Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

К аресту недавно освобожденного иранско-американского заложника привело смс-сообщение

Guars looking into a prison cell in Iran. Photo by Babak Farrokhi on Flickr. (CC BY 2.0)

Охрана заглядывает в тюремную камеру. Иран. Фотограф: Бабак Фарохи. Источник: Flickr.

Детали ареста Ностратоллы Хосрави-Рудсари, одного из четырёх иранско-американских граждан, освобожденных в результате обмена заключенными 18 января между Ираном и США, всплыли в статье независимого сайта IranWire [анг]

Малоизвестный, в отличие от журналиста американской газеты Washington Post Джейсона Резаяна, отставного американского моряка Амира Хекмати и пастора Сайеда Абедини, четвертый заключенный, судя по всему, был схвачен из-за массовой СМС-слежки [анг], проводимой иранскими властями.

Новость об обмене заключенными разлетелась 18 января, перед отменой давних экономических санкций, ставшей итогом заключения исторического соглашения по ядерной программе [анг], достигнутого между Ираном и США в июле прошлого года.

IranWire сообщает, что Хосрави-Рудсари родился в Иране, но в начале 1980-ых переехал в США. В 2013 начал работать внештатным консультантом в Федеральном бюро расследований (ФБР). Вскоре, он вернулся в Иран навестить свою мать, где остался и начал преподавать английский язык.

Из интервью родственников Хосрави-Рудсари и его сокамерников IranWire [анг] узнает:

One night, at a gathering with friends, Khosravi saw a report on BBC Persian television about Robert Levinson, a CIA consultant and former FBI agent who disappeared in Iran in 2007. Khosravi sent a text message to an FBI contact indicating that he knew Levinson’s whereabouts. Later, during interrogations and in conversations with cellmates, Khosravi said that he sent the message under the influence of alcohol, which is illegal in Iran. His cellmate and family members say that Khosravi had no information about Levinson’s fate, and had simply lied to impress his FBI contact. The Iranian government has denied any knowledge of Robert Levinson’s disappearance, a claim that appears to be accepted by the White House.[..]

Despite the government’s denial of knowledge of Levinson’s whereabouts, his case seems to be a thorny issue for the authorities. The words “Robert” and “Levinson” are reportedly keywords monitored by Iranian intelligence. All cell phone providers in Iran are either owned by or affiliated with the Iranian government. According to security experts, Iranian intelligence, similar to NSA, collects and monitors millions of text messages everyday. Khosravi’s cellmate and his family members believe Khosravi was under surveillance from the moment he sent his FBI contact a message about Levinson.

Однажды вечером, на встрече с друзьями, Хосрави увидел на персидском телеканале BBC репортаж о Роберте Левинсоне, консультанте Центрального разведывательного управления (ЦРУ) и бывшем агенте ФБР, пропавшем в Иране в 2007 году. Хосрави отправил своему контакту в ФБР текстовое сообщение с информацией о том, что ему известно местонахождение Левинсона. Позднее, на допросе и в разговорах с сокамерниками, Хосрави говорил, что отправил это сообщение под воздействием алкоголя, который запрещен в Иране.Его сокамерник и члены его семьи утверждают, что Хосрави не обладал информацией о судьбе Левинсона, а солгал, чтобы впечатлить свой контакт из ФБР. Иранское правительство отрицает, что ему что-либо известно об исчезновении Роберта Левинсона, Белый дом, судя по всему, принимает эти заявления. [..]

Несмотря на то, что правительство отрицает, что ему что-либо известно о местонахождении Левинсона, его дело кажется щекотливым вопросом для властей. Как сообщается, слова «Роберт» и «Левинсон» мониторятся иранской разведки. Все операторы сотовой связи в Иране принадлежат иранскому правительству или связаны с ним. По данным экспертов по безопасности, иранская разведка, как и Агенство национальной безопасности (АНБ), собирает и просматривает каждый день миллионы текстовых сообщений. Сокамерник Хосрави и члены его семьи полагают, что он находился под наблюдением с момента, как отправил сообщение о Левинсоне своему контакту в ФБР.

Адвокат Хосрави сообщил IranWire, что его подзащитный был обвинен в шпионаже и передаче «секретной информации» «враждебному государству» через офицеров разведки.

Иран практикует разные способы сбора информации: начиная с технологии накопления статистических данных, проверки и фильтрации сетевых пакетов по их содержимому (DPI) и прослушивания телефонов и заканчивая сбором всей незашифрованной информации, проходящей через Телекоммуникационную компанию Ирана (TCI), руководящую всеми мобильными и телефонными связями. Также иранское правительство контролирует главного интернет-провайдера через Иранскую компанию по передаче информации (DCI). В сущности, вся незашифрованная информация, передаваемая через телефон или интернет, находится в свободном доступе для правительства.

Еще достойный внимания случай, когда сбор информации привёл к аресту, касается Исы Сахархиза в 2009 году [анг], который скрывался от властей из-за своих связей с Зелёным движением.

Однако и Конституция Ирана, и уголовный кодекс запрещают незаконное наблюдение за людьми и сбор информации, как указано в статье 25 конституции и статье 104 [анг] Уголовно-процессуального кодекса Ирана.

Этот случай показывает, насколько призрачны условия для свободы слова и свободного использования информации в Иране и насколько иранским интернет-пользователям необходимо соблюдать цифровые меры предосторожности.

Переводчик: Харабрина Татьяна

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо