Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Могут ли “ложные” охоты спасти львов в Кении и Танзании?

Male Lion at Sunrise, Ol Pejeta Conservancy, Kenya, East Africa. Photo by Diana Robinson. CC-BY-NC-SA 2.0

Лев на рассвете, заповедник Оль Педжета, Кения, Восточная Африка. Фото Дианы Робинсон. CC-BY-NC-SA 2.0

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке]

Эта статья Стефани Длониак  была первоначально опубликована на сайте Ensia.com, в журнале, который освещает решения международных экологических проблем, и размещена здесь в соответствии с соглашением о разделе контента.

На плоскогорье, поросшем низким кустарником, недалеко от горы Килиманджаро, в брезентовой палатке с металлической крышей, которая напоминает ангар для самолета, Филипп Бриггз (Philip Briggs) показывает трёх львиц из коллекции карточек [прим. переводчика: наподобие бейсбольных карточек].

“У этих львиц родились детеныши в начале 2010-го, прямо перевод засухой, — говорит Филипп, — Они стали постоянно нападать на пастбища и охотники в отместку убили Нарику”.

Эти карточки были созданы Кенийской некоммерческой организацией Хранители Львов для того, чтобы помочь местным работникам заповедника узнавать отдельных львов. Каждая карточка содержит фотографию и описание львов, живущих в окрестностях национального парка Амбосели в Кении. Раскладывая карточки, словно пасьянс, в семейные древа, и скользя ими по деревянному обеденному столу, будто бы сами львы передвигаются по саване, Бриггз и Стефани Долренри, биологи из Хранителей Львов, рассказывают историю о постоянных убийствах львами скота и о том, как смерть Нарики вдохновила разработать средство управления такими львами – “ложную” охоту.

Trading-card-like images and descriptions of lions help Lion Guardians distinguish among individual animals as they work to minimize human-lion conflict. Photo by Stephanie Dloniak

Изображения и описания львов на карточках помогают Хранителям Львов различать отдельных животных и свести к минимуму конфликт человека и льва. Фото Стефани Длониак

Масаи, коренные скотоводы южной Кении и северной Танзании, всегда охотились на львов – и в ответ на нападения на домашний скот, и в качестве ритуального обряда посвящения в мужчины. Во время охоты воины выслеживают льва, окружают его, сопровождая свои действия традиционными песнями и криками и, наконец, нападают и убивают животное в многоголосом неистовстве.

“После смерти Нарики ее сестры, детеныши и самец по имени Ломуняк покинули территорию и перестали убивать скот на два месяца” — рассказывает Долренри. “Мы заметили сильные изменения в поведении.”

““If they are reprimanded after attacking livestock, they can learn.” — Eric Ole Kesoi

Если они поняли предупреждения после атаки на скот, значит, они могут учиться.” — Эрик Оле Кесой

Команда Хранителей Львов задалась вопросом, могут ли “ложные” охоты – близко имитирующие реальные, кроме убийства льва в конце – добиться того же результата в поведении, помогая защитить больших кошек. Львы в настоящее время занимают лишь 25 процентов от их исторического диапазона в Африке и их популяция сокращается в основном из-за потери среды обитания, охоты и ответных убийств.

“[Масаи] считают, что львы – умные животные и они осознают, что делают что-либо неправильно”, — говорит управляющий сообществом Хранителей Львов и старейшина масаи Эрик Оле Кесой, который участвовал в нескольких “ложных” охотах. “Если они поняли предупреждения после атаки на скот, значит, они могут учиться.”

Хранители стремятся сохранить популяцию львов за счет слияния традиционных экологических знаний и ценностей местных жителей масаев с современной технологией и методом анализа данных. Воинов масаи, выбранных стать хранителями, обучают и снабжают оборудованием радио-слежения, GPS модулями, коллекциями карточек со львами и мобильными телефонами вдобавок к их традиционным дубинкам и ножам. Молодые люди выслеживают львов, документируют проблемы со средой обитания, предупреждают скотоводов, если неподалеку львы, и отыскивают отбившийся скот. Хранители успешно осуществляют свою деятельность; местная популяция львов выросла вдвое за последние четыре года и лишь немногие были убиты. “Ложные” охоты стали одним из основных средств воздействия Хранителей.

На львов, которых заметили в повторяющихся нападениях на скот и которых можно было отследить сразу после, Хранители провели пока шесть “ложных” охот. Предварительные результаты обнадеживают: все эти львы переставали убивать скот на один-два месяца.

Lion Guardian Ng’ida takes a GPS point in front of Mt. Kilimanjaro. GPS data help Lion Guardians track animals and keep livestock out of harm’s way. Photo by Philip Briggs.

Хранитель Львов Нг'ида определяет координаты перед горой Килиманджаро. GPS данные помогают Хранителям отслеживать животных и держать скот в безопасности. Фото Филипа Бриггза.

Оле Кесой видит ценность и для львов, и для масаев. “Ложные” охоты как терапия отвращения могут смягчить конфликт человека и льва и снизить смертность последних. В то же время, охоты позволяют Хранителям принимать активное участие в защите общины.

Однако не все поддерживают эту точку зрения. Крейг Пэкер, эколог в Университете Миннесоты, изучает львов, живущих в Серегенти, Танзания, с 1978 года. “Хотя Хранители Львов – определенно ценный и инновационный проект, я беспокоюсь о долгосрочной жизнеспособности программы”, — говорит Пэкер. “Проблемы сохранения популяции львов потребуют гораздо больше, чем ‘культурно приемлемые’ стратегии по смягчению конфликта”.

Сьюзан Альбертс более оптимистична. Будучи биологом в Университете Дьюка, Альбертс проработала с этой экосистемой больше 20 лет в рамках проекта по исследованию павианов в Амбосели.

“Главная опасность для дикой природы в Амбосели – рост человеческого населения. Всем известно, что нужно для её преодоления – обучение, добровольные переселения, возможно компенсации. Нет никакой панацеи. Но наряду с этим, применение знаний о хищниках, так же как и заинтересованность общины в том, чтобы экосистема оставалась нетронутой, представляется очень важным и должно продолжаться.”

Для заповедников в Африке “ложные” охоты на проблемных львов, конечно, не волшебное решение. Но вместе с другими средствами – в частности, с теми, которые опираются на местные традиции и ценности – они могут помочь и дикой природе, и людям, играющим с картами, которые им выпадают, в пасьянс на жизнь.

Примечание редактора: Стефани Длониак написала эту статью в качестве участника программы наставничества Ensia Mentor Program для журнала Ensia. Её наставник в проекте – отмеченная наградой журналистка, специализирующаяся на проблемах окружающей среды и науки Мишель Нейхаус.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо