Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Бассель Хартабиль рискует быть убитым в борьбе за свободный Интернет

Статья была написала Стефани Видал и размещена на портале Slate.fr под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 International license. При использовании материалов просим указывать автора статьи Стефани Видал и портал Slate.fr в качестве источника первой публикации путем размещения ссылки на оригинал статьи [фр].

Статья переведена на английский язык Филиппом Эгрэном, Мелани Дюлонг де Роснэ и Жаном-Кристофом Пейсаром, источник публикации на английском языке доступен здесь [анг].

На русский язык статья переведена Натальей В. Сорокиной.

Бассель Хартабил, фото Кристофера Адамса (Christopher Adams), CC BY 2.0.

Всемирно известный борец за свободный интернет и популяризатор открытого программного обеспечения был арестован три с половиной года назад режимом Башара Асада. 3 октября 2015 года он был вывезен из Адры в неизвестном направлении. 10 октября 2015 года жене Басселя сообщили, что его имя исключено из тюремного списка арестованных [здесь и далее ссылки ведут на англоязычные источники] без каких-либо дополнительных сведений о его местонахождении. Ни одна из заинтересованных сторон не подтверждает его местонахождение.

Бассель Хартабиль, которому исполнилось 34, страстный борец за свободный интернет и популяризатор открытого программного обеспечения, с 15 марта 2012 года содержится в тюрьмах сирийского режима Башара Асада. По мнению Рабочей группы ООН по произвольным задержаниям, высказанному в рамках 72 сессии, прошедшей в Женеве в апреле этого года, Бассель был неправомерно задержан за «мирное осуществление своего права на свободу выражения мнений» и «за поддержку идеи свободного доступа к интернету».

3 октября этого года Бассель был вывезен из тюрьмы Адры, которая находится на северо-восточной окраине Дамаска, где он содержался с декабря 2012 года. Он был вывезен в неустановленное место, возможно, чтобы предстать перед судом. Обвиняемый без предъявления каких-либо доказательств, в настоящее время Бассель находится в опасности более чем когда-либо.

Будучи всемирно известным разработчиком проектов открытого программного обеспечения, в числе которых Mozilla Firefox, Wikipedia и лицензии Creative Commons, Бассель Хартабиль принимал также участие в мероприятиях местного масштаба, проводимых Aiki Lab в Дамаске. Aiki Lab – место развития творческих цифровых инициатив, площадка для преподавания в сфере развития смежных технологий. За всю его работу в 2012 году ему было присуждено 19 место в престижном рейтинге журнала Foreign Policy [американский политологический журнал – прим. переводчика] 100 ведущих интеллектуалов современного мира (The Top 100 Global Thinkers ranking of 2012). А в 2013 году Бассель получил премию Цифровая Свобода международной организации Индекс Цензуры, которая продвигает и защищает идею свободы выражения мнений с 1972 года.

Его тюремное заключение и недавнее перемещение в неустановленное место вызывают сильное беспокойство сообщества пользователей открытого программного обеспечения, активистов по борьбе за права человека и за фундаментальную свободу выражения мыслей и мнений. В числе последних новостей Джилиан Йорк, директор Фонда электронных рубежей (EFF), организации по защите гражданских свобод в цифровом мире, написала в своем Twitter сообщение:

1 пост: Мой друг Бассель Хартабиль был вывезен из тюрьмы Адры, в Сирии, мы не знаем куда: пожалуйста, подпишите нашу петицию

2 пост: Мы знаем, что петиция не убедит Сирию (или кого-то еще), но это все, что мы можем сделать. Пожалуйста, помогите нам распространить эту информацию, чтобы обезопасить жизнь Басселя.

Менее чем в 140 знаках Джилиан Йорк удалось привлечь внимание сразу к двум реалиям: пугающему молчанию сирийского правительства в ответ на действия, предпринятые для освобождения Басселя Хартабиля; и силе действия защитных мер, которые заключаются в бдительности Интернет пользователей к судьбе политзаключенных.

По первому пункту Инес Осман, координатор юридической службы организации Аль-Карама НПО, говоря о жертвах нарушения прав человека в арабском мире и механизмах действия ООН, подтверждает безразличие сирийских властей:

Мы обращались в ООН дважды: в 2012 и 2014 году, но сирийские власти ни разу не ответили на запросы ООН. В прошлом апреле Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям призывала освободить Басселя, но это обращение также было проигнорировано. Здесь важно сказать, что международное сообщество настаивает на признании этих решений, которые однозначно устанавливают, что его элементарные базовые права не соблюдались: он был арестован, отрезан от внешнего мира, подвергался пыткам и предстал перед военным судом из-за ложных обвинений.

В субботу утром нам сообщили, что Бассель был вывезен из тюрьмы Адры в неизвестном направлении. Никто не знает о его местонахождении. Мы немедленно сообщили об этом Рабочей группе ООН по произвольным задержаниям. Мы надеемся, что на этот раз ответ от сирийских властей будет получен.

Когда уважение к правам человека отсутствует, публичные призывы могут лишь озвучить то, на что каждый надеется. Это относится ко второму пункту: чем большее количество Интернет пользователей и представителей социальных медиа разделяет наши надежды и готово их распространять, тем больше шансов на их осуществление. Вовлеченность Басселя в идею свободы Интернета привела его в тюрьму, но то внимание, которое мы, граждане Интернета, уделяем этому делу, может в какой-то степени помочь вызволить его. Продемонстрировать участие в его жизни – один из способов рассказать людям, что в Сирии можно умереть за использование смартфона и понимание того, как устроен Интернет.

Выжить в Адре, выжить под бомбежками

Рассказать историю Басселя за прошедшие пять лет значит также описать разрушенную Сирию, начиная с сирийской революции 15-18 марта 2011 года (первые призывы к восстанию, последовавшая затем египетская революция; первые «пятничные демонстрации» и их жестокое подавление) и ее медленной трансформации в сложный вооруженный конфликт, в результате которого 240 000 человек погибли и миллионы были перемещены.

Бассель, фото Джои Ито (Joi Ito), CC BY 2.0.

Бассель Хартабиль, который был силой принужден остаться в Сирии, лишь один из заключенных, общее число которых сложно определить: некоторые говорят о 8 000 заключенных, их которых 600 – женщины, в одной только тюрьме Адры, что в три раза превышает норму ее заполнения. Заключенные были помещены в тюрьму Адры по очень разным обвинениям: торговля наркотиками или употребление наркотиков, убийства, грабежи, но там также содержатся заключенные, чьи имена известны за границей в связи с защитой права на свободу выражения мнений. Мазен Дарвиш, например, один из таких заключенных. Он является Президентом Сирийского центра СМИ и свободы выражения мнений. Арестован в феврале 2012 года, буквально за месяц до ареста Басселя Хартабиля. В качестве временной меры Мазен был освобожден 10 августа 2015 года и уже после, 31-го числа того же месяца, был признан невиновным по обвинениям в «публикации информации о террористических актах».

Арестованный по другим обвинениям, Бассель Хартабиль был обвинен военными судами, и таким образом был исключен из общей политической амнистии в июне 2014 года, которая хоть и не была прозрачна, но освободила большое количество мирных активистов от предъявленных им обвинений. Хартабиль все еще находился в тюрьме Арды, когда тюрьма была штурмом взята под контроль вооруженной группой повстанцев Джаиш Аль-Ислам, захвативших оба здания тюрьмы 12 сентября 2015 года. Дата может быть символической, поскольку это день, следующий за пятидесятым днем рождения Башара Асада. Заключенные оказались в ловушке между бомбежками регулярной армии и обстрелами повстанцев, пытающимися освободить тюрьму. Басселю Хартабилу удалось выжить в этом огне, но, по некоторым данным двадцать заключенных были убиты, и несколько десятков, называется цифра сто человек, ранены.

Еще раз: когда речь идет о Сирии, сложно получить доступ к источникам информации. Цифры указываются приблизительно, в словах много страха, и любые коммуникации очень ослаблены, поскольку находятся под контролем властей. Как отмечает адвокат Бенуа Гюэ в публицистической статье во французской газете Либерасьон, война в Сирии также стала в осовремененном взаимосвязанном мире войной информационной, поставив вопрос о ее распространении и манипуляциях войной. На международном уровне эта информационная война не дает нам возможности точно оценивать факты этого, занявшего собой большую часть медиа пространства, конфликта в силу его одновременной чрезвычайной сложности. Но это не может заставить нас пропустить другую информационную войну, которая разворачивается на местном уровне: в сердце Сирии личная информация и контент, размещенный в социальных сетях, используется в качестве оружия.

Сирийские смартфоны – опасность в твоем собственном кармане

Интернет в целом, и социальные медиа в частности, такие как Facebook, были главной площадкой коммуникации сирийского общества, собравшей свидетельства очевидцев о революции 2011 года и кровавых репрессиях режима. В документальный фильм “Сирия: Секретная Революция изнутри, впервые показанный каналом BBC 26 сентября 2011 года, вошли некоторые из тех видео, после обнародования которых, международное сообщество поверило в восстание на сирийских улицах.

Мужчина фотографирует жилой дом, который подвергся бомбардировке войсками Башара Асада, 15 июня 2014 близ Дамаска. Рейтер. Мухаммед Абдулла.

Нельзя, однако, забывать, что Интернет и Facebook были далеко не всегда доступны в Сирии. После смерти своего отца Хафеза в июне 2000 года, Башар аль-Асад предстал в роли реформатора, демонстрируя готовность к ряду экономических и политических преобразований. В том числе он открыл доступ в Интернет. Однако, осознавая власть Интернета, он позаботился о том, чтобы доступ к большинству социальных сетей в 2007 году был ограничен, к числу таких ограничений в 2008 году добавилась арабская версия Википедии.

С самого начала сеть была под контролем: те, кто посещал киберкафе, должны были удостоверить свою личность, а веб-история посещений сохранялась. Об этом говорит Вахид Сакр, бывший офицер безопасности сирийского правительства, Мишалу Хусейну во втором эпизоде фильма Как Facebook изменил мир: Арабская весна. Об этом же говорится в документальном фильме, показанном BBC 15 сентября 2011 года.

Только в феврале 2011 года Башар аль-Асад разрешил доступ к Facebook, YouTube и Twitter. Этот жест, который планировался как демонстрация великодушия, достаточно быстро стал восприниматься как угроза: социальная сеть, как оказалось, превратилась в правительственный инструмент слежки за населением и сбора информации о потенциальных противниках с помощью публикуемых последними текстов и изображений. В результате социальные сети стали цифровым способом слежки не только за теми, кто мог позволить себе те или иные высказывания против дамасского режима, но стали также использоваться против любого, у кого был компьютер, и кто умел им пользоваться.

Дана Трометер, исследователь и продюсер указанных выше документальных фильмов, ощутила эту чудовищную реальность на себе:

Люди, с которыми я знакомилась во время съемок всех фильмов об арабском мире, и особенно о Сирии, очень часто были вынуждены пускаться в бега или загадочно пропадали вскоре после наших интервью.

Даже сегодня, будучи в вынужденном изгнании, беженцы говорят, что иметь мобильный телефон опасно. Простое наличие телефона может привести к аресту, или даже к худшим последствиям,  в результате действий представителей сирийского правительства или участников ИГИЛ. На контрольно-пропускных пунктах они могут потребовать сообщить имя пользователя в Facebook и пароль, чтобы определить его политическую лояльность.

Бассель Хартабиль говорил, что иметь мобильный телефон в Сирии было куда опаснее, чем ходить вокруг ядерной бомбы. Из-за его работы разработчика и его взглядов на продвижение свободного Интернета, он не мог отказаться от использования компьютеров и связанных с ним мобильных телефонов, равно как и забыть все, что он знает об информационных технологиях. 31 января 2012 года, за две недели до ареста, он опубликовал следующий твит:

Люди, которые находятся в реальной опасности, никогда не покидают свои страны. Они в опасности по тем самым причинам, из-за которых они не уезжают.

Желание создать AikiLab и Пальмирский проект

Его работа в качестве главы отделения Creative Commons в Сирии и его участие в международном движении за свободную культуру требовали от него частых поездок заграницу, но каждый раз он возвращался домой. В Польше, на Саммите Creative Commons в сентябре 2011 года, его друг Джон Филлипс, который потом возглавил кампанию #FreeBassel, видел его в последний раз:

Я просил его не возвращаться, говорил, что он будет убит или арестован. Он попытался уверить меня, что скорее всего это ему не грозит, и в любом случае его друзья, его семья, его любовь остались там, поэтому он не может не вернуться. Мы кричали друг на друга, и это было по-настоящему ужасно, а остаток ночи мы смеялись и придумывали новый мир. Когда взошло солнце, он сел в свое такси, помахал в последний раз через открытое окно, и, я помню, как подумал тогда, что это был последний раз, когда я вижу его, что его арестуют, как только он сойдет с трапа самолета.

Это произошло не совсем так: Бассель Хартабиль получил еще несколько месяцев отсрочки, в течение которых он продолжил заниматься своими местными проектами. Сирия была под эмбарго, и в университетах было разрешено преподавать только с использованием программного обеспечения собственного производства. Таким образом, в 2010 году Бассель Хартабиль основал AikiLab, который каждый определяет по-своему: одни как хакерское пространство, другие – как культурный центр, но целью Басселя было сделать доступным образование в социальных медиа и в сфере свободных технологий.

Разработчики, художники, преподаватели, журналисты и местные предприниматели часто посещали пространство AikiLab, описанное художником Дино Ахмадом Али как большая квартира с двумя комнатами, куда любой мог приехать поработать или даже просто поспать, если работа занимала много времени, выпить кофе или пива на кухне, чтобы придать куража или расслабиться. Большая гостиная была удобна для проведения конференций и приема Интернет-знаменитостей, которые приезжали, чтобы поделиться своими знаниями, среди них были основатель Mozilla – Митчел Бэйкер, директор медиалаборатории Массачусетского технологического института – Джой Ито.

Дино Ахмад Али и Бассель Хартабиль были коллегами. Они оба работали на издательство Аль-Аус на Discover-Syria.com – веб-сайт, предоставляющий информацию о культуре Сирии. Дино был  художественным руководителем, а Бассель техническим директором. Бассель Хартабиль посвятил годы своей жизни проекту, который был особенно дорог его сердцу – Пальмирскомк проекту. Проект был создан на базе CD-ROM в виде виртуального тура по древнему городу, полностью восстановленному в 3D изображениях на основе данных научных и археологических исследований. “Первоначально Бассель занимался только программированием, но как человек с многогранным талантом, он научился использовать программное обеспечение Maya и начал создавать 3D модели”, – вспоминает Джордж Дадух, который в течение несколько месяцев был начальником отдела 3D моделирования. “Он также изучил функционирование движка игры, чтобы понять путь виртуального тура в 3D, и в конце концов, вместе с другими членами команды, он стал заниматься всеми вопросами, кроме вопросов авторского права и научных исследований, для чего команда посвятила себя исследованию исторических источников и интервью с археологами”.

Ориентированный на широкую аудиторию Проект Пальмира, как ожидалось, будет представлять собой своего рода цифровую энциклопедию об этом городе, также известном как Тадмор, воссозданном с помощью подобранных изображений и текстов, а также новых технологий, вовлекающих в процесс специалистов и археологов. Халед Аль-Асад был директором древностей Пальмиры с 1963 по 2003 год, и другом Бассела Хартабиля. Этот ученый был обезглавлен ИГИЛ 18 августа 2015 года, а перед этим его тело было выставлено его палачами на улицах для обозрения, а фотографии распространялись в социальных сетях.

Так как CD-ROM не был выпущен, участники #FreeBassel кампании решили восстановить Пальмирский Проект, начав 15 октября 2015 года проект #NewPalmyra, объединяющий онлайн сообщество и платформу хранения данных, чтобы продолжать работу, начатую Басселем. Проект возглавил Барри Трю, диджитал художник и директор программных решений для Obscura, который также поддерживал #racingextinction – видео-проектирование на Эмпайр Стейт Билдинг. За каждым из этих двух хэштегов стоит намерение использовать архитектуру с тем, чтобы повысить общественное сознание, путем воспроизведения изображений вымирающих видов (животного мира – прим. переводчика) на одном из самых известных небоскребов в Нью-Йорк Сити. Или увеличить осведомленность об изменениях климата, или использовать цифровые технологии на благо Сирии, которой грозит опасность. “Древний город Пальмиры был важнейшим центром на путях развития торговли и распространения культуры”, – говорит Трю, – “С #NewPalmyra мы, согласно созидательной воле таких людей, как Бассел Хартабил, выступаем против нелепого разрушения ИГИЛ археологических сокровищ. Мы надеемся, что этот проект повысит осведомленность общества о его работе и будет способствовать его освобождению”.

Гражданское лицо, преследуемое военным трибуналом

15 марта 2012 года, покидая свое место работы в районе аль-Маззеха в Дамаске, Бассель был арестован сотрудниками Отделения 215, одного из военных разведывательных управлений в Дамаске. После допроса, сопровождавшегося пытками и длившегося пять дней, Бассель был доставлен домой, в ходе обыска его компьютеры и документы были конфискованы. После этого его нелегально задержали на девять месяцев. С тех пор нам стало известно, что сначала он был задержан 248 Отделением военной разведки, а потом провел восемь месяцев в одиночном заключении в тюрьме Адры. Он предстал перед военным судом 9 декабря 2012.

“Военный суд специализируется на рассмотрении дел военных преступников времен войны и подчиняется Министру обороны, а не министру юстиции. В состав суда входит трое солдат, включая одного председательствующего. Действия суда не раскрываются, а обвиняемый не имеет права на помощь адвоката”, – объясняет Нура Гази, адвокат и активный борец за права человека, которая короткое время помогала Басселю Хартабилу, прежде чем он был арестован.

Изображение: Дино Ахмад Али.

“Приговоры очень суровые и предусматривают смертную казнь. Наказание подлежит немедленному исполнению и не предусматривает пересмотра приговоров. Военный суд был сформирован после событий 2011 года с целью преследования мирных активистов, таких как Бассель, Анас и Салах Шугри и многие других. Это однозначное нарушение закона, Конституции, а также постановления о создании этого суда»”.

Как подчеркивает Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям, Басселю Хартабилю, являющемуся гражданским лицом без права на адвоката, были предъявлены обвинения военным судом. При этом ему дали всего несколько минут для ознакомления с его делом, каких-либо доказательств обвинения, выдвинутого против него, предоставлено не было. После несправедливого суда, проведенного в упрощенном порядке, он был немедленно отправлен в тюрьму Сидная, имеющую дурную славу у правящего режима.

После этого Басселя вновь отправили в тюрьму Адры, где ему дали право 26 декабря 2012 года увидеться с семьей. Они нашли его в физическом и психологическом состоянии, вызывающем самые серьезные опасения. Он также получил право жениться на Наре Гази, церемония состоялась в тюрьме 7 января 2013 года. Арест был продлен до 3 октября 2015 года. Как сказано в сообщении, опубликованном в этот день на странице в Facebookof #FreeBassel, он был переведен из тюрьмы Адры в неустановленное место, после посещения неустановленного патруля, который требовал от него прекратить всю его деятельность. Предполагается, что он был передан штабу гражданского трибунала военной полиции в районе аль-Кабуна. Еще раз: мы не знаем местонахождение Басселя, и мы очень обеспокоены этим.

Бассель Хартабиль – разработчик, учитель и пацифист, который пережил пытку, одиночное заключение, голод и бомбежку, живет под угрозой чудовищного приговора.

Помните, ведь у вас, вне всякого сомнения, в кармане лежит мобильный телефон.

1 комментарий

Присоединиться к обсуждению

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо