тропических лесов. — Если мы хотим удовлетворить мировой спрос на пищевое масло, то именно пальмовое можно быстро получить с крохотного клочка земли. Производство кокосового или рапсового масла потребует гораздо больше свободной земли при сопоставимых объемах поставок».

Многообещающая альтернатива

Но если спрос на другие варианты будет возрастать, то ситуация может измениться. Существует как минимум одна альтернатива пальмовому маслу, которая вообще не требует свободной земли.

Универсальность микроводорослей превращает их в конкурентноспособную альтернативу пальмовому маслу.

Калифорнийская компания Solazyme использует микроводоросли для производства биотоплива, которое применяется самолетами United Airlines и судами американского флота. Также компания готовит масло для мыла, косметической и пищевой продукции, что куда прибыльнее, чем обычное топливо. В прошлом году мировой гигант по производству потребительских товаров Unilever объявил о закупке 11 миллионов литров масла, изготовленного Solazyme. Это масло будет использоваться вместо пальмового, чтобы уменьшить негативное влияние на окружающую среду.

Микроводоросли, которые выращивает калифорнийская компания Solazyme, становятся многообещающей альтернативой пальмовому маслу. Фотография: Solazyme.

Микроводоросли, которые выращивает калифорнийская компания Solazyme, становятся многообещающей альтернативой пальмовому маслу. Фотография: Solazyme.

«Представьте себе пиво, — рассказывает одна из директоров компании Джил Кауфман Джонсон (Jill Kauffman Johnson), описывая чаны, в которых Solazyme выращивает водоросли. — Один из наших заводов в Иллионойсе — это бывшая пивоварня Pabst Blue Ribbon».

«Мы можем создать масло, богатое олеиновой кислотой, что хорошо для сердца. А на следующий день поработать с другим штаммом и создать достойную альтернативу пальмовому маслу: с куда меньшим уровнем полиненасыщенных жирных кислот, чем в любом другом масле на рынке, без транс-жиров, — и все это за несколько дней, а не месяцев».

Универсальность микроводорослей превращает их в конкурентноспособную альтернативу пальмовому маслу.

«Мы стремимся уменьшить эксплуатацию тропической и экваториальной зоны», — объясняет Джил Кауфман Джонсон. Так как водоросли можно выращивать везде, где компания установит чаны, Solazyme может создавать заводы везде, где это удобно клиентам и партнерам, близко к источнику сырья, чтобы сократить поставок. Применение целлюлозы уменьшает негативное влияние на окружающую среду. Кроме того, компания открыла завод на 100.000 тонн в Бразилии, который использует сахарный тростник.

По мнению Джил, эта технология обещает очень быстрый рост в будущем.

Тем не менее, вкусы потребителей и экономика сельского хозяйства тяжело адаптируется к появлению на рынке масла на основе водорослей, потребуется как минимум несколько лет, чтобы оно хоть немного разбавило бескрайнее море пальмового масла.

Как сделать пальмовое масло лучше

Для Ретта Батлера, самое быстрое решение — улучшить технологию производства пальмового масла.

«Компании могли бы поддержать лучшие практики и правила по спасению лесов. В последнее время и покупатели, и производители склоняются к решениям, берегущим лес».

По мнению Филиппа Тэйлора (Philip Taylor), пост-докторанта Института арктики и альпйских исследований при Университете Колорадо, который работает с Аланом Таунсендом и занимается обширными исследованиями в тропиках, большинство плантаций производят куда меньше масла, чем могли бы.

Нужно поощрять распространение информации, это улучшит работу производителей пальмового масла и повысит продуктивность каждого гектара пальмовой плантации.

«Существует огромный разрыв между тем, как это реализуется и как это могло бы быть реализовано. Сейчас средняя урожайность в Малайзии и Индонезии — 18,5 тонн свежих фруктов с одного гектара. На плантациях, которые управляются более разумно, результат составляет 30 тонн с гектара».

Урожайность пальм не увеличивается с 1975 года, тогда как, например, производительность сои выросла почти на 100%.

«Отчасти это проблема нехватки знаний. Хорошие семена в нужном месте, качественные удобрения в нужное время».

Нужно поощрять распространение информации, это улучшит работу производителей пальмового масла и повысит продуктивность каждого гектара пальмовой плантации. Однако Союз обеспокоенных ученых представил доклад Recipes for Success (Рецепты успеха), где указано, что возросшие прибыли, сопуствующие увеличению урожайности, могут только спровоцировать взрывной рост количества плантаций. Более того, исследователи из Великобритании и Сингапура сообщили в статье в журнале Science, что увеличение урожайности пальмовых культур в сложных условиях может означать, что этим растениям выделят еще больше земли в Африке и Латинской Америке, тогда как эти регионы еще не пережили взрывной рост пальмовых плантаций, как это произошло в Юго-Восточной Азии. По этой причине увеличение доходности должно сопровождаться очень строгой защитой лесов. Индонезия в 2011 году запретила вырубку лесов, но законодательство в этой сфере все еще несовершенно. Круглый стол по проблемам устойчивого производства пальмового масла (Roundtable on Sustainable Palm Oil) начал сертификацию этого масла по экологическим стандартам более десяти лет назад, но многие из его членов продолжали вырубать леса. Прошлым летом правительство, производители пальмового масла и корпорации, которые используют этот продукт, пообещали остановить уничтожение лесов и их усилия понемногу укрепляются.

«Мораторий на вырубку лесов просто необходим», — считает Филипп Тэйлор, однако считает, что обязательства остановить дефорестизацию, взятые на себя такими компаниями как, например, Wilmar и Golden Agri, уже доказывают выбор правильного пути. «Эти гиганты представляют огромный сектор в индустрии пальмового масла».

Если более 1.000 очистительных заводов мира трансформируют метан в электричество, это позволит уменьшить их негативное воздействие на природу в 34 раза.

С другой стороны производственной цепочки, по мнению Филиппа, есть простые решения, которые помогут снизить экологические потери при производстве пальмового масла. Исследования Тэйлора и Таунсенда подтверждают, что метан, высвобождаемый пальмовыми заводами, — это более трети негативного влияния индустрии пальмового масла на окружающую среду и один-единственный бассейн сточных вод такого завода каждый год добавляет к парниковому эффекту столько же сколько 22.000 автомобилей. Этот метан можно использовать для выработки электричества, если просто консервировать его в водоеме и установить генератор биогаза. Если все очистительные заводы мира (более 1.000) трансформируют свой метан в электричество, это уменьшит в 34 раза их негативное воздействие на природу. Но лишь 5% из них имеют нужное оборудование.

Заводы и фабрики пальмового масла в Индонезии уже генерируют электричество путем сжигания твердых отходов. Как правило, они находятся вдалеке от центральных электрических сетей, не имеют инфраструктуры или необходимой политики подачи электричества. Однако они могли бы направлять энергию в соседние деревни.

«Это то, чем занимаются New Britain Palm и Musim Mas», — объясняет Филипп Тэйлор.

Инициатива устойчивого производства пальмового масла в Индонезии требует приступить к разработке идеи биогаза, что должно стимулировать остальные компании использовать эту технологию.

Сотни транспортных средств, участвующих в цепочке поставок пальмового масла по всей стране, также могут работать на сжиженном природном газе, топливе, довольно популярном в других странах Азии. В провинции Риау часа не проходило, чтобы я не увидел на дороге желтые грузовики с алыми гроздьями плодов пальмы. Все эти машины могли бы использовать дешевое и доступное топливо, что обеспечило бы дополнительный доход заводам и уменьшило их негативное воздействие на окружающую среду.

По мнению Филиппа Тэйлора, это то, что произойдет в ближайшие пару лет.

Однако эти годы будут ознаменованы все возрастающей жаждой пальмового масла. Один из производителей, Asian Plantations, считает, что мировой спрос на продукцию пальмового масла вырастет в 4 раза к 2050 году. Масло удовлетворит примерно 60% имеющихся запросов.

Поэтому сегодня важнейший пункт в поисках альтернативы пальмовому маслу — срочность.

Майкл Кодас — заместитель директора Центра экологической журналистики при Университете Колорадо в Боулдере. Она также является известным фотожурналистом, фоторедактором и писателем. Вы можете подписаться на его Twitter @MichaelKodas или найти информацию на сайте MichaelKodas.com.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо