Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Сантерия: кубинская традиция, не знающая границ

1529-thickbox_default

Фото с сайта Bamborina.com. Авторские права соблюдены.

*Эта статья входит в цикл публикаций о музыкальной и танцевальной кубинской культуре, а также образует другой цикл статей о распространении африканской культуры в Латинской Америке.

Миграция кубинцев в другие страны способствовала распространению кубинских традиций – культурных, религиозных, кулинарных и других далеко за пределами этого острова.

Так ла-регла-де-оша-ифа, или иначе сантерию, уже давно практикуют не только выходцы с Кубы или этнические кубинцы, но также представители других национальностей. Сантерия – это афро-кубинская религия, значимая не только в духовном аспекте, но и как носитель самобытных национальных обычаев и традиций

Желая узнать подробнее об афро-кубинских религиях, практикуемых некубинцами, мы обращаемся к Стефано Мальпасси (50 лет), который изучил как саму мифологию, так и пути распространения упомянутых религиозных практик.

Global Voices (GV): Для начала кто вы, Стефано? Как и когда вы пришли в лоно афро-кубинской религии?

Стефано Мальпасси (СП): Я итальянец, анархист, проживаю в Чезене (Северная Италия).

Впервые я приехал на Кубу в 1992г. Мой интерес к острову был обусловлен желанием найти на нём свидетельства коренного туземного присутствия. Это происходило в обстановке празднования 500-летней даты открытия Христофором Колумбом континента, впоследствии ставшего именоваться Америкой. Однако в Италию я вернулся, захваченный интересом к африканскому присутствию, заметному на большинстве островов Карибского бассейна. 

Путь от  момента открытия для себя тамошних культов до их принятия и поклонения не был предопределён, но и не исключался. Понимать религию не означает только знать как отправляется определённая церемония, петь и следовать наставлениям, как нерушимым догмам. 

Поэтому я обложился книгами по философии, истории и гуманитарным наукам. Нельзя постигнуть кубинскую сантерию вне историко-культурной памяти, которая подводит нас к истокам и изучению сантеристской диаспоры. Нет надобности открываться знанию, слишком замусоренному тем, что принято считать сантерией. [То есть, знанию опосредованному, полученному не из первоисточников – прим. переводчика].

GV: В сонме религий африканского происхождения: какие из этих культов вы практикуете – ла-регла-де-оша, вуду, пало монте

СМ: Практиковать – довольно обобщённый термин применительно ко мне, поскольку свой духовный поиск я переживаю, основываясь на моём ощущении себя частью человечества и частью космоса. Но это осуществляется почти исключительно в семейном кругу. Концептуальная основа весьма разнообразна. Тем не менее, я надеюсь, что сумею развить мои убеждения на протяжении этой беседы.

Я был последовательно инициирован, начиная с 1994 года: сначала  в пало монте, затем в ла-регла-де-оша и, наконец, в ифа. Моим ангелом-хранителем является Обатала, или лучше сказать Обатала Айягуна, моя крёстная мать – Очун Эбу Ана. Моё имя после инициации в ла-регла-де-оша –  Акара.

GV: Вы сказали, что ваши религиозные практики имеют место только в семейной среде. Почему?

СМ: Да, таков мой взгляд на то, как реализовывать мои духовные поиски и запросы. И моя жена (она кубинка, я познакомился с ней  во время массовых общественных волнений в Гаване в августе 1994 года, которые переросли в уличные беспорядки на набережной Малекон и колоссальную волну эмиграции – кризис «бальсерос»), и наши дети получили инициацию в афро-кубинской среде.

Стремясь обосновать с позиций культуры и антропологии мою принадлежность к миру афро-кубинских культов и моё место в нём, я с самого начала попытался разрешить для себя проблему коммерческой эксплуатации религии и различной восприимчивости к ней человека.

[…] Решение применять эти культовые практики в семейной среде есть следствие объединения религии, свободы личности и раскрепощённости. Мои верования я свободно разделяю как в микросоциуме – в своей семье, так и в более расширенном сообществе – религиозной общине, среди родственников и знакомых. Дверь моего дома открыта для солидарности и взаимного уважения, я формулирую мои убеждения и даю им свободу своими непосредственными действиями, не перепоручая это лучшим временам […]

GV: По поводу коммерческой составляющей в ла-регла-де-оша: что включает в себя плата за получение инициации? Какие принадлежности необходимо приобрести для этого ритуала и каким образом следует их приобретать?

СМ:  Из-за того как практикуется эта религия, у меня возникают противоречия со здравым смыслом. Особенно хорошо мы знаем коммерческий аспект (запутанный и проникший повсюду, увы!) спровоцированный внешней и внутренней коммерциализацией афро-кубинских культов.

Приведу такой пример: в моих «научных» изысканиях по поводу отправления ритуалов оддун-де-ифа я не нашёл никакой ссылки на то, как должна рассчитываться денежная плата (и почему вообще она должна взиматься) за инициацию. Данная плата навязана кастами религиозных профессионалов, как они сами себя называют, ибо они (касты) основаны на иерархической структуре религиозного сообщества.

Если я (некубинец), моя жена (кубинка, которая проживает за границей), мой шурин (кубинец, проживающий на Кубе) приблизились бы к этой иерархии, то за равный вход в неё касты религиозных профи обложили бы нас платой по разным тарифам.

Даже у требований по торжественной обстановке церемониалов (полдника, завтрака, атрибутики для каждого святого) были бы различные тарифы на всё: от национального кубинского кофе до блокнота, от экспортного рома до национальной валюты…. И так всему, включая одежду или транспорт, можно находить коммерческое применение в религиозной практике.

И можно зайти ещё дальше…

[…] Что представляет собой религия с точки зрения её экономической структуры и формирования? Это производство цветов, свечей, керамики и фарфора, вещей для разного типа церемоний и синкретических культов, выращивание животных культового назначения или налогообложение ингредиентов для пищевого использования. Прямые сношения с заграницей для закупа всего того, что не производится на Кубе. Всё вместе это образует определённую  социально-экономическую структуру, состоящую из работников-производителей, посредников и перевозчиков, коммерсантов, чиновников, которые требуют налоги и страховки и контролируют соблюдение законов. Круг замыкается промывкой мозгов посредством дискуссий и распространения материалов  для обусловленного использования религии, а также через учреждения, признанные в качестве мест отправления религиозной культуры.
Если религия потребна нам так же, как здоровье, тогда  что общего у неё с коммерцией? Гиппократ перевернулся бы в гробу…

* Все ссылки в тексте на русском языке.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо