Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

История жителя крупнейшего в мире лагеря беженцев

Абдулла Хассан, по прозвищу Фиш, прожил в лагере беженцев Дадааб в Кении в течение 23 лет. Фото: Абдулла Хассан/Courtesy

Абдулла Хассан, по прозвищу Фиш, прожил в лагере беженцев Дадааб в Кении 23 года. Фото: любезно предоставлено Абдуллой Хассаном.

Данная статья написана Рейчел Готбаум [анг] для The World [анг] и первоначально была опубликована на PRI.org [анг] 18 февраля 2016 года. Здесь она публикуется публикуется здесь в рамках соглашения об обмене контентом.

Абдулле Хассану, по прозвищу Фиш [прим. редактора: английское «Рыба»], было 7 лет, когда его отца убили боевики в Сомали. После этого Абдулла уехал из страны и отправился в Кению, в лагерь беженцев Дадааб.

Listen to this story on PRI.org »

В дороге два брата и сестра Хассана умерли от голода. Когда он и его мать прибыли в лагерь, условия были не намного лучше.

Лагерь был создан в 1992 году и стал домом для 90 000 сомалийцев, бежавших от гражданской войны.

В лагере до сих пор есть проблемы с сантехникой и водопроводом. Агентство ООН по делам беженцев часто урезает и так минимальные продовольственные суточные пайки. Многие беженцы умирают от голода. Часто происходят вспышки холеры из-за массовых наводнений и плохой санитарии.

Жена Фиша умерла от язвы по причине отсутствия надлежащей медицинской помощи.

Работа Фиша с Датским советом по делам беженцев расценивается, как волонтерство из-за его статуса беженца. Фото: Abdullah Hassan/Courtesy

Работа Фиша с Датским советом по делам беженцев расценивается как волонтерство из-за его статуса беженца. Фото: Абдулла Хассан/ Courtesy

Беженцы не имеют права работать, и очень немногие имеют право покидать лагерь. Фиш работает на Датский совет по делам беженцев, но это не работа в традиционном смысле этого слова: агентство предоставляет ему стипендию и считает его волонтером.

В лагере Дадааб сейчас находится 500 000 человек. Он представляет собой полуразвалившийся город размером с Новый Орлеан.

Недавно боевики группировки «Аль-Шабаб» проникли в лагерь.

«Мы пережили ужасные события, похищения, перестрелки, убийства, бомбежки машин, — говорит Хассан. — Мои коллеги были убиты».

Фиш также стал целью боевиков и был вынужден уехать в Найроби, где сейчас он живет нелегально. Он часто сталкивается с полицией, которой ему приходится давать взятки, чтобы избежать ареста.

Пробыв в Дадаабе как в ловушке 23 года, Фиш надеется переселиться в менее опасное место со своими дочерьми, которые до сих пор живут в лагере. Он хочет начать новую жизнь.

«Я настроен оптимистично, я покину Кению и переселюсь, — говорит Абдулла. — Это лишь вопрос времени, у Бога есть решение для меня».

История Фиша рассказана в новой книге Бена Равленса «Терновый город». Вы можете прочитать больше о ней здесь [анг].

Переводчик: Светлана Пупырева

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо