Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

GV Face: Бейрут и Париж – почему одни трагедии волнуют мир, а другие нет

“Какие-то тела принадлежат миру, но большинство остаётся на местном, региональном, этническом уровне”.

В этом эпизоде GV Face из серии Global Voices Hangout ливанский блоггер и корреспондент Global Voices Джоуи Айуб, а также живущие в Париже редактор Global Voices по-французски Лова Ракотомалала и менеджер латиноамериканского отдела Лаура Видал обсуждают проблемы расовой розни, политики в отношении смерти, неравенства в реакции на трагедии, происходящие в разных регионах земного шара.

Global Voices – это сообщество без границ, объединяющее более чем 1400 авторов, аналитиков, переводчиков и специалистов о области онлайн-медиа, в основном волонтёров. Сообщаемые нами новости помогают строить мосты взаимопонимания и дружбы между людьми из разных уголков земного шара. В первую очередь мы стараемся освещать жизнь маргинализированных и недостаточно или неправильно представленных сообществ. Надёжные сотрудники нашей команды редакторов и авторов – люди, подобные Джоуи, Лауре и Лова – пишут репортажи из 167 стран мира. Наши переводчики переводят их на более чем 35 языков. Многие из наших сотрудников говорят на нескольких языках, не понаслышке знакомы с жизнью разных стран, разных городов.

После терактов в Париже 13 ноября Джоуи написал пост под заголовком “Я знаю улицы Парижа так же хорошо, как улицы Бейрута” [анг], который стал страшно популярным:

По происхождению я принадлежу к привилегированной франкоязычной общине Ливана. Поэтому я всегда считал Францию своей второй родиной. Я знаю улицы Парижа так же хорошо, как улицы Бейрута. Всего несколько дней назад я был в Париже.

Это были две страшные ночи, полные насилия. Первая унесла 40 жизней в Бейруте, вторая – более 120 жизней в Париже.

Я ясно вижу, что в глазах мира смерти жителей Бейрута значат не так много, как смерти жителей Парижа.

Ради нас не включают функцию проверки безопасности в Facebook. Нам среди ночи не пишут сильные мира сего и миллионы рядовых пользователей интернета.

Мы не влияем на политические решения, которые затронут жизни огромного количества невинных беженцев.

Это предельно ясно.

Я говорю это без обиды, только с грустью.

Во время первого теракта в парижском ресторане 13 ноября Лаура Видал находилась в баре, в соседнем в рестораном квартале. Лаура приехала учиться в Париж из Венесуэлы семь лет назад. В статье “Уроки Парижа: нам не достичь единства без непредвзятости и равенства” [анг] она размышляет:

После приезда в Париж я принимала участи во множесве дискуссий на темы этнических корней, цвета кожи, социального происхождения и вероисповедания. Часть моей исследовательской работы посвящена (представьте себе!) межкультурной чуткости. Разговоры на подобные темы всегда эмоционально окрашены и, следовательно, дискомфорты. Но они необходимы. Я считаю нужным говорить об этом, потому что, на мой взгляд, деление людей на “нас” и “их” никому не приносит пользы. И никогда не приносило. Наоборот, искусственное утрирование различий лежит в основе всех проблем. Через эту искусственную линзу мы видим “нас” и “их”, смотрим на исторические и современные события. “Мы” и “они”. “Здесь” и “где-то далеко”. По-моему, мы просто не можем больше себе это позволить (если вообще когда-либо могли) – смотреть на мир под таким углом, отказываться видеть реальность.

В своей статье “Создание атмосферы эмпатии в массмедиа” [анг], написанной в соавторстве с нигерийским корреспондентом Global Voices Нвачукву Эгбунике после терактов в редакции Charlie Hebdo. Лова пишет:

Когда происходят трагические события, это не лучшее время для того, чтобы обсуждать на межнациональном уровне такие вопросы как терроризм, свобода слова, эмпатия и исламофобия – о таких вещах лучше говорить спокойно, без эмоций.

Однако, нравится нам это или нет, именно трагедии вызывают у общественности желание разобраться, что происходит в мире. И хотя время для этого далеко не идеальное, мы как авторы медиа-публикаций не должны упускать возможность поделиться новым взглядом на события с тысячами читателей во всём мире – пока они хотят нас слышать.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо