Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Несмотря на обещания президента Рухани, в Иране по-прежнему запрещают фильмы

Режиссер Ахмад Реза Дарвиш снял эпическую религиозную сказку о восстании Ашуры. Несмотря на соблюдение религиозной этики в создании фильма, консервативные религиозные элементы все же призвали его запретить. Фото художника-постановщика.

Это первая часть статьи, изначально появившейся на сайте iranhumanrights.org и публикуемой здесь в сотрудничестве с Международной компанией за права человека в Иране. Вы можете прочитать вторую часть на сайте Global Voices по-русски здесь.

Несмотря на неоднократные заявления президента Рухани относительно необходимости позволить больше культурной свободы в Иране, запрет фильмов в Исламской Республике длится в течение двух лет его правления.

Последний фильм был добавлен в список запрещенных фильмов в июле 2015 года, когда министерство культуры и исламского управления под непосредственным руководством президента Рухани, запретило к показу [анг] фильм «Rastakhiz». Он стал 14-м в списке фильмов, запрещенных к публичному показу в Иране с 2007 года.

Хотя большинство из этих фильмов были запрещены к показу во время президентства Махмуда Ахмадинежада (2005-2013 гг.), они все ещё не доступны публике спустя два года после того, как Рухани занял место президента.

Наиболее частые причины для запретов фильмов – ссылки к массовым мирным протестам, последовавшим после спорных президентских выборов 2009 года в Иране. Это весьма острая тема в Исламской Республике, которую сторонники жёсткого курса в политике по-прежнему относят к «мятежу», и спорят с тем, что считается «неприемлемым» хиджабом (женский наряд) на актрисах.

5 июня 2013 года, во время своей президентской избирательной кампании, Рухани пообещал [перс] «передать власть над культурными вопросами народу», и спросил, как отдельный цензор может справедливо судить о религиозных нарушения, допущенных в фильмах. Такие высказывания увеличили надежды на то, что запрещенные фильмы будут показаны в кинотеатрах в случае, если будет выбран Рухани.

Заявления в поддержку культурной свободы продолжались во время президентства Рухани. На встрече с художниками и деятелями культуры 8 января 2014 года он заявил [перс]: «Рассматривать искусство с точки зрения безопасности – это самая большая ошибка». Он продолжил: «Если нет свободы, не будет истинных произведений искусства. Мы не можем творить и создавать по заказу. Любая атмосфера безопасности может в корне пресечь искусство».

В июне 2015 года на пресс-конференции, посвященной второй годовщине избрания на должность, в ответ на вопрос корреспондента о повсеместной отмене концертов за прошедший год Рухани ответил [анг]: «Мы считаем, что вопросы, касающиеся культуры, должны быть переданы людям культуры; атмосфера должна быть простой, чтобы потребители и создатели произведений искусства могли встретиться».

Тем не менее, споры между администрацией министерства культуры и исламского управления Рухани и кинорежиссерами Ирана до сих пор не решены, и фильмы остаются под запретом.

Ряд запрещенных фильмов был изначально показан на международном кинофестивале Fajr в Тегеране, некоторые из них были показаны в кинотеатрах в течение нескольких дней. Последняя жертва случая, фильм «Rastakhiz», был запрещен в день премьеры, хотя до этого по требованию Министерства культуры и исламского управления из киноленты было вырезано 40 минут.

«Rastakhiz» – это религиозный фильм, действие которого происходит в 7-м веке в Иране. Это история о восстании Ашуры, когда Хоссейн, внук пророка Мухаммада и третий Имам мусульман-шиитов, воевал против правящего калифа и умер в неравном бою возле Кербелы. Некоторые религиозные лидеры согласились с изображением имама Хуссейна, дяди Аболфазла аль-Аббаса. По шиитской теологии, изображение лица имамов и членов их семей запрещено.

Директор Ахмад Реза Дарвиш [анг] получил множество наград и положительных отзывов, когда фильм «Rastakhiz» был впервые показан на Международном кинофестивале Fajr в 2015 году. Но критика со стороны религиозных кругов была настолько сильна, что он был вынужден вырезать 40 минут из фильма, чтобы удовлетворить министерство культуры и цензоров исламского управления. Однако, некоторые религиозные лидеры были по-прежнему недовольны и в конечном итоге вынудили министерство внести запрет.

В течение последних двух лет, крайние позиции, принятые консервативными членами парламента и бескомпромиссными СМИ, наряду с ультраконсервативными религиозными группами, сыграли центральную роль в запрете фильмов к показу.

В сентябре 2014 года [перс], Комитет по вопросам культуры парламента Ирана написал письмо министру культуры и исламского управления, требуя запретить показ восьми фильмов, которые, как оказалось, вызвали одобрение у всеобщего “восстания” против победы Ахмадинежада в спорных президентских выборах в 2009 году.

«Мы ожидаем от учреждения, ответственного за киноиндустрию, что оно будет иметь право осуществлять свои решения. Министерство управления дало разрешение на показ моего фильма [«Khaneh Pedari» (Отчий дом)], но спустя два дня оно было вынуждено внести запрет, хотя фильм был показан только в небольшом кинотеатре», – рассказал [анг] режиссер Киануш Айяри Международной кампании по правам человека в Иране.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо