Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Если бы я была диктатором, я бы считала вас своим врагом

[Примечание редактора: оригинал данной статьи был опубликован в июле 2014 года; некоторые реалии и высказываемые мнения могли устареть].

Эта статья публикуется в рамках цикла статей блогера и активистки Марсель Шейваро, описывающего реалии жизни в Сирии в ходе продолжающегося вооружённого конфликта между силами, лояльными к правящему режиму, и оппозиционерами, которые хотят свергнуть его.

Marcell Shehwaro adds her voice to Free #Douma4 - leading human rights activists and opposition figures kidnapped in Douma by Islamist militants

Плакат кампании за освобождение ведущих правозащитников и оппозиционеров, похищенных боевиками-исламистами. Надпись на плакате: «Похищающий повстанца — предатель».

Чтобы вы точнее поняли ситуацию, позвольте мне поместить вас в её место и время и предложить некоторые детали.

Время:

7 октября 2013 года. Этим вечером был похищен мой друг Абдулвахаб аль-Мулла (Abdulwahab Almulla), повстанец и художник. Это случилось в то время, когда похищения стали обычным делом, ещё до того, как многие сирийцы даже услышали впервые об Исламском государстве Ирака и Сирии [прим. редактора: далее ИГИЛ; организация признана террористической и запрещена в РФ]. Это было десятое похищение, о котором мы слышали. И в этот раз мы имели дело не с неизвестными похитителями, как в начале предыдущего года. Знаки явно указывали на ИГИЛ.

Через три месяца многое изменилось. Камеры СМИ исчезли. Некоторые мужчины начали растить бороду. Другие — носить афганскую одежду. Некоторые отказывались обсуждать ИГИЛ, а другие преувеличивали свою поддержку этой группировки. Чтобы узнать больше об этом периоде, вам нужно представить: все вокруг избегают вас, как чумы, считая, что как повстанца вас похитят с большей вероятностью. Представьте, что вы должны жить в бегах, переезжая из одного дома в другой и в Турцию, ваша спина полностью открыта и они, возможно, с высокой точностью знают о ваших передвижениях.

Участники:

Группа друзей-повстанцев, которых коллективные воспоминания защищали в печальные моменты неудач. Они приспособились к переносимой боли саркастическим отношением ко всему, включая самих себя.

У них всех было много вопросов о том, как нам защищаться, и страх за себя, а также огромная печаль за Абдулвахаба аль-Муллу. Они теряли надежду когда-либо увидеть его снова: отсутствие поглотило бы его, как оно поглотило Абу Марьяма, Самара, Мохаммеда… и других.

В то время тюрьмы ИГИЛ были такой же загадкой, как Бермудский треугольник, окружённые предположениями, тайной и неизвестностью.

Место:

Дом в районе Аль-Мешхед, где мы собирались, когда отключалось электричество, проводили время, болтая с друзьями. Вопрос на губах каждого был: «Кто следующий после Абдулвахаба? Кто следующий будет похищен и исчезнет?»

Этот спонтанный вопрос превратился в болезненную игру, можно сказать, больную. Мы ждали, что следующий похищенный будет из наших друзей-повстанцев. Мы претендовали на объективность и спрашивали друг друга: «Если бы вы были диктатором или собирались стать им, кого бы вы похитили?»

Мы прошлись по очевидным именам. То, что похитят этого друга, более вероятно, ведь его ценности не позволят ему молчать перед лицом несправедливости. Шансы на исчезновение ещё одного друга больше, потому что он чист и пользуется поддержкой других повстанцев, которые доверяют его словам. Он также вооружён и, следовательно, представляет угрозу для ИГИЛ. Я тоже была в этом списке, потому что мой блог мог принести мне множество проблем. И вот так мы начали, по меньшей мере в наших головах, составлять списки людей, которые были бы похищены, если бы мы пытались похитить революцию в Алеппо.

Если мы расширяли эту болезненную игру на всю Сирию, я определённо начинала список с сирийской правозащитницы и активистки в области гражданских прав Разан Зайтуни, которой сирийский режим запретил путешествовать ещё в 2002 году. Она была бескомпромиссной в защите прав человека и неоднократно призывала повстанцев сообщать о любых нарушениях, даже совершённых оппозиционными вооружёнными силами.

Так и случилось. Пять месяцев назад Разан Зайтуни, Самира Халиль, Ваэль Хамада и Назем были похищены из офиса Центра по документированию нарушений прав человека в городе Дума в Восточной Гуте неизвестным вооружённым формированием.

В заявлении активистов касательно похищений говорится: «Разан Зайтуни — адвокат, писатель и активистка, которая с начала века неустанно работала над защитой прав, свобод и достоинства нашего народа, какой бы ни была различной его идеология и политические предрассудки. Разан представляла собой новую модель для образованного правозащитника и для сирийских женщин своей преданностью работе, человечностью и смелостью. Она была креативным, мотивированным и любящим жизнь и людей человеком. Она является примером для женщин, образованных людей и активистов в Сирии. Мать, отец и сёстры Разан ничего не слышали о ней с тех пор, как она исчезла. И неизвестно, сохраняет ли она контакт с Ваэлем Хамадой, её мужем, который был похищен вместе с ней.

Что касается Самиры Халиль, которая провела в тюрьме четыре года за критику режима Асада: она принимала участие во всех демократических мероприятиях в Сирии с начала века. Она была активным членом комитетов по восстановлению гражданского общества и собрания Дамасской декларации. Она воплощает скромность, посвящена национальному делу, любит людей и рада помочь другим. У мужа Самиры Ясина аль-Хаджа Салеха (Yaseen Alhaj Saleh) нет информации о своей жене, как и у её сёстры, братьев и детей. Что касается её пожилых родителей, они даже не знают о её похищении.

С той же преданностью Ваэль Хамада последние десять лет посвящал себя противостоянию режиму и с начала революции был активен в местных координационных комитетах, предоставлявших гуманитарную помощь сирийцам. Ваэля дважды арестовывали, он подвергся пыткам со стороны режима. У его матери, сестёр и братьев нет информации о нём, а он не знает, что несколько недель назад умер его отец.

Если бы не Назем, по всей стране многие семьи не получили бы гуманитарной помощи. Вместе с Ваэлем он координировал распределение помощи через активную сеть координационных комитетов, которая покрывала почти всю страну. Семья этого пропавшего поэта и адвоката также ничего о нём не слышала».

Похищение группы мирных активистов, противостоящих режиму Башара Асада, в «освобождённой» зоне без серьёзных попыток вооружённых формирований там найти похитителей и призвать их к ответственности тревожит нас всех. Дорога к свободе в Сирии длинна, и многие на нашей стороне не мечтают о состоянии равенства и справедливости. Что для многих — битва за свободу, за которую они готовы убивать, для других — битва за власть, и они тоже готовы убивать за неё. И то, что, как мы думали, освобождено нами, является лишь первым шагом к процессу написания нами нового общественного договора, который уничтожит время, когда подавлялись свободы, а люди становились целями атак из-за своих мнений и политической деятельности. Возможно, мы сделали ошибку, став слишком снисходительными к мерам безопасности, к которым относились серьёзно, живя в контролируемых режимом районах.

В Сирии сегодня, где оружие легко доступно и носится безумцами, бандитами и экстремистами, нужно понимать, что вы находитесь под угрозой, если действительно верите в сирийскую революцию, и ваша спина постоянно открыта. Вам нужно переоценить вашу готовность принести в жертву всё, что вам дорого, чтобы проложить дорогу для Сирии, свободной от задержаний, похищений и секретных тюрем.

В Сирии сегодня, если вы не чувствуете угрозы и беспокойства за вашу безопасность и ваши друзья не отталкивают вас и не беспокоятся за вас из-за того, что вы пишете, вам нужно спросить себя о сделанных вами для этого уступках. Вам нужно спросить себя о судьбах тех, с кем обошлись несправедливо; судьбах, которые вы решили проигнорировать и смотреть в другую сторону.

В этой статье я бы хотела добавить свой голос к 46 международным правозащитным организациям, среди которых Human Rights Watch и Amnesty International, и призвать к ответственности Исламскую армию во главе с Захраном Аллушем за исчезновение Разан Зайтуни, её мужа Ваэля Хамады, Самиры Халиль и Назема Хамади.

Я рискну также сказать, что при взгляде с другой стороны похищения этих активистов отражают диктаторские стремления похитить весь народ и подавить его революцию.

Я призываю всех вас присоединиться к сирийским активистам в кампании за освобождение этих активистов под хештегом #Douma4 и хотела бы отдать честь многим из вас — за добровольное добавление себя в список тех, кто будет преследоваться всеми диктаторами мира.

Если бы я была диктатором или собиралась стать им, я бы считала всех вас своими врагами, просто потому, что вы можете читать и писать, лишь потому, что вы можете думать.

Марсель Шейваро ведёт блог на marcellita.com и Twitter-аккаунт @Marcellita, в основном на арабском. Читайте другие статьи из этой серии здесь.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо