Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Фотограф Эльёр Нематов заснял жизнь семей Кыргызстана, чьи родные мигрировали в Россию на заработки

The wife of a migrant worker. She hasn't seen her husband in two years. Aravan village, Osh oblast.

Жена рабочего мигранта. Она не видела своего мужа 2 года. Село Араван, Ошская область.

Все изображения в данной статье принадлежат Эльёру Нематову и используются с его разрешения. Некоторые из них так же были опубликованы в «Медузе» и Guardian.

Проведённые в течение нескольких месяцев в 2014-2015 годах съемки фотографа Эльёра Нематова вошли в проект «Папа придёт завтра», исследующий жизнь семей трудящихся-мигрантов. Это вторая глава фотопроекта «Я иностранец», изображающего различные аспекты трудовой миграции из Средней Азии в Россию.

Нематов родился в Бухаре, городе Шелкового пути, в соседнем Узбекистане, но сейчас живет и работает в Кыргызстане, где и зародился его проект «Папа придёт завтра».

Не считая более южный Таджикистан, крошечный Кыргызстан — центральноазиатская страна с самой высокой долей населения, живущего и работающего в России. В этих странах с общим населением менее 14 млн. человек, деньги, отправляемые мигрантами домой, равняются половине и трети ВВП соответственно, что делает их двумя самыми зависимыми от денежных переводов нациями на планете.

Family dinner. Chek village, Batken oblast.

Семейный ужин. Село Чек, Баткенская область.

«Папа придёт завтра» — эти слова слышат миллионы детей Центральной Азии в ответ на вопросы: «Где мой папа? Когда он вернется домой?»

Те, кто остался, ухаживая за детьми, использует эту фразу снова и снова. И никто не знает, когда наступит  это «завтра».

Фоторепортаж Нематова освещает жизнь семей трудящихся мигрантов — в основном женщин и детей — которые заботятся о доме и стараются выжить, в то время как их близкие пытаются заработать деньги в России. Многие дети Центральной Азии вырастают без отцов, что является огромной нагрузкой для матерей, старших сестер, бабушек и дедушек.

Due to excessive drought, a woman is digging small holes around apricot trees in order to accumulate rainwater. Apricots are the main, and sometimes the only, source of income for many families in Batken. Djangigen village, Batken oblast.

Из-за чрезмерной засухи женщина копает небольшие отверстия вокруг абрикосовых деревьев, чтобы накопить дождевой воды. Абрикосы являются основным, а иногда и единственным источником дохода для многих семей в Баткене.  Деревня Джаны-Джер, Баткенская область.

Кроме того, в связи с последствиями недавнего экономического краха в России, такими как серьёзное обесценивание рубля* по отношению к доллару и другим основным валютам, мигранты отправляют домой всё меньше денег, а некоторые возвращаются домой в отчаянии. В таких областях, как Ошская и Баткенская, нет рабочих мест для вернувшихся мигрантов.

Фотографии Нематова, сделанные в этих областях, захватывают одновременно красоту и тяготы жизни за пределами столицы Кыргызстана Бишкека, подчеркивая её постоянную уязвимость.

* Падение российского рубля также оказало сильное влияние на падение кыргызстанской валюты сома. В то время, когда осуществлялся этот фотопроект, сом стоил около 45-55 по отношению к доллару США. В настоящее время доллар равняется 75 сомам. Пенсии и зарплаты, о которых говорится в подписях к фотографиям, с тех пор могли быть скорректированы.

Mahfirat, a 60-year-old woman, collects bricks for the restoration of a destroyed house. Osh city, Osh oblast.

60-летняя Махфират собирает кирпичи для восстановления разрушенного дома. Город Ош, Ошская область.

An elderly woman shovels mud from a destroyed road near her house. Osh city, Osh oblast.

Пожилая женщина убирает лопатой грязь с разбитой дороги возле своего дома. Город Ош, Ошская область.

A man about to embark upon a long journey takes a bite of homemade bread. Residents of the Ferghana Valley believe that leaving the uneaten portion behind will cause the traveler to eventually return home. Until then, the bread will be hung on the wall of the house. Chek village, Batken oblast.

Человек, собираясь в долгое путешествие, откусывает самодельный хлеб. Жители Ферганской долины считают, что, оставляя недоеденную часть, путешественник обязательно вернется. До этого же хлеб будет висеть на стене дома. Деревня Чек, Баткенская область.

A boy addresses his mother. Chek village, Batken oblast.

Мальчик обращается к своей маме. Деревня Чек, Баткенская область.

Baysiya, 45 years old, raises her three grandchildren. Their parents work as a yard-keeper and tractor-driver somewhere in the Russian Federation. The youngest child is six months old, the oldest three years. Byasiya's sole income is selling butter, which she gets from her only cow. "Your parents work,” she tells her grandchildren whenever they lament about their vacant parents. “They will be back one day, when it is destined…” Djangijer village, Batken oblast.

45-летняя Баысия воспитывает трех внуков. Их мать работает дворником, а отец — трактористом, где-то в России. Младшему ребенку всего 6 месяцев, а старшему 3 года. Единственный источник дохода Баысии — продажа сливочного масла, которое она получает от своей единственной коровы. «Ваши родители работают. Они вернутся в один прекрасный день…», — говорит она внукам,когда они сетуют о своих отсутствующих родителях.  Деревня Джаны-Джер, Баткенская область.

Mazur, 55 years old, takes care of his five grandchildren. Their parents are constantly working in Russia. Osh city, Osh oblast.

55-летняя Мазур заботится о своих пяти внуках. Их родители работают в России. Ош, Ошская область.

Mahfirat, 60 years old, raises her three grandchildren. She receives a monthly state pension of 2,700 Kyrgyz soms [$40]. “'Look at the moon. Your parents are looking back at youfrom there,' I say to the children. And then every time the moon is full, they look up...” Osh city, Osh oblast.

Махфират, 60 лет, растит 3 внуков. Она получает ежемесячную пенсию в 2500 сомов (40 долларов). «Посмотрите на луну. Ваши родители оглядываются на вас оттуда», — говорит она детям каждый раз, когда луна полна.

Tologon, 63 years old, takes care of her two grandchildren, one six months old, the other two years old. “They often talk to their mother on the phone,” she says. “I say [to the children] that their mother will arrive in the summer. When summer comes, I say she will come in the winter, and she'll bring a lot of money...” Aravan rayon, Osh oblast.

63-летняя Тологон заботится о своих двух внуках. Одному из них 6 месяцев, другому 2 года. «Они часто разговаривают со своей матерью по телефону, — говорит она. — Я говорю детям,что их мать приедет летом. Когда же приходит лето,я говорю им,что она вернется зимой и принесет много денег…» Араванский район, Ошская область.

A 14-year-old girl takes care of her older sister's daughter. The older sister was divorced and went to Russia to find work. Karabag village, Batken oblast.

14-летняя девушка заботится о дочери своей старшей сестры, которая отправилась в Россию для того, чтобы найти работу, после того как развелась со своим мужем. Деревня Карабаг, Баткенская область.

A six-year-old boy whose parents divorced after they both went to work in Russia. In fact, his father began a relationship with another woman and subsequently gave up on his mother. Chek village, Batken oblast.

Шестилетний мальчик, чьи родители развелись после того, как они оба уехали на заработки в Россию. На самом деле его отец начал отношения с другой женщиной, отказавшись от бывшей жены. Деревня Чек, Баткенская область.

A three-year-old boy whose father was imprisoned in Russia for three to five years for the unintentional death of a colleague on a construction site. Aravan rayon, Osh oblast.

Трехлетний мальчик, отца которого посадили в тюрьму за непреднамеренное убийство коллеги по стройке в России. Араванский район, Ошская область.

In Karabag village there are no men left, except for elderly men and children. Karabag village, Batken oblast.

В селе Нагорный Карабаг не осталось мужчин, за исключением стариков и детей. Деревня Карабаг, Баткенская область.

The children of migrant workers during a lunch break. Karabag village, Batken oblast.

Дети трудящихся-мигрантов во время обеденного перерыва. Деревня Карабаг, Баткенская область.

A family dinner of migrant workers. Djangijer village, Batken oblast.

Семейный ужин детей трудящихся-мигрантов. Деревня Джаны-Джер, Баткенская область.

Laila, 70 years old, is raising her four grandchildren. Their parents have been working in Russia for more than three years. Laila receives a monthy state pension of 3400 Kyrgyz soms (KGS). “Whenever a plane flies over us in the sky, the children ask me, 'Maybe it's our parents coming back?' And I tell them, 'Your parents will come, be patient'...” Djangijer village, Batken oblast.

70-летняя Лейла растит четверых внуков, родители которых работают в России уже более трех лет. Лейла получает ежемесячное государственное пособие в 3400 сомов. «Всякий раз, когда самолет летит над нами в небе, дети спрашивают меня: „Может быть это наши родители возвращаются?” И я говорю им: „Ваши  родители вернутся, потерпите”…» Деревня Джаны-Джер, Баткенская область.

The son of a migrant worker. Karabag village, Batken oblast.

Сын рабочего-мигранта. Деревня Карабаг, Баткенская область.

The chidren of migrant workers bath in an aryk (stream) near their house. Chek village, Batken oblast.

Дети рабочих-мигрантов купаются в ручье возле своего дома. Деревня Чек, Баткенская область.

Tolokon, 53 years old, has not seen her husband for over seven years. According to Tolokon, he went to Russia for work but has never been able to send money back. She has raised their three children alone. The eldest daughter herself divorced and moved to Russia, leaving behind a six-month-old daughter for Tolokon to raise. “My granddaughter often says, 'Mom-Mom, Dad-Dad,' and her father, although he lives in a nearby village, doesn't visit his daughter, he is already married again...” Karabag village, Batken oblast.

53-летняя Тологон не видела ее мужа больше 7 лет. Как говорит Тологон, он поехал в Россию на заработки, но никогда не высылал деньги для своей семьи. Она в одиночку воспитала своих трех детей. Старшая дочь развелась со своим мужем и переехала в Россию, оставив свою 6-летнюю дочь на воспитание Тологон. «Моя внучка часто говорит: „Мама-мама,папа-папа”. И хотя ее отец живет в соседней деревне, он не навещает дочь. Как известно, он снова женился». Деревня Карабаг, Баткенская область.

Manzura, 55 years old, takes care of her five grandchildren. Their parents divorced because of the husband's alcoholism, and their mother went to work in Russia. Manzura receives a monthly pension of 3000 Kyrgyz soms (KGS). “I tell them that their mom will come when she gets a vacation. They stopped asking about their father...” Osh city, Osh oblast.

55-летняя Манзура заботится о своих пятерых внуках. Их родители развелись из-за алкогольной зависимости отца. После этого их мать уехала на заработки в Россию. Манзура получает ежемесячную пенсию в размере 3000 сомов. «Я говорю им, что их мама приедет, когда получит отпуск. Об отце же они перестали спрашивать…» Город Ош, Ошская область.

A mother with an infant. It is very difficult to meet a working-age youth in a Kyrgyzstani village since most have left for Russia to find work. Chek village, Batken oblast.

Женщина со своим грудным ребенком. Очень сложно встретить в кыргызстанской деревне молодежь рабочего возраста, так как большинство уехало в Россию на поиски работы. Деревня Чек, Баткенская область.

Children of migrant workers collecting eggs. Left behind by their parents, children from an early age are often involved in household chores and low-level economic activity. Aravan rayon, Osh oblast.

Дети трудящихся-мигрантов, собирающие яйца. Оставленные родителями дети с раннего возраста вовлекаются в домашние хлопоты и хозяйственную деятельность низкого уровня. Араванский район, Ошская область.

Oyimnisa, 60 years old, raises her three grandchildren by herself. “The younger granddaughter doesn't remember her mother as she was only eight months old when she left them and went to Russia. So, she does not ask me about her mother.” Djangijer village, Batken oblast.

60-летняя Оумниса в одиночку воспитывает своих трех внуков. «Младшая внучка не помнить свою мать, ей было всего 8 месяцев, когда она оставила ее и уехала в Россию,поэтому она и не спрашивает меня о своей матери». Деревня Джаны-Джер, Баткенская область.

A 14-year-old girl takes care of her older sister's daughter. The older sister was divorced and went to Russia to find work. Karabag village, Batken oblast.

14-летняя девочка заботится о дочери своей старшей сестры, которая после развода отправилась на заработки в Россию. Деревня Карабаг, Баткенская область.

The children of a sanitation technician who lives in a small trailer somewhere in Moscow. His three children and wife wait in the family household for his return. Aravan rayon, Osh oblast.

Дети водопроводчика, который живет в маленьком трейлере где-то в Москве. Его трое детей и жена ждут его возвращения. Араванский район,Ошская область.

The family of a migrant worker who was imprisoned in Russia for three to five years for the unintentional death of a colleague on a construction site. The mother, Mastura, earns a living by helping her neighbors with household chores and washing dishes at weddings. The youngest daughter was only one week old when her father left for work. Aravan rayon, Osh oblast.

Семья мигранта, который был посажен в тюрьму в России на 3-5 лет из-за непреднамеренного убийства коллеги по стройке. Мать Масура зарабатывает на жизнь, оказывая помощь своим соседям по дому. Также она моет посуду на свадьбах. Младшей дочери была всего одна неделя с рождения, когда ее отец уехал на работу. Араванский район,Ошская область.

 

Laily, 70 years old, raises her four grandchildren. Their parents have been working in Russia for over three years. Laily receives a monthly state pension of 3000 Kyrgyz soms (KGS).

70-летняя Лайла растит четырех внуков. Их родители работают в России в течении последних трех лет. Женщина получает ежемесячное государственное пособие в размере 3000 сомов.

Children playing football in a yard. Students freshly graduated from the third to fifth class (ages eight to eleven years) are the most vulnerable to labor migration. Some children even begin planning their trip to Russia long before graduating. Isfana city, Batken oblast.

Дети играют в футбол во дворе. Школьники, недавно окончившие 3-5 классы (возраст от 8 до 11 лет) являются наиболее уязвимыми к трудовой миграции. Некоторые дети даже начинают планировать свой отъезд в Россию задолго до окончания школы. Город Исфана, Баткенская область.

The children of a plumber who lives in a small trailer somewhere in Moscow. His three children and wife wait in the family household for his return. Aravan rayon, Osh oblast.

Дети водопроводчика, который живет в маленьком трейлере где-то в Москве. Его трое детей и жена ждут его дома. Араванский район, Ошская область.

Women cooking Sumalyak, a traditional Springtime dish. Osh city, Osh oblast.

Женщины готовят сумаляк, традиционное весеннее блюдо. Город Ош, Ошская область.

The family of a migrant worker who was imprisoned in Russia for three to five years for the unintentional death of a colleague on a construction site. The mother, Mastura, earns a living by helping her neighbors with household chores and washing dishes at weddings. The youngest daughter was only one week old when her father left for work. Aravan rayon, Osh oblast.

Семья мигранта, который был посажен в тюрьму в России на 3-5 лет из-за непреднамеренного убийства коллеги по стройке. Мать Масура зарабатывает на жизнь, оказывая помощь своим соседям в домашних делах. Также она моет посуду на свадьбах. Младшей дочери была всего одна неделя с рождения, когда ее отец уехал на работу. Араванский район, Ошская область.

A one-year-old child left by her parents and raised by her grandmother. Her grandmother has made a crib by installing a lattice around a bed. Because she is unable to take care of her granddaughter regularly, the grandmother devised this contraption to make sure the child does not wander away when she is not present. Karabag village, Batken oblast.

Годовалый ребенок, оставленный родителями и воспитывающийся бабушкой. Для внучки бабушка сделала кроватку и установила вокруг нее решетку. Бабушка не может постоянно следить за своей внучкой, а это приспособление помогает ей, и бабушка уверена, что ребенок находится в безопасности, когда она отходит на время. Деревня Карабаг, Баткенская область.

Savrinisa, 54 years old, raises her three grandchildren. Because of the recent economic crisis in Russia, her children are unable to repatriate money. The family's only source of income now is cultivating a small field of tobacco leaves. Djangijer village, Batken oblast. “I tell them that their parents will come soon and will bring them many sweets, chocolates. They call their children once a week. Their mother gave birth to another son there, so they will bring another child [when they next return]. Previously, their parents sent money regularly, but lately I we must survive on my pension. The only way to make extra money is this tobacco garden...”

54-летняя Савриниса воспитывает трех внуков. Из-за недавнего экономического кризиса в России ее дети не могут посылать деньги. Единственным источником семейного дохода в настоящее время является выращивание листьев табака. «Я говорю своим внукам, что их родители уже скоро вернутся и подарят им много различных сладостей. Их родители звонят им раз в неделю. Их мать родила еще одного сына, так что они привезут еще одного ребенка, когда вернутся домой. Раньше родители отправляли деньги регулярно, но в последнее время все мы выживаем на мою пенсию. Единственный способ зарабатывания дополнительных денег — это табачный сад…» Деревня Джаны-Джер, Баткенская область.

The mother of a migrant worker who had effectively been enslaved in Kazakhstan for nine years peels onions. Aravan rayon, Osh oblast.

Мать мигранта, который фактически был порабощен в Казахстане в течение девяти лет, чистит лук. Араванский район, Ошская область.

Tolokon, 53 years old, bought a calf with money sent by her daughter in Russia. Only one week after the birth, the calf's mother died. Karabag village, Batken oblast.

53-летняя Тологон купила теленка на деньги, отправленные ей дочерью из России. Всего через неделю после рождения теленка его мать умерла. Деревня Карабаг, Баткенская область.

Klara, 26 years old. Her mother died from infarction just before returning home from Moscow. One month later, her father died from complications due to alcoholism. Klara has dwarfism. She dreams to become a master cosmetician and get married. Osh city, Osh oblast.

Клара ,26 лет. Ее мать умерла от инсульта до возвращения домой из Москвы. Месяц спустя умер и отец Клары из-за осложнений, связанных с алкоголизмом. Девушка мечтает стать косметологом и выйти замуж. Город Ош, Ошская область.

Savrinisa's daughter in law, 23 years old, repairs the house. All of the men in her family, including her husband, have gone to Russia to look for work. Djangijer village, Batken oblast.

23-летняя невестка Савринисы делает ремонт дома. Все мужчины в ее семье, в том числе и муж, уехали на заработки в Россию. Деревня Джаны-Джер, Беткенская область.

Mastura, the wife of a migrant worker who was imprisoned in Russia for three to five years for the unintentional death of a colleague on a construction site, picks tomatoes for extra money. Aravan rayon, Osh oblast.

Мастура, жена мигранта, который был приговорен в России к 3-5 годам лишения свободы из-за непреднамеренного убийства коллеги по стройке, собирает помидоры для дополнительного заработка.  Араван, Ошская область.

41

A choyhona, a traditional Uzbek teahouse, occupied by female Kyrgyz patrons. Normally, choyhonas are strictly male-only, but with so many men working in Russia, women have taken over the business. Aravan rayon, Osh oblast.

Чайхана, традиционный узбекский чайный домик. Чайхана является местом преимущественно для мужчин, но, так как большинство мужчин находятся на заработках в России, женщинам приходится вести самим этот бизнес.  Араванский район, Ошская область.

A woman walks through a small grove of trees cut down for winter firewood. Djangijer village, Batken oblast.

Женщина идет через небольшую рощу деревьев, срубленных для дров, которые будут использоваться зимой. Деревня Джаны-Джер, Баткенская область.

Mahfirat, 60 years old, renovates a house that suffered damage when its old foundations began to decay. All of Mahfirat's sons work in Russia, and her husband is ill and unable to perform hard labor. Osh city, Osh oblast.

60-летняя Махфират восстанавливает дом, старый фундамент которого начал распадаться. Все сыновья Махфират работают в России, ее муж болен и не в состоянии выполнять тяжелую работу. Город Ош, Ошская область.

 Sixty-year-old Ainysa and her grandson. All of her children work in Russia. Chek village, Batken oblast.

60-летняя Эйниса и ее внук. Все ее дети работают в России. Деревня Чек, Баткенская область.

Akmal, 30 years old, constructs a new house while raising his four children, as well as two children from a neighbor. Normally, it is the women who are left behind, but Akmal's wife is the one who has trekked off to Russia. She works as a waitress in one of the countless cafés of Moscow. Batken city, Batken oblast.

Акмаль, 30 лет. Строит новый дом, воспитывая своих четырех детей, а также двух детей соседа. Жена Акмаля ездит в Россию и подрабатывает там официанткой в одном их бесчисленных кафе Москвы. Город Баткен, Баткенская область.

Batyr, 32 years old, constructs a new house while raising his two daughters. Normally, it is the women who are left behind, but Akmal's wife is the one who has trekked off to Russia. She works as a waitress in one of the countless cafés of Moscow. Batken city, Batken oblast.

32-летний Батыр одновременно воспитывает 2 дочерей и строит дом. Город Баткен, Баткенская область.

Anarbek, 27 years old, was effectively enslaved in Kazakhstan for nine years. He left Aravan at the age of 17. In Kazakhstan, he was forced to live in a tiny enclosed space and performed hard manual labor without any compensation. He was even sold several times to different individuals. His parents searched fruitlessly for him, and eventually feared that he was dead. Fortunately, Anarbek was eventually able to escape, literally running away from the last place of his indentured servitude. Aravan rayon, Osh oblast.

27-летний Анарбек был порабощен в Казахстане на  9 лет. Он покинул Араван в 17 лет. В Казахстане он был вынужден жить в замкнутом пространстве и выполнять тяжелую работу без какой-либо компенсации. Он даже несколько раз был продан разным людям.Его родители долго искали его, но поиски не приносили плодов, они боялись, что его уже нет в живых. К счастью, Анарбеку удалось убежать от последних владельцев. Араванский район,Ошская область.

Anarbek's mother, 50 years old. The woman who facilitated the arrangement that initially brought Anarbek to Kazakhstan lived – and still lives – in Aravan. Throughout the nine years of his oddyssey, Anarbek's mother tried unsuccessfully to get answers from this women, who sometimes reacted violently. Aravan rayon, Osh oblast.

Женщина, которая изначально помогла с соглашением, по которому Анарбек поехал в Казахстан, жила — и живёт — Араване. На протяжении девяти лет мать Анарбека пыталась безуспешно получить ответы от этой женщины, которая иногда отвечала очень яростно. Араванский район, Ошская область.

Anarbek's mother, 50 years old. Aravan rayon, Osh oblast.

50-летняя мать Анарбека. Араванский район,Ошская область.

Anarbek, 27 years old. With the help of a sympathetic driver from one of the sites in which he was forced to work, Anarbek was able to escape to the Kazakhstani-Kyrgyzstani border. However, since he no longer possessed his passport, the Kazakhstani border guards refused to let him leave the country. In desperation, he crossed the border illegally by swimming across the Chu (Chuy) River. It was winter. Aravan rayon, Osh oblast.

27-летний Анарбек. Мужчине удалось сбежать с последнего места, где его держали в качестве раба, благодаря сочувствующему водителю. Анарбеку удалось добраться до казахстанско-кыргызстанской границы, но пограничники запретили ему покидать страну, так как у него не было на руках паспорта.  В отчаянии он пересек границу незаконно, переплыв зимой через реку Чу. Араванский район, Ошская область.

Asylbek, approximately 30 years old, holds a portrait of his brother who disappeared without a trace in early 2013, after thirteen years working in Russia. Their mother died in March 2013, and the family has no way of informing him. Batken city, Batken oblast.

Асылбек, примерно 30 лет. Мужчина держит портрет своего брата,который исчез, проработав в России 13 лет. Мать Асылбека умерла в марте 2013 года и семья не может связаться с братом, для того чтобы уведомить его об утрате. Город Баткен, Баткенская область.

A pregnant widow of a migrant worker, approximately 30 years old. Chek village, Batken oblast.

Беременная вдова рабочего-мигранта. Женщине примерно 30 лет. Деревня Чек, Баткенская область.

Begimay, 16 years old, takes care of her older sister's three children. Her older sister, brothers, and father all work in Russia. Djangijer village, Batken oblast.

Бегимай, 16 лет. Девушка заботится о трех детях своей старшей сестры, которая вместе со своими братьями и отцом уехали на заработки в Россию. Деревня Джаны-Джер, Баткенская область.

The children of a sanitation technician who lives in a small trailer somewhere in Moscow. His three children and wife wait in the family household for his return. Aravan rayon, Osh oblast.

Дети водопроводчика, который живет в маленьком трейлере где-то в Москве. Его трое детей и жена ждут его возвращения. Араванский район, Ошская область.

Begimay, 16 years old, and her mother Baysiya, 45 years old, take cares of the her older sister's three children. Her older sister, brothers, and father all work in Russia. Djangijer village, Batken oblast.

16 -летняя Багимай с ее 45-летней матерью Баысией заботятся о трех детях старшей дочери, которая уехала вместе с братьями и отцом на заработки в Россию. Джаны-Джер, Баткенская область.

Aliya, 45 years old. Two of her sons and her husband work in Russia. She has been building their house using the money they have sent to her. Aliya has directly managed the construction process. Karabag village, Batken oblast.

Алия, 45 лет. Двое из ее сыновей и муж работают в России. Она построила свой дом с помощью денег, которые высылали ей родные. Алия непосредственно управляла строительством. Деревня Карабаг, Баткенская область.

Tologon, 63 years old, takes care of her two grandchildren, one six months old, the other twob years old. “They often talk to their mother on the phone,” she says. “I say [to the children] that their mother will arrive in the summer. When summer comes, I say she will come in the winter, and she'll bring a lot of money...” Aravan rayon, Osh oblast.

63-летняя Тологон заботится о своих двух внуках. Одному из них 6 лет, а другому 2 месяца. «Они часто разговаривают с их матерью по телефону, — говорит женщина. — Я говорю детям, что их мать приедет летом. Когда же наступает лето, я говорю им,что она вернется зимой и принесет много денег…» Араванский район, Ошская область.

Переводчик: Екатерина Ясонова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо