Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

«Кто я?» — вопрос, преследующий послевоенную Боснию и Герцеговину

bosnianroma

Фото Mirko Pincelli для медиа-проекта PCRC/PINCH «Боснийский Рим». Использовано с разрешения.

Татьяна Милованович изучает национальную, этническую и личную идентичность в послевоенной Боснии и Герцеговине в этой статье, изначально опубликованной на сайте Balkan Diskurs [анг], который ведётся базирующимся в Сараево Post-Conflict Research Center, получателем гранта Rising Voices [анг] за 2014 год. Она публикуется здесь согласно соглашению об обмене контентом.

Если в 1990-х вы бы спросили моих бабушку и дедушку, к какой нации они принадлежат, они бы сказали вам, что они югославы и боснийцы.

Мой дедушка, возможно, завёл бы ностальгические рассказы о прошлом, вспоминая, как в качестве полисмена в 1984 году он отправился в Сараево для работы во время Олимпийских игр или каково было в Косово в 1970-х. Моя бабушка, скорее всего, заговорила бы о «Borac», производителе одежды из деревни Бановичи, Босния, который был лучшим коллективом, в котором она когда-либо работала, и о том, как они вместе ездили на лучшие коллективные экскурсии. И да, они были югославами, и они были боснийцами.

Если задать им тот же вопрос сегодня, они не будут знать, как ответить. Они, по большей части, избегают разговоров о том времени. Бабушка говорит, что в разговорах больше нет смысла, ведь лучшие дни её жизни остались далеко позади, а сегодня в этой стране она просто выживает.

В конституция Боснии и Герцеговины сказано, что все граждане Федерации Боснии и Герцеговины и Республики Сербской автоматически являются гражданами Боснии и Герцеговины. По факту, все мы как граждане БиГ (Боснии и Герцеговины) имеем паспорт и другие удостоверяющие личность документы с крестом одной страны и отметкой об одном гражданстве. Но что значит быть боснийцем и герцеговинцем в Боснии и Герцеговине и существует ли вообще такая идентичность?

Разговаривая с ученицей старшей школы из Кладаня, маленького города на северо-востоке Боснии, я обнаружила, что даже сегодня они не могут объяснить её дедушке, что они босняки, южно-славянская этническая группа в Боснии и Герцеговине; он просто упрямо заявляет, что он босниец и не знает другой национальной идентичности.

Поколение, предшествующее войне 1990-х, было выращено под девизом «братства и единства» бывшей Социалистической Республики Югославия и научено, в целом, подавлять религиозную и этническую идентичность для блага общества.

И действительно, когда я думаю о стране, в которой я живу, принимая во внимание как её историю, так и время, в которое она развивается сейчас, я не могу перестать задаваться вопросом: «Что значит быть боснийцем и герцеговинцем в Боснии и Герцеговине и существует ли вообще такая идентичность?»

Как кто-то, кто вырос после войны в Боснии и Герцеговине, я всегда сталкивалась с дилеммой, размышляя о своей этнической и национальной идентичности. Я выросла в семье, следующей православной традиции, так что меня всегда рассматривали как серба, и тут дилеммы не было; не было дилеммы ни для кого, кроме меня, потому что я всегда чувствовала, что чего-то не хватало.

A young man reminisces on better days of the former Yugoslavia while vieweing a portrait of Yugoslav leader Josip Broz Tito. Charichature by Chloe Gaillard for Balkan Diskurs.

Молодой человек вспоминает о лучших днях бывшей Югославии, смотря на портрет югославского лидера Иосипа Броза Тито. Карикатура Chloe Gaillard для Balkan Diskurs.

Этнические символы стали так важны в Боснии и Герцеговине, что иногда мне кажется, что мы живём во времена древней истории и племенного разделения, когда цвета и знаки племени были единственной гарантией выживания. Во время, когда политики через СМИ открыто говорят о непризнании столицы этой страны, об усилении субъектов и создании независимых регионов, мне интересно, есть ли возможность жить и выживать без этнической принадлежности.

Что беспокоит молодежь в БиГ больше всего, так это невозможность найти работу и проистекающая отсюда нехватка денег. Из-за этих проблем большое число молодых людей ежедневно решает следовать за своим счастьем вне границ БиГ. Трудности жизни за границами «вашей группы» сделаны очевидными многими случаями, когда рабочие места распределяются для выполнения этнических квот, и традициями трудоустройства по «партийной линии». Если мы учтём, что 80% политических партий включают этнические символы в свои названия, мы увидим размер проблемы, с которой сталкивается страна.

Иногда кажется, что бесполезно говорить о существовании страны Босния и Герцеговина, поскольку большинство её граждан объявляет себя членами какой-то другой группы, а не гражданами этой страны. Я задаюсь вопросом: существует ли в действительности страна, если даже те, кто имею её паспорт, отрицают её существование. Как получилось, что только старик из Кладаня помнит о ней? Почему не можем мы все быть упрямы и предотвратить воровство у нас того, кем были наши бабушки и дедушки? Почему мы продолжаем пытаться забыть, откуда мы, и в каких границах мы живём? Мы не можем забыть нашу религию и этническую принадлежность, потому что они заложены в нашей личности и истории наших семей и предков. Но мы должны также обратиться к, быть может, даже большему приоритету — всем этническим принадлежностям и религиям, живущим рядом внутри этих государственных границ. Не было бы здорово, если бы мы могли говорить о принадлежности к большей группе, и, в конце концов. говорить друг о друге как о гордых боснийцах и герцеговинцах?

Я верю, что такие идеи «братства и единства» могут сегодня казаться слишком идеалистическими и даже невозможными, но если вы думаете, что они хотя бы немного необходимы, и если считаете их логичными, то не всё потеряно. Даже если иногда это кажется безумным и даже слегка наивным, я верю, что все граждане БиГ немного похожи на того старика из Кладаня.

Быть боснийцем и герцеговинцем сегодня значит быть сердитым и ожесточённым на политическую систему в стране. Это значит жить в экономически нестабильных сообществах, каждый день борясь за выживание и «лучшее завтра». Но также это значит быть гордым, когда наши атлеты выигрывают медаль или когда Сараево выигрывает соревнование 100 лучших мест для туристов. Быть боснийцем и герцеговинцем значит чувствовать любовь и принадлежность и нести их с собой всегда и везде.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо