Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Чего ожидать от российской государственной цензуры в 2016 году

Vladimir Putin meets with a roundtable at the first Internet Economy forum. December 22, 2015. Photo: Kremlin Press Service. Edited by Kevin Rothrock.

Владимир Путин на первом форуме «Интернет Экономика». 22 декабря 2015 года. Фото: пресс-служба Кремля. Редактор Кевин Ротрок.

Об Александре Жарове не часто говорят, как об одном из самых влиятельных государственных служащих, однако он является главой Роскомнадзора, государственного органа, которому поручена регулировка и контроль над СМИ (включая Интернет). В прошлом представитель Жарова Максим Ксензов публично превосходил Жарова, попадая в заголовки с различными противоречивыми заявлениями и угрозами, к которым можно отнести, например, высказывание в мае 2014, когда Ксензов заявил, что Роскомнадзор мог бы заблокировать Twitter и Facebook «в течение нескольких минут».

Однако 25 декабря Ксензов неофициально заявил, что он покинет свой пост в начале января. Спустя 4 дня Жаров оказался в центре внимания во время большого интервью новостному сайту «Газета.ru», дав возможность немного проникнуть в то, что россияне могут ожидать от интернет-цензуры в 2016 году.

Интервью является обширным. Жаров затрагивает разногласия Роскомнадзора с «Википедией» (которая сопротивлялась попыткам российского правительства подвергнуть цензуре статьи о незаконных наркотических веществах), программы анонимности в Интернете, вопрос о том, почему СМИ стали писать «ДАИШ» вместо «ИГИЛ», и встречу с Игорем Клименко, новым интернет-консультантом Владимира Путина. Ниже «Эхо Рунета выделяет три основных вопроса, которые Жаров обсудил с «Газетой.ru» наиболее подробно: насколько приемлем контроль над российскими СМИ, эффективность российской цензуры и регулирование российского рынка мобильных мессенджеров.

Россия — нормальная страна

На вопрос о том, почему России необходимо контролировать СМИ так тщательно, Жаров отказался отвечать, сказав, что вопрос о цели контроля над СМИ должен быть адресован российским законодателям, так как Роскомнадзор является только исполнителем.

Однако Жаров не является противником подобных мер и продолжает оправдывать такие ограничения со стороны государства: «Наше законодательство достаточно либеральное, если сравнивать с другими странами и полномочиями надзорных органов по поводу изъятия материалов СМИ, например, во время трансляции». Когда журналист «Газеты.ru» попросил Жарова привести пример «хоть одной цивилизованной страны», в которой «законы жестче», чем в России, Жаров упомянул США:

Когда на одном из кабельных каналов Нью-Йорка начали демонстрировать фильм «08-08-08» про атаку Грузии на Южную Осетию и Абхазию, примерно через 30 минут после начала фильма в студию приехал агент ФБР, предъявил «корочку», изъял носитель информации и уехал. А у зрителей в этот момент появился «черный экран». Мы знаем, полномочия агентов ФБР, как и полицейских, в США безграничны. Можете представить, чтобы инспектор Роскомнадзора зашел в СМИ и остановил трансляцию? Я не могу.

Непонятно, какой эпизод имеет в виду Жаров, хотя его описание американской телепередачи, содержащей про-российский контент, отдаленно напоминает трансляцию на Fox News [анг] 13 августа 2008 года, когда речь очевидца войны в Южной Осетии была прервана рекламой. (Российские телевизионные сети выделяют данный случай в качестве примера цензуры, хотя Fox News после рекламной паузы позволил женщине продолжить её критику в адрес тогда ещё президента Грузии Михаила Саакашвили). Российский фильм «Война 08.08.08. Искусство предательства» доступен на YouTube, где он имеет более 1 млн 300 тысяч просмотров. 

Не спрашивайте его о статистике. (Спросите его о статистике).

Российское законодательство запрещает распространение информации, которая способствует или пропагандирует употребление запрещенных наркотических веществ. Распространение подобной информации о суициде так же запрещено.

Когда Жарова спросили о влиянии таких запретов на употребление наркотических веществ, он отказался обсуждать эффективность усилий Роскомнадзора. «Статистику по употреблению наркотиков я вам не представлю, за этим обратитесь в ФСКН [Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков]», — сообщил Жаров Газете.ru. Он объяснил, что его работа состоит только в том, чтобы установить барьеры, которые защитят молодых людей от наркотиков, хотя он признал, что упорные люди всегда найдут способы, чтобы обойти ограничения.

О другой, менее ужасающей статистике, Жаров, однако, был готов говорить. На вопрос о кампании Роскомнадзора по блокировке контента, пропагандирующего суицид, Жаров ответил: «За счет этого, как нам сигнализируют специалисты Роспотребнадзора, число самоубийств снижается. За девять месяцев 2015 года, по данным Росстата, количество самоубийств снизилось по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 7%, или 1700 жизней». Явно гордясь данным сдвигом, он сказал Газете.ru: «И эта динамика — устойчивая. Это — спасенные жизни».

В марте 2015 года Роскомнадзор принудил российский православный сайт «Православие и мир» отредактировать статью о больном раком пациенте, который покончил жизнь самоубийством, потому что устал бороться с болезнью. Цензоры сказали, что незаконно было раскрывать причину самоубийства в новостном репортаже.

В интервью «Газете.ru» Жаров сказал, что возможно писать о неизлечимо больных людях, убивающих себя, но он все ещё настаивает на ограничениях:

Писать надо про все. Вопрос, в каком контексте. Мне кажется, совсем не обязательно детально описывать способ самоубийства. Потому что сотни людей, если не тысячи, могут быть в аналогичной ситуации. Для некоторых статья станет провокационной. Не все боли можно купировать, даже получая лечение. И человек, находясь в таком состоянии и прочитав статью, может сказать: да, это выход.

Жаров также особо подчеркнул, что Роскомнадзор никогда не выдавал официального предупреждения СМИ из-за статьи о суициде, утверждая, что переговоры комитета со СМИ являлись неформальными. «Никого дубиной по голове мы не лупим»,— пояснил Жаров (инцидент с сайтом «Православие и мир» был исчерпан до выдачи официального предупреждения).

Удар по мессенджерам

Ранее, в декабре, новый интернет-консультант Владимира Путина Игорь Клименко сказал, что приложение Telegram «либо будет сотрудничать [с российскими властями], либо будет заблокировано». Telegram является детищем Павла Дурова, который также создал «ВКонтакте», российскую наиболее популярную социальную сеть. Он покинул Россию год назад под давлением лояльных Кремлю представителей бизнеса. В прошлом Дуров публично вступал в полемику с российской властью, часто позиционируя себя в качестве одинокого борца против полицейских сил.

Pavel Durov flips the bird to investors he accused of trying to crowd him out from Vkontakte. July 22, 2011.

Павел Дуров показывает средний палец инвесторам, которых он обвинил в попытке вытеснить его из “Вконтакте”. 22 июля 2011 года. Его отношение к российским цензорам кажется таким же сегодня.

Жаров сказал, что прекратил использовать Telegram после 19 декабря 2015 года, когда Эдвард Сноуден охарактеризовал [анг] как «опасные» настройки конфиденциальности по умолчанию в приложении. Жаров также выразил тревогу по поводу обещания Дурова никогда не подчиняться российским цензорам. Затем Жаров обвинил «ВКонтакте» в том, что «это был абсолютно пиратский ресурс» до того, как Дуров покинул компанию.

Жаров также подверг мессенджеры критике, говоря, что они отнимают доходы у телефонных операторов и обеспечивают прикрытие для террористов и спамеров. Он выступил в защиту «договора» с интернет-провайдером, чтобы была возможность «идентифицировать» отправителей сообщений:

Никто не говорит, что нужно заблокировать мессенджеры. Было предложение ввести их в легитимное поле. То есть если ты, уважаемый оператор мессенджера, работаешь на сетях наших операторов связи, заключи договор с оператором, чтобы тебя можно было по крайней мере идентифицировать. Допустим — не дай бог — происходит теракт, и террористы пользуются определенными средствами связи..

По словам Жарова, договоры между мессенджерами и сетевыми провайдерами необходимы, чтобы включить приложения в Систему оперативно-розыскных мероприятий (СОРМ), которую российская полиция, помимо прочего, использует для контроля над Интернетом.

Глава Роскомнадзора обвинил отсутствие соответствующих правил в появлении в социальных сетях ложных слухов об атаке 18 террористами-смертниками города Казань 10 ноября 2015 года (согласно информации новостного агентства РБК, ложная информация была распространена через СМС.)

Жаров также обвинил мессенджеры в разрушении российской sms-индустрии, говоря, что такие приложения, как Telegram и WhatsApp, лишили четырёх крупнейших государственных сотовых операторов дохода в 20 миллионов рублей ($275 000) или 25 процентов от всего дохода от текстовых сообщений. Такое исчезновение торговых отношений не обязательно хорошая новость для потребителей, считает Жаров, утверждая, что все приложения в конце концов будут вынуждены стать платными, ставя пользователей под угрозу бесконтрольного спама.

Щит и меч или ядро на цепи?

Жаров сообщил «Газете.ru», что Россия продолжает создавать новые правила для СМИ, потому что страна достигает революции в медиаиндустрии, которая создает бурный рост созданного пользователями контента, который сейчас соревнуется с материалами традиционных журналистов. 

Сейчас интернет-пользователи создают больше новостей и развлечений, чем раньше, в то время, как официальные новостные организации несут на себе всю тяжесть российской цензуры. Последний вопрос «Газеты.ru» был о том, как СМИ, обремененные данными ограничениями, должны привлекать новых людей.

Жаров заявил журналистам, что нечего бояться, если следовать этим правилам: 

Слушайте, ребята, я думаю, что если вы не будете пропагандировать экстремизм, материться, писать про прелесть наркотиков, красоту самоубийства и лепить детскую порнографию в своих статьях, то больше Роскомнадзор вас ни за что наказывать не будет.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо