Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Сравнение условий тюремного содержания во Франции и на Мадагаскаре

Скриншот записи видеорепортажа о тюрьмах Мадагаскара и о риске заражения

Скриншот записи видеорепортажа о тюрьмах Мадагаскара и о риске заражения.

Условия содержания заключённых значительно отличаются в странах мира. В данной статье хотелось бы сосредоточить внимание на двух государствах и провести сравнительный анализ тюрем Мадагаскара и Франции. Большое количество блогов и социальных сетей рассказывают об условиях тюремного заключения в этих двух странах, описывают политику в области наказаний за уголовные преступления и исправительных учреждений, а также её реальные последствия. Эти сайты также предоставляют слово ежедневным свидетелям тюремной жизни: заключённым и их родственникам, с которыми они видятся в переговорной, тем, чья профессия связана с исправительной системой и тем, кто работает в области уголовного права.

Нетрудно предположить, что условия тюремного содержания в двух выбранных странах значительно отличаются, однако у них есть и некоторые сходства. На многих сайтах даётся описание жизни в малагасийских тюрьмах. Вирджини де Гальзен — независимый фотожурналист, которой удалось посетить несколько малагасийских тюрем в 2012 году (часть миссии «Докторов без границ»). Она рассказывает следующее [фр.]:

Des espaces surpeuplés datant le plus souvent de la colonisation, des odeurs d’urine qui vous prennent à la gorge et vous imprègnent à peine la porte des “dortoirs” franchie, la menace récurrente de la peste en raison d’une forte présence de rats(voir vidéo ci-dessous) et de puces, un nombre important de décès faute d’alimentation suffisante et de soins, des droits humains non respectés… Telle est la situation insupportable des prisons de Madagascar

В большинстве случаев это переполненные людьми помещения, построенные часто ещё во времена колонизации; как только вы заходите в «спальные камеры», в нос ударяет резкий запах мочи. Здесь постоянно царит угроза распространения заразы из-за огромного количества крыс (см. видео ниже) и блох; большое число заключённых умирают из-за недостаточного питания и ухода, права человека не соблюдаются… Таковы невыносимые условия жизни в тюрьмах Мадагаскара.

Вирджини добавляет [фр.]:

Les prisons sont surpeuplées. Les détenus dorment à même des sortes de longues banquettes superposées et composées de planches en bois plus ou moins disjointes dont la longueur, bien inférieure à celle d’un homme, ne permet pas de s’allonger. C’est en plus souvent là qu’ils mettent leurs rares effets personnels. Entassés les uns contre les autres, ils doivent parfois faire des tours de sommeil faute de place pour tous. Une des “chambres” de cette prison fait 35 mètres de long et quelques mètres de large. 229 détenus y sont enfermés de 5 heures du soir à 6/7 heures du matin.

Тюрьмы переполнены. Заключённые спят на подобии составленных ярусами длинных скамей из плохо скреплённых досок, длина которых гораздо меньше человеческого роста, поэтому вытянуться на них невозможно. Там же они чаще всего хранят и свои немногочисленные пожитки. Согнанные в кучу, они вынуждены спать по очереди, так как места на всех не хватает. В одной из таких «камер» длинной 35 метров и шириной всего несколько метров с 5 вечера до 6-7 часов утра заключено 229 человек.

Скриншот видеозаписи, снятой «Врачами мира» (Médecins du Monde) о тюрьмах Мадагаскара, Youtube

Скриншот видеорепортажа о тюрьмах Мадагаскара, Youtube

Подобная ситуация — пренебрежение обязанностями по содержанию тюрем и характерный строй юридической системы — сложилась на Мадагаскаре уже давно. Одна из наиболее печально известных колоний страны находится на острове Нози Лава. Сюда ссылают политических заключённых и уголовников-рецидивистов. Из-за последовательных смен политического режима и невнимания правительства, многие заключённые остаются на каторге на долгие годы и не знают даты окончания своего срока. Их истории рассказаны в репортаже Режи Мишеля [фр.]:

Во Франции положение заключённых не так критично, однако некоторые вопросы относительно ухудшающихся условий тюремного содержания до сих пор не решены. На 2012 год во Франции официально на 57 408 мест в исправительных учреждениях приходилось 67 373 заключённых.

Коллектив под названием Prison Insider [англ], что в переводе с английского означает «Тюремный заключённый», стремится создать наблюдательный комитет по контролю за условиями содержания заключённых во Франции и во всём мире. В рамках кампании по сбору средств [фр.], организаторы проекта объясняют, в чём состоит их идея и почему этот проект важен:

Le projet est de centraliser toute l’info sur les prisons du monde et la rendre accessible au plus grand nombre. L’information existe mais est disséminée dans de multiples sites sur les prisons. Il reste très difficile d’accéder à une information vulgarisée et dans sa langue. Il y a trois types de besoins auxquels Prison Insider veut répondre :

-Un besoin d’informations-service. Pour savoir, par exemple, comment rendre visite à un détenu ? comment lui faire parvenir de l’argent ?…
-Un besoin d’informations documentaires. Dans le but de connaître les conditions de détention : combien de détenus par cellule ? sont-ils correctement nourris ?…
-Un besoin d’un espace pour agir. Pour alerter ou témoigner sur ce que les proches vivent.

Цель проекта — собрать в одном месте информацию о тюрьмах всего мира и сделать её доступной для максимально широкой публики. Эта информация уже существует, однако она рассеяна на множестве сайтов, посвящённых тюрьмам. Не так просто найти информацию представленную доступно и на языке, который вы понимаете. Таким образом, задача Prison Insider — предоставить:

- Практическую информацию. Например, каковы правила посещения заключённого в тюрьме? Как можно передать ему деньги? и т.д.
– Документально подтверждённую информацию. Для того, чтобы дать представление об условиях содержания: сколько заключённых помещается в одной камере? Получают ли они достаточное питание? и т.д.
– Площадку для действий. Для того, чтобы передать информацию о жизни семьи и родных.

Международный комитет наблюдения за тюрьмами подробно описывает [фр.] малоизвестную проблему тюремной жизни:

Il n'existe en prison qu'un seul lieu, non surveillé, où sont autorisées les relations sexuelles : les unités de vie familiales (UVF). Avoir accès à ces unités est un droit, pour tout détenu. Pourtant, seulement 36 établissements pénitentiaires sur 188 en sont équipés. Les pratiques des personnels pénitentiaires sont toutefois très variables. Une ancienne surveillante raconte que les agents en poste au parloir doivent « le vouloir pour vraiment voir.” [..] il y a des surveillants plus compréhensifs, ils ne font pas de ronde pendant les parloirs ». Certains choisissent de ne rien dire : « Une fois, un surveillant nous a surpris. Mais de la façon dont j’étais habillée, il n’a rien pu voir. Il a juste compris. Il est ensuite parti, rien de plus. Certains surveillants ferment les yeux à partir du moment où c’est discret ». Réussir à voler quelques moments d’intimité dépend ainsi du bon vouloir de chaque surveillant.

В тюрьме существует только одно место, над которым не установлено наблюдение и в котором разрешены сексуальные отношения: семейное отделение. Доступ к нему — право каждого заключённого. Однако из 188 исправительных учреждений только 36 оснащены подобным отделением. Отношение тюремных работников в этом вопросе очень различно. Одна бывшая тюремная надзирательница рассказывала, что наблюдатели в переговорной камере «должны постараться, чтобы что-то увидеть». Некоторые из них более понимающие, они не ходят между заключёнными, пока те общаются с посетителями. Некоторые предпочитают ничего не рассказывать: «Однажды надзиратель застал нас врасплох. Из-за моей одежды он ничего не увидел, просто догадался. Он развернулся и ушёл, и всё. Некоторые надзиратели просто закрывают глаза, когда вещи доходят до интимности». Таким образом, подобные моменты близости украдкой также зависят от доброй воли каждого отдельного надзирателя.

В повседневной жизни заключённые также стараются поддерживать сексуальные отношения, даже если они не одни в камере. Вот что говорит один из заключённых [фр.]:

À une époque, j’étais dans une cellule de cinq personnes, on était entassé. Les codétenus avaient mis en place une organisation spéciale. Chacun pouvait avoir la cellule pour lui tout seul pendant quelques heures. Ils m’ont dit : “ Tu ne fais pas n’importe quoi en cellule, interdit d’avoir des pulsions la nuit, etc. En revanche, une fois dans la semaine, on te laisse tout seul et tu fais ce que tu veux, on ne veut rien savoir.”

Тогда я был в камере с пятью людьми, у нас почти не было места. Сокамерники договрились об особом распорядке: каждый мог в течение нескольких часов распоряжаться всей камерой. Они меня предупредили: «Ты ведёшь себя хорошо, не «шумишь» ночью, за это один раз в неделю ты остаёшься в камере один, и можешь делать что хочешь, нас это не интересует».

Многочисленные ассоциации помогают улучшить быт заключённых, а также облегчить их реабилитацию. Национальная федерация ассоциаций социальной реабилитации заключённых (фр. Fédération nationale des associations d'accueil et de réinsertion sociale, FNARS) представляет свою программу, направленную на ускоренную реабилитацию и борьбу с рецидивами [фр.]:

La peine judiciaire s’accompagne trop souvent d’une peine sociale ; elle ne doit pas être un moyen de régulation sociale, par le biais de la mise à l’écart des personnes condamnées. Les coûts individuels et sociaux de l’incarcération dus aux ruptures qu’elle provoque (perte de travail, ruptures familiales, perte de logement, désinsertion sociale) par rapport aux effets escomptés, passent malheureusement au second plan et demanderaient à être mieux évalués.

Судебное наказание очень часто сопровождается социальным наказанием, однако оно не должно становится методом общественного урегулирования, посредством отстранения осуждённых за преступления граждан. Последствия тюремного заключения как для человека, так и для общества, связанные с отрывом от жизни (потерей работы, разрывом семейных связей, утратой жилья, неспособностью в реабилитации), к сожалению, превосходят даже формальное наказание, это необходимо изменить.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо