Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Журналист в изгнании рассказывает о торговле людьми и покушении на свободу массовой информации в Гамбии

Санна Самара, гамбийский журналист, который сейчас живет в изгнании в Сенегале[Фото использованы с его разрешения]

Санна Камара, гамбийский журналист, который сейчас живет в изгнании в Сенегале. Фото предоставил Санна Камара.

Гамбийский журналист Санна Камара [анг] начал писать о торговле людьми на родине в прошлом году, после чего был задержан и допрошен в полиции.

Вместе с The Standard  [анг], главной газетой Банжула, столицы Гамбии, Камара спросил и опубликовал мнение представителя гамбийской полиции об Отчете о торговле людьми в 2014 году [анг] (ООЛ), сделанном Государственным департаментом США, который признал Гамбию «страной отправления и назначения для женщин и детьми, принужденных стать бесплатной рабочей силой или сексуальными рабами». Пережив агрессию и покушения на убийство со стороны правительства, Камара был вынужден бежать из Гамбии, оставив жену и детей. Сейчас он живет в изгнании, в Сенегале.

Гамбия была под властью тиранической «демократии» почти 30 лет. Президент Яйя Джамме был молодым офицером, когда захватил власть в следствии военного переворота 1994 года, обещая «не допустить диктатуры в стране».

Гамбия признана как одна из стран Восточной Африки с наиболее репрессивным отношением к свободе прессы. Страна сейчас имеет номер 151 из 180 стран Индекса свободы прессы в 2015 году [анг].

Image used with permission from Sanna Carma

Фото предоставлено Санной Камара.

Автор Global Voices из Нигерии, Nwachukwu Egbunike [анг] недавно встретился с Санни Камарой в Абиджане, городе в Кот-д’Ивуар, где они обсудили его работу и решение покинуть страну.

Какие виды статей вы писали, будучи журналистом в Гамбии? Какие темы освещали?

Начиная с 2001 года, я писал статьи для ежедневной газеты и своего блога на разные темы, от политики и прав человека до новостей об окружающей среде и программах для развивающихся стран.

Ваша статья «Полиция признала, что существуют „проблемы“ с торговлей людьми» для The Standard [анг] подвергла вас нападкам полиции [анг], а потом и аресту [анг]. Расскажете нам немного о предыстории этих событий?

К проблеме торговли людьми в Гамбии всегда относились с деликатностью, особенно СМИ. Если понять политическую среду, в которой журналисты должны работать, можно увидеть, что здесь пространство для расследования дел, которые действительно важны населению или каким-то образом касаются их жизней, крайне ограничено. На это есть разные причины, но главная — это ограничение свободы прессы, слова и выражения законом.

1427331921939В июне 2014 года, когда я работал на The Standart в Банжуле, Государственный департамент США опубликовал всемирный рейтинг стран, который показывает уровень распространения торговли людьми, а также, какие меры принимают правительства для уменьшения этой проблемы, например, законы, аресты, привлечение к уголовной ответственности и так далее.

Не удивительно, что Гамбию отнесли к категории TIER 3. Это значит, что страна является страной отправления, транзита и назначения в сфере торговли людьми. До публикации этого рейтинга никто, ни правительство, ни гражданское общество, ни кто-либо другой не желал говорить о распространении торговли людьми с прессой, хотя они постоянно шептались об этом по углах.

Этот рейтинг дал мне всю необходимую информацию и авторитетные источники для начала работы. Следовательно, в первой статье я объединил интервью с представителем полиции, цитаты из американского исследования и мнение одной гражданской организации, которая интересовалась проблемой, но побоялась назваться.

Ее опубликовали в пятницу, 27 июня 2014 года. К 4 часам мне сказали, что отдел по особо крупным преступления полиции Гамбии получил приказ о моем аресте. Я не сбежал. Я остался и ждал, пока они придут. Но мне позвонил представитель полиции и сказал, что «у нас проблемы», и мне нужно встретится с ним в определенном участке, прежде чем до меня доберутся люди из этого отдела, что я и сделал.

Как вы думаете, почему ваша статья так взволновала правительство?

Конечно же, правительство взволновалось. Во время публикации президент был на встрече глав государств Африканского Союза. Как оказалось, публикация рейтинга ООЛ и место Гамбии в нем поставило правительство в «неловкое положение». Соответственно, он лично дал распоряжение всячески отрицать эти данные.

Но прежде, чем они могли что-то сделать, мою статью, которая подтверждала эти данные, опубликовали на передовой странице, так что все их аргументы против были заранее проигрышными. В то время, как в правительстве создавалась авторитетная група по решению этой проблемы, моя статья уже с шумом ворвалась в мир…

Так что их следующей уловкой было спустить на меня силы отдела по особо крупным преступлениям. Меня арестовали, допрашивали о моих источниках, о причинах публикации заведомо «ложных» новостей, кто я, на кого я работаю и так далее. Меня обвинили в «публикации ложных новостей». Если бы меня осудили, пришлось бы заплатить  штраф от 50 000 даласи (почти 2000 долларов США) до 250 000 даласи (почти 10 000 долларов США). Или же провести в тюрьме от 6 месяцев до 2 лет.

Когда вы решили уйти в изгнание?

Меня отпустили под залог, но поработав так 2 месяца, я понял, что быть журналистом в этой стране мне больше небезопасно. Оскорбления, угрозы и психологическое давление, через которые мне пришлось пройти, заставили меня сбежать в Сенегал. 2 августа 2014 года я прибыл в Дакар и попросил убежище у правительства Сенегала. Хоть мне его и не предоставили, президент Сенегала, Маки Салл, заверил всех изгнанных и преследуемых гамбийцев, что они могут рассчитывать на защиту правительства Сенегала, если только они не будут нарушать законы страны.

Каково это, жить в изгнании?

Это еще один опыт для меня, как журналиста. Наряду с необходимостью жить в франкоговорящей стране,   руки иногда опускаются и жизнь кажется такой безнадежной, особенно когда вспоминаешь о семье, маленьких детях и любящей, верной жене. Также сложно найти работу, ведь я не знаю французский. Хотя здесь и существуют разнообразные  региональные отделения медиаслужб, количество мест работы очень ограничено.

Вы всё еще пишешь о Гамбии издали? Насколько это отличается от работы дома?

Я веду блог «Пульс Гамбии» [анг], где продолжаю писать о Гамбии из Сенегала. Хоть я и не получаю прибыли, но мне дает силы любовь к родине и желание практиковаться. Я не могу остаться в Сенегале и просто прекратить писать о своей стране. Я верю, что все те проблемы сейчас такие же актуальные, как и когда я бежал.

Конечно же, это отличается от репортажей из самой страны, где я вижу повседневную жизнь гамбийцев, вижу их лица и слушаю их истории, а потом публикую. Но я уже привык к необходимости использовать Интернет и социальные сети, а изредка и звонки в Гамбию, чтобы собрать информацию. Это совершенно новая практика для меня как журналиста. Но на то мы и поколение социальных сетей, ведь так? (смеется) 

Президент Гамбии недавно освободил [анг] политических преступников, как вам этот ход?

Я с самого начала думал, что он сделал это специально, чтобы заработать политические очки. В конце концов, они и так были нелегально задержаны или осуждены… Большинство узников, которые попали в тюрьму после 1994 года, оказались там только из-за того, что разошлись с президентом во мнениях, отказались его поддержать. Тогда их признали предателями и обвинили в преступлениях, которые они не совершали, провели нечестные судебные процессы, в результате которых они получили определенные сроки в тюрьме. А многие даже не получили такую роскошь как суд, их просто бросили за решетку, некоторые там и умерли… Следующие президентские выборы в Гамбии назначены на сентябрь 2016 года, и Джамме собирается участвовать в гонке и в этот раз. Это будет его 5 срок в президентском кресле. А теперь посчитайте…

Как вы думаете, проблема прав человека в Гамбии, особенно покушение на свободу слова, получила должное внимание в мире?

Это обсуждалось в некоторых кругах, но все же этого внимания недостаточно для изменения ситуации, которого добываются борцы с тиранией. Иногда мне кажеться, что причина того,что другие игнорируют наше бедственное положение, это наш маленький размер или отсутствие минеральных ресурсов…если бы Яйя был главой штата какой-то большой страны, вроде Нигерии или другой африканской страны, у нас был бы уже большой прогресс… 5 лет тирании достаточно для любого свободолюбивого человека. В Гамбии долго испытывали свободу, мир и процветание…

Что вы думаете о свободе слова и защите журналистов в Африке?

Думаю, люди борются за данные им Богом права свободы слова и прессы в разных странах Западной Африки. Сейчас у нас есть Интернет, социальные сети, смартфоны, беспрецедентный в истории борьбы человечества за свободу уровень информированности в каждой стране. Соответственно, волна изменений   быстро сметает барьеры в виде диктаторских режимов, оставляя свободу во в всем мире, особенно в Африке.

Как правило, правительства тиранов делают всё возможное, чтобы контролировать  поток информации от и до населения, удерживая сильную власть над медиа. Но с приборами, которыми обладает новое поколение, это больше не работает. Также это значит, что у журналистов стало больше способов собирать данные, общаться со своими источниками  и распространять информацию. В некоторых странах это увеличило количество угроз от правительств и противников свободы слова, но прогрессивные страны воспринимают ее скорее как благословение и используют для лучшей организации власти.

В этом суб-регионе диктаторские режимы падают один за другим, а новые становятся все более и более открытыми для критики и демократических ценностей. Но борьба за свободу прессы и слова не будет окончена, пока не будет свергнут последний диктаторский режим.

Переводчик: Оксана Мотора

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо