Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Тунис: борьба с террором ценой отказа от прав человека

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иное].

Вследствие самого кровавого теракта в истории страны тунисское правительство ограничивает гражданские и политические права в борьбе против исламских радикалов.

26 июня 38 иностранных туристов погибли после того, как вооружённый мужчина, Сейфеддин Резгуи (Seifeddine Rezgui), открыл огонь по отдыхающим на пляже в городе Сус. Тремя месяцами ранее 21 турист и один полицейский были убиты в ходе нападения на музей Бардо в столице Туниса. Самопровозглашённое Исламское государство (ISIS) взяло на себя ответственность за оба покушения.

С 2011 года десятки военных и полицейских погибли во время атак группировок, связанных с «Аль-Каидой», в исламском Магрибе, особенно в горной зоне Шаамби на границе с Алжиром, где очень активна группировка «Окба Ибн Нафаа».

В то время как другие страны региона борются с хаосом, войнами и авторитаризмом, Тунис часто называют «историей успеха» так называемой Арабской весны. Тунисская перестройка до настоящего времени происходила спокойно, несмотря на то, что она остаётся незавершённой, в особенности для демократических институтов и правосудия переходного периода. В январе 2014 года Национальное учредительное собрание утвердило конституцию, которая закрепляет права граждан. Менее года позднее, состоялся мирный переход власти, когда исламисткая партия «Ан-Нахда» (Партия возрождения) уступила место своему сопернику, светской партии «Нидаа Тунис» (Голос Туниса), которая одержала победу на парламентских и президентских выборах.

Однако процесс демократизации Туниса и прогресс в области прав человека сегодня находятся под угрозой антитеррористической политики властей.

Кот перед тем, как его бросили в тюрьму: "Мне наплевать на права человека! Мне наплевать на свободу! Мне наплевать на революцию! Я лишь хочу быть в безопасности" Тюремный надзиратель: "Доволен? Теперь ты в безопасности." Рисунок Надья Киари.

Кот перед тем, как его бросили в тюрьму: «Мне наплевать на права человека! Мне наплевать на свободу! Мне наплевать на революцию! Я лишь хочу быть в безопасности». Тюремный надзиратель: «Доволен? Теперь ты в безопасности». Рисунок Надья Киари.

Через восемь дней после нападения в Сусе президент Беджи Каид Эс-Себси объявил чрезвычайное положение по всей стране. Он наделил администрацию полномочиями вводить ограничения на манифестации и забастовки через подавление свободы прессы и усиление власти армии и полиции. Нарушение чрезвычайного положения, введённого на срок более 60 дней, подлежало наказанию от шести месяцев до двух лет тюремного заключения. Прошло немного времени до того, как суд внутренней области Гафса приговорил 13 забастовщиков на 16 дней тюремного заключения за нарушение чрезвычайного положения.

По мнению критиков, власти ввели чрезвычайное положение скорее для того, чтобы подавить забастовки и митинги, чем противодействовать терроризму.

Чрезвычайное положение не имеет никакого отношения к «борьбе против терроризма», а нужно скорее для подавления демократии участия

В беседе с британской газетой Independent, премьер-министр Хабиб Эссид попытался оправдать такие жёсткие меры: «Это нужно для того, чтобы защитить нашу молодую демократию. Они не могут устраивать акции протеста или забастовки, но у них есть другие способы выражать свои взгляды. Люди могут говорить или писать [что хотят]».

Но, несмотря на заверения премьер-министра, власти также приняли крутые меры против свободы выражения.

8 июля прокуроры обвинили Нуреддина Марбки (Noureddine Mabrki), главного редактора информационного сайта akherkhabaronline.com, за соучастие в преступлении в соответствии с тунисским законом о борьбе с терроризмом 2003 года за публикацию фото стрелка из Суса, Сейфеддина Резгуи, выходящего из машины прямо перед совершением своей кровавой расправы. Опубликованная 5 июля фотография была изъята по требованию властей, которые разыскивают её источник. Мбарки отказывается его раскрыть и теперь рискует получить  тюремный срок от 5 до 12 лет.

Фотошоп-изображение премьер-министра Хабиба Эссида, несущего лопату

Фотошоп-изображение премьер-министра Хабиба Эссида, несущего лопату

То же обвинение было применено против Абдулфаттаха Саеда (Abdelfatteh Saied), преподавателя математики, который заявил [ru] на своей странице в Facebook, что покушение в Сусе было заговором офицеров службы безопасности. Если Мбарки провёл в заключении только несколько часов, Саед находится под стражей с 16 июля. Он также обвиняется за то, что «обвинил госслужащего в нарушении закона без имеющихся на то доказательств»в соответствии со статьёй 128 уголовного кодекса, за то, что поделился и прокомментировал отфотошопленную фотографию премьер-министра Хабиба Эссида. Эта фотография, на которой изображён Эссид с лопатой, изначально была опубликована другим пользователем. Саед поделился этой фотографией на своей стене в Facebook 12 июля, прокомментировав решение регулятора в сфере радио- и телевещания о закрытии нескольких религиозных радиостанций и телеканалов. Он написал: «[Это] как если бы они [правительство] ждали и жаждали преступления в Сусе для того, чтобы закрыть все источники умеренного ислама. Это всё равно что дар, который им упал с неба».

Организации и борцы за права человека относятся с недоверием к недоработкам в новом законе о борьбе с терроризмом [ар], единогласно одобренном парламентом 25 июля. Текст заменяет закон 2003 года, принятый во время диктатуры Зина эль-Абидин Бен Али. За время его действия 3000 человек, в числе которых политические оппозиционеры, подверглись уголовному преследованию на его основании.

Закон 2015 года даёт широкое определение терроризма, увеличивает сроки предварительного заключения от 6 дней (в соответствии с предыдущим законом) до 15 дней и предусматривает смертную казнь для тех, кто обвиняется в террористических преступлениях, следствием которых явились смерть или изнасилование. Хотя Тунис никогда не отменял смертной казни, закон 2003 года не предусматривает её применение для наказания преступлений, связанных с терроризмом.

Кроме того, текст предоставляет службе безопасности исключительные полномочия перехватывать в реальном времени коммуникации подозреваемых (как по телефону, так и через интернет), длительностью не более четырёх месяцев по письменному постановлению следственного судьи или прокурора. В довершение ко всему, тюремное заключение до 5 лет предусмотрено для всякого, кто «публично и недвусмысленно восхваляет» террористическое преступление, его исполнителя и террористические группы.

#tunisia Закон о борьбе с терроризмом — могущественный инструмент в руках коррумпированной системы безопасности и судебной системы. Его воздействие будет опустошительным.

Всегда удовольствие смотреть на депутатов, которые изливают свой яд, голосуют за репрессивный закон и возвращаются домой с чувством исполненного долга

Правительственная политика по борьбе с терроризмом также была запятнана обвинениями в применении пыток.

В заявлении [ар], опубликованном 5 августа, Тунисская лига по защите прав человека подтвердила, что пятеро заключённых по обвинению в терроризме были подвержены пыткам во время своего задержания. Несмотря на то, что судья постановил [ар] освободить их 4 августа с двумя другими подозреваемыми по тому же делу, полицейские в штатском задержали их снова без ордера на арест, как только те попытались выйти из здания суда.

На той же неделе другой судья постановил освободить девять подозреваемых в покушении на музей Бардо, чьи признания были получены под пытками.

Журналистка из Туниса Ясмин Риан (Yasmine Ryan) написала в Тwitter по этому поводу:

Все 9 подозреваемых в налёте на #Bardo, были освобождены, включая предполагаемого организатора. Недостаточно доказательств.

Тунисский судья говорит, что так предполагаемые признания, полученные после ареста 9 подозреваемых в деле #Bardo, были результатом пыток.

Практика применения пыток для получения признания означает, что
по делу #Bardo арестованы не те люди, а настоящие виновники на свободе готовят новое нападение.

В коллективном блоге Nawaat, Хэнд Шэннауи (Hend Chennaoui) пишет [фр], что движения гражданского общества отметили «резкое увеличение полицейского насилия» с тех пор, как правительство объявило войну террору. Она добавляет :

Meanwhile, the country's decision-makers do not seem to find a balance between democratization and counter-terrorism.

Между тем, лидеры страны, кажется, не нашли золотой середины между демократизацией и борьбой с терроризмом.

Переводчик: Айнара Байкатова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо