Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Абель Вабела: «Борьба с апатией свидетеля… Это моя миссия как человека»

abel_wabela_freezone9bloggers_2

Абель Вабела. Рисунок Мелоди Сандберг.

В прошлом апреле в Эфиопии были арестованы девять блогеров и журналистов. Некоторые из этих мужчин и женщин работали с Zone9, коллективным блогом [анг], который освещал социальные и политические проблемы Эфиопии и продвигал права человека и подотчётность правительства. И четверо из них были авторами Global Voices. В июле им были предъявлены обвинения [анг] по Антитеррористической прокламации страны. Со времени задержания они находятся за решёткой, и их суд начался совсем недавно.

Это шестая статья в нашей серии – «У них есть имена» – в которой мы хотим выделить каждого из блогеров, в настоящее время находящихся в тюрьме. Мы хотим создать их образы как людей, рассказать их собственные и своеобразные истории. На этой неделе шведский блогер и художник Мелоди Сандберг (Melody Sundberg) пишет об Абеле Вабеле (Abel Wabela), члене Zone9 и редакторе сайта Global Voices на амхарском языке.

Я никогда не была в Эфиопии, но я внимательно следила за бесконечными судами над блогерами через социальные медиа и разговоры. Часто упоминается имя Абеля Вабелы, 28-летнего блогера [анг], автора и переводчика для Global Voices. В первые три месяца заключения блогеров в Маекелави*, Абель отказался подписывать подготовленное для него признание; сделав это, он бы оговорил себя и других блогеров. За это Абель подвергся крайней степени пыткам. По информации Ethiopian Human Rights Project (EHRP) [анг], он был избит другим человеком палкой, и его ноги были кем-то выпороты компьютерным кабелем. Его вынудили лежать на полу, пока следователи ходили по его спине, шее и лицу. С тех пор ему приходится использовать слуховой аппарат из-за ухудшения слуха.

По словам Эндолка Чалы [анг], сооснователя группы блогеров, Абель сталкивался с плохим обращением ещё до своего ареста. Однажды, за три недели до ареста, Абель был избит по дороге с работы домой. Несколько человек появились и избили его столь жестоко, что он потерял сознание, и они забрали его телефон и ноутбук. Он боялся, что избиение было угрозой с целью заставить его прекратить вести блог. Но Абель продолжил свою работу.

Abel Wabela. Photo courtesy of family.

Абель Вабела. Фото любезно предоставлено семьёй.

Я хотела узнать больше об Абеле, так что я попросила нескольких близких к нему людей описать своего друга. Эндолк Чала описывает Абеля как самую добросердечную и прекрасную душу. Абель — человек знания и великий собеседник, и он верит в открытые и честные дискуссии. Джомэнэк Кэсайе [анг] описывает Абеля как прямого человека, который знает, за что выступает. В то же время, он очень скромен. Он всегда жаждет получить новые знания. Он любит проводить время в разговорах с историками, университетскими преподавателями и авторами. Его вера важна для него. Он любит ходить в церковь. Он часто посещал заключённых, нося в сердце страну и её народ. Он всегда думает о других больше, чем о себе.

Бессердечное обращение с Абелем продолжилось и после его заключения в Маекелави. После одного из заседаний в феврале, тюремные служащие забыли надеть на него наручники в автобусе при возврате в тюрьму. За это Абель был наказан. Они связали его цепями для собак на весь день и забрали его слуховой аппарат. Во время заседания суда в мае Абель был однажды наказан за использование своего права на свободу слова. Абель поставил под вопрос поведение судей, которые не позволяли заключённым говорить. За это он был приговорён к четырём месяцам за неуважение к суду.

Обработка, через которую прошёл Абель, сломала бы любого. Абель всё равно продолжал оказывать сопротивление. Я спрашиваю себя: что заставляет человека идти на риск возможного ареста, избиений и пыток? Я нахожу ответ, читая последнее письмо [анг] Абеля:

My purpose is to communicate. My aim is to learn. My reason is to engage in a deep insightful intuitive understanding of life and fight bystander apathy. This is my mission as a human. It is not a task I was given from a stranger. I will not allow anyone to trample on this basic right. I will not bargain with anyone whether they are people of political power, individuals, institutions or even a society to give away my basic speech right. I practice my free speech rights in a public sphere, in my own private space, on social media, in prison, in a court room, in a police interrogation rooms. I use my free speech rights responsibly without hindering other peoples’ rights and I want to practice it everywhere. In hindsight warnings, intimidations, arrest and torture have not stopped me from exercising my free speech rights neither they do in the future.

Моя задача — общаться. Моя цель — учиться. Основание моих действий —  занятие глубоким проницательным интуитивным пониманием жизни и борьба с апатией свидетеля. Это моя миссия как человека. Это не задача, которая была дана мне незнакомцем. Я никому не позволю попирать это основное право. Я не буду ни с кем заключать сделку, будь они люди политической силы, частные лица, организации или даже общество, по отказу от моего основного права на свободу слова. Я осуществляю свои права на свободу слова в общественном пространстве, в моём собственном частном пространстве, в социальных медиа, в тюрьме, в зале суда, в полицейских комнатах допроса. Я пользуюсь моими правами на свободу слова с ответственностью, не препятствуя правам других людей, и я хочу осуществлять их везде. Оглядываясь назад, предупреждения, запугивания, арест и пытки не остановили меня от осуществления моих прав на свободу слова и они не сделают это в будущем.

«Борьба с апатией свидетеля… Это моя миссия как человека». Эти предложения дают простой ответ на сложный вопрос. Причина, по которой Абель продолжает использовать своё право на свободу слова, состоит в том, что это основное право, которое можно осуществлять везде в любой ситуации. Он сделал выбор использовать это право, потому что высказываться против несправедливости — это бороться с апатией свидетеля. Я более чем уверена, что он будет продолжать защищать это право до конца своей жизни.

Мы живём в мире, где некоторые клеят на использование свободы слова ярлык террористического акта. Мы также живём в мире, где другие приносят в жертву свою свободу, защищая наше право говорить, что мы думаем. Блогеры Zone9 [анг] защищали права человека. Они решили противостоять несправедливости. За это у них украли их свободу.

Я не знакома с Абелем сегодня, но я жду дня, когда буду.

* После ареста блогеры и журналисты содержались в Маекелави. Маекелави — это отдел уголовных расследований федеральной полиции в Аддис-Абебе. Политические узники, журналисты, блогеры, организаторы протестов, помимо прочих, содержатся там до перевода в тюрьму. Human Rights Watch сообщал [анг] о пытках, насильственных методах ведения допроса и плохих условиях заключения, имеющих там место.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо