Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Президент Гамбии запретил женское обрезание, однако это лишь начало долгого пути

Президент Гамбии Яйя Джамме (Yahya Jammeh) обращается к Организации Объединенных Наций 24 сентября 2013 года. Фотография Эрин Сигал (Erin Siegal) по Creative Commons license BY-NC-ND 2.0.

Президент Гамбии Яйя Джамме (Yahya Jammeh) обращается к Организации Объединенных Наций 24 сентября 2013 года. Фотография Эрин Сигал (Erin Siegal) по Creative Commons license BY-NC-ND 2.0.

Гамбия удивила саму себя и весь мир 23 ноября 2015 года, когда объявила [анг] об официальном запрете печально известной практики женского обрезания (женские генитальные увечия – ЖГУ) всего за несколько дней до Международного дня борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин.

Женское обрезание — процедура, состоящая в удалении или травмировании частей женских гениталий, проводимая без медицинских показаний. Обычно осуществляется с помощью лезвия обычной бритвы, с анестезией или без нее. Эта операция не дает никаких преимуществ для здоровья, более того, обычно сопровождается многочисленными осложнениями. 19 африканских стран объявили эту процедуру незаконной [анг].

Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций провозгласила 25 ноября Международным днем борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин, открывающим 16-дневный марафон мероприятий, направленных на искоренение гендерных преступлений.

Президент Гамбии Яйя Джамме, выступая на политическом митинге в своей родной деревне Канилаи, представил указ, запрещающий проводить в стране такие операции. Президент заявил [анг]:

Female circumcision is banned in The Gambia from Kartong to Koina. For 21 years, I have been researching from the Qur’an and consulting religious leaders whether female circumcision is mentioned in the Qur’an but I did not find it there.

Женское обрезание запрещено в Гамбии от деревни Картонг [прибрежное поселение на юго-западе, на границе с Сенегалом] до деревни Коина [селение на южном берегу реки Гамбия]. 21 год я исследовал Коран и консультировался с религиозными лидерами, пытаясь отыскать в Священной книге упоминания о женском обрезании, но я ничего не нашел.

Мировые СМИ с ликованием встретили эту новость, отдавая должное десятилетиям работы активисток феминистского движения и защитников прав человека. Однако, несмотря на президентский запретительный указ, в стране по-прежнему не существует закона [анг], который отменил бы эту практику. Гражданские активисты считают, что битва еще не выиграна и призывают с осторожностью отнестись к этой новости.

«Обоснование одновременно и культурное, и религиозное, и традиционное»

Согласно докладу ЮНИСЕФ [анг], гамбийские священнослужители, исповедующие ислам, расходятся во мнениях по поводу ЖГУ в стране, 90% населения которой составляют мусульмане [анг]. Некоторые считают, что это необязательная, но рекомендуемая практика (сунна); однако женское обрезание давно вышло за рамки ислама и представители других религиозных конфессий в стране также проводят эту процедуру, считая ее важным элементом местной культуры.

Противники ЖГУ в Гамбии. Фотография по лицензии Creative Commons by Gamtrop.

Противники ЖГУ в Гамбии. Фотография по лицензии Creative Commons by Gamtrop.

Женское обрезание широко распространено в Гамбии. По некоторым данным, около 70% женщин были подвергнуты страшной калечащей операции. За два прошедших десятилетия пропагандистские усилия активистов оказались малоэффективными, в том числе и на политическом уровне. Попытки стимулировать принятие анти-ЖГУ законов в этой крохотной стране Западной Африки встречают жесткое сопротивление политиков, которые отказываются даже просто обсудить проблему с представителями гражданского общества.

Ниже представлена документальная лента Вырезать женственность (Cutting the Womanhood) об операциях ЖГУ в Гамбии [с английскими субтитрами]:


Моду Йоф (Modou Joof), гамбийский журналист и блогер, пишущий о ЖГУ и других вопросах нарушения прав человека, отреагировал [анг] на новость:

This could be the beginning of show of political will to ban fgm – which has been lacking according to campaigners.

Это может стать началом демонстрации политического стремления к запрету ЖГУ — что во время избирательных кампаний игнорировалось.

Представители The Girls Agenda, одной из ведущих общественных организаций, выступающих за защиту прав женщин и девочек, отметили на своей странице в Facebook [анг]:

Our grassroots approach in raising awareness and demanding for policies, laws, and practices that empower and recognise the rights of women and girls will continue. We're committed to ending all forms of violence ranging from FGM, child marriage, intimate partner violence to political isolation while giving girls the best tools of communications, negotiations and assertiveness skills they need in order to thrive.

Наш работа, которая заключается в повышении осведомленности населения, требовании принятия законов, декретов, практик, признающих и гарантирующих права женщин и девочек, — будет продолжена. Мы стремимся к тому, чтобы уничтожить любые формы насилия, от калечащих операций, ранних браков, домашнего насилия до политической изоляции, обучая женщин грамотной коммуникации, ведению переговоров, напористости, — всем тем навыкам, которые нужны, чтобы добиться успеха.

Похожая точка зрения изложена в длинной аналитической статье в блоге Linguere:

Increasing awareness of the public on the dangers of FGM and its effects on girls and women is the sure way to changing attitudes and influencing an abandonment of the practice. FGM is a deeply-rooted culture and its practice has prevailed with a justification along cultural, traditional and religious lines. As with many other cultural and traditional practices, there needs to be a shift in perception of the practice, for abandonment to become a true reality.

Рассказывать людям о ЖГУ и тех последствиях, которые грозят женщинам и девочкам, подвергшимся этой операции, — это способ изменить отношение к женскому обрезанию в обществе и заставить отказаться от этой практики. Идея ЖГУ глубоко укоренена, есть обоснования и культурные, и традиционные, и религиозные. Как и со многими другими культурными и традиционными практиками, нужен сдвиг в отношении к женскому обрезанию, чтобы отказ от операций стал единственной возможной реальностью для всех.

«Джамме всегда на арене с эксцентричными одноразовыми заявлениями»

Центр по правам человека имени Кеннеди, однако, призывает [анг] воздержаться от излишнего энтузиазма, отмечая, что президент Джамме известен своими противоречивыми странными заявлениями:

The Gambia was thrust into the spotlight this week after the country’s longtime president, Yahya Jammeh, announced a ban on female genital mutilation (FGM). This pronouncement surprised many, especially after the country’s National Assembly rejected a similar proposal in March of this year, claiming that Gambians “were not ready.” …Lost in all the celebrations, particularly on social media, is the fact that FGM is not banned in The Gambia, at least not yet. There is no enforceable law on the books. And recall that Jammeh is prone to making outlandish, bizarre, and one-off statements. The last time Jammeh actually lived up to a promise was when he publicly vowed to summarily execute death row inmates, which was carried out in August 2012.

Гамбия оказалась в центре внимания после того, как президент страны Яйя Джамме объявил о запрещении калечащих женских операций [анг]. Это заявление удивило многих, особенно после того, как местное Национальное Собрание категорически отказалось [анг] от подобного предложения в марте, заявив, что гамбийцы «к этому пока не готовы»… Во всех этих празднованиях и поздравлениях, в том числе и в социальных медиа [анг], совершенно забыт тот факт, что женское обрезание все еще не запрещено в Гамбии, по крайней мере пока. Нет ни одного закона, где это было бы написано черным по белому. Помните, что Джамме склонен делать странные [анг], двусмысленные и одноразовые заявления. Последний раз, когда он действительно исполнил обещание — август 2012 года, когда он казнил [анг], согласно своей публичной клятве [анг], всех заключённых, находившихся в камере смертников.

Гамбия уже подписала множество региональных и международных документов в области защиты прав человека, которые никоим образом не сочетаются с практикой калечащих женские гениталии операций. Страна приняла Всемирную декларацию прав человека, Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, Африканскую хартию прав человека и народов и Протокол Мапуту, помимо прочего. Теперь необходимо согласовать региональные правила и законы с международными стандартами.

Заявление, сделанное 23 ноября, должно стать началом пути, а не его концом. Феминистки могут вздохнуть спокойно, но истинными победительницами сегодня стали сотни, если не тысячи гамбийских девочек, которые каждый год рискуют оказаться подвергнутыми страшной, жестокой, калечащей операции.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо