Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Молодая американка помогает Бразилии увековечить память о работорговле

A slave market in Rio, c. 1824. Credit: Edward Francis Finden/Wikimedia Commons

Рынок торговли рабами в Рио, 1824. Фото: Эдвард Франсис Финден/Wikimedia Commons

Данная статья написана Кристофером Вульфом [анг] для The World [анг], первоначально опубликована on PRI.org [анг] 29 декабря 2015 г. и публикуется здесь в рамках соглашения об обмене контентом.

Как увековечить память о рабстве и работорговле?

Listen to this story on PRI.org »

Этот вопрос завладел Сарой Зевде [Sara Zewde] с тех пор, как она окончила учебу и узнала о раскопках самого большого, согласно общепринятому мнению, работорговческого порта Южной и Северной Америк – пристань Валонго в центре Рио-де-Жанейро.

“Название Валонго всегда было значимым и занимало центральное место в афро-бразильской неписанной истории, – говорит Зевде, – и поэтому оно всегда фигурировало в песнях и ритуалах. В каждом районе тоже было это название, своего рода центральная ось афро-бразильской традиции. Но никто не знал, насколько хорошо были защищены руины. Я имею в виду, что и руин как таковых не было. Они не разрушены. Они на месте”.

Масштабы ввоза рабов в Бразилию были колоссальны и затмевали “торговлю” в Северной Америке. Подсчитано, что в эру работорговли в один только Рио было завезено больше афро-американцев, чем во всю Северную Америку.

Пристань, где на протяжении XIX века высаживали рабов в Рио, была недавно раскопана, и у Сары Зевде зародилась мысль спроектировать мемориал, посвященный трагическому прошлому района.

Зевде – ландшафтный архитектор и дизайнер, 29-летняя американка, родившаяся в семье иммигрантов из Эфиопии. “Они всегда напоминают мне о большой истории нашего народа, – говорит Зевде. – Они всегда напоминают мне об этом великом прошлом и великом будущем. И потому мой подход к истории и работе с людьми такой же”.

“У каждого есть великий потенциал”, – говорит она.

Зевде впервые приехала в Рио в 2011 году по гранту для исследования отзывов афро-бразильцев на находку археологов, заново открывших Валонго.  Но когда активисты сообщества узнали, что профессия Зевде связана с ландшафтной архитектурой и дизайном, они попросили её помочь разработать проект памятника. Зевде обучалась в Массачусетском технологическом институте и в Гарварде, а сейчас работает на Gustafson, Guthrie, Nichol в Сиэтле.

Но это было непросто.

“Слово памятник и его производные тесно связаны с обозначением какого-то события”, – говорит Зевде. Вы сами понимаете, с войной, героем, трагедией. С чем-то, выходящим за грань нормального.  Но трансатлантическая торговля рабами не была каким-то событием”.

“Она была нормой, – продолжает она, – на протяжении 400 лет. Её последствия видны и сегодня. И потому мы не можем сохранить её словно момент времени”.

The Valongo was Rio's main slave market during the early 19th century. Credit: Brian Godfrey/CC by 2.0

Валонго был главным работорговческим рынком Рио начала XIX века. Фото: Брайн Годфри/CC by 2.0

Поэтому Зевде остановила свой выбор на создании не отдельной формы, а целого пространства, жилого пространства, “набора инструментов для целого района”.

Этот район включает в себя старую каменную пристань, первое место в Новом Свете, куда ступала нога каждого раба; открытое место захоронения тех, кто не выжил в дороге или умер вскоре после приезда; так называемые “склады”, известные также как “загоны для откорма”, где вновь прибывших рабов кормили и мыли перед продажей; а также различные площади, где покупались и продавались эти мужчины, женщины и дети.

Зевде видит три элемента, связывающие память тех дней с сегодняшним сообществом.

“Первый элемент – белая лента. Согласно афро-бразильским верованиям, которые зародились в основном в Западной Африке, когда вы отмечаете что-либо белой тканью, это олицетворяет место, где собираются предки. Обычно они обвязывают её вокруг афро-бразильских растений, обладающих сильным духом, огромной энергией. Таким образом, вторым элементом являются растения, завезенные афро-бразильцами из Африки. Деревья и другие растения, дающие тень, также служат звеном, которое связывает эти места с их историей”.

“И третье, – добавляет она, – это красная тропическая почва, объединяющая юго-западную Африку и Рио-де-Жанейро. И действительно третий элемент – это укладчик красного кирпича, который опять-таки соединяет разрозненные части истории и район и позволяет жителю или гостю понять масштабы промышленного производства района”.

В результате размещения мусорных свалок теперь океан находится в нескольких кварталах от пристани Валонго.

Зевде получила некоторую поддержку от мэрии города и других чиновников. Но за район развернулось соперничество. Преследующие коммерческие интересы силы стремятся отвоевать всё больше площадей под офисы и торговлю. Недавно здесь была открыта Trump Tower. Данная местность также предназначена для подготовки к Олимпийским Играм 2016 в Рио. Проект по мемориалу в данное время приостановлен, как политическое заключение.

Ей также приходится преодолевать сопротивление Бразилии по принятию своего прошлого. После того, как рабство было окончательно отменено в 1888 году, все официальные документы, касающиеся рабства и работорговли, были умышленно уничтожены в попытке стереть память. Существует всего несколько исторических мест и музеев, в которых увековечена память о рабстве. Останки рабства, такие как Валонго, были в буквальном смысле слова замощены.

Афро-бразильские активисты опасаются, чтобы их снова не замостили.

Переводчик: Светлана Ра

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо