Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Что члены коллектива Global Voices думают о результатах всеобщих выборов в Турции?

Berlin, Germany. 6th June 2015 -- Female activists shout and show the victory sign. They hold a banner with the logo of the pro Kurdish and left wing HDP. -- About 1,000 march in Berlin Neukoelln and Kreuzberg against recent bombing attacks on the election campaign of pro Kurdish HDP. The participants accuse Turkey's president Recep Tayyip Erdogan for calling his supporters for violence against HDP. Demotix image.

Берлин, Германия. 6 июня 2015 года — женщины-активистки держат флаг с логотипом прокурдской левой партии НДП во время антиправительственной демонстрации. Автор фото: Thorsten Strasas. Demotix ID 7791641.

В воскресенье ночью избирательная комиссия Турции объявила результаты ошеломляющих выборов, которые многие возносят как начало конца долго доминировавшей в стране консервативной ПСР (Партия справедливости и развития).

Результаты принесли ПСР около 41% голосов, что значит, что она не может сформировать однопартийное правительство. Прокурдская НДП, получив около 13% голосов, впервые успешно перешла 10-процентный порог, необходимый для получения мест в парламенте; также порог преодолели Республиканская народная партия (25%) и националистическая ПНД (16.3%).

Событием выборов стал проход НДП в парламент. Их успех поколебал большинство ПСР в законодательном органе, которое у многих избирателей ассоциировалось с антисекуляризмом, коррупцией, отсутствием прогресса по решению гендерного и социального неравенства и ухудшением ситуации со свободой СМИ и интернета. Хотя некоторые беспокоятся, что эта маленькая партия откажется от своей широкой избирательной платформы и вернётся к узкой политике «курдского вопроса», ей, тем не менее, удалось завоевать избирателей, уставших от ПСР. Теперь у НДП есть прекрасная возможность показать, что она серьёзно пытается стать национальной партией, способной бороться за изменения в стране.

Global Voices спросили некоторых из своих самых активных авторов и переводчиков, в чём, по их мнению, состоит значимость всеобщих выборов 7 июня, и что теперь может ждать Турцию.

Эркан Сака (Erkan Saka):

The most significant consequence is the end of the one party government-regime led by AKP.

In the worst case scenario, no coalition government will be founded and there will be early elections and AKP will win a majority of seats again in the early days of this Fall. However, AKP seems to be in decline and even the nationalist Turkish party, MHP may not help AKP to regain power. Even early elections may not save AKP.

Erdoğan's dream of a more powerful presidency is either crushed or postponed. The former more likely.

If HDP continues its existing policies, the Kurdish movement may essentially be integrated into Turkey's politics and will become a strong, popular secular party of the left.

The Gezi spirit continues to haunt Erdoğan. Most young Gezi activists I observed initially kept their distance from the Kurdish movement because it kept its distance from the Gezi Resistance. But Gezi supporters decided to punish Erdoğan with tactical voting.

Moreover, HDP began to embrace and incorporate social opposition from many circles including Gezi activists. If HDP continues like this, these tactical decisions on the part of voters will probably become long-term commitments…

Самое значительное последствие — это конец однопартийного режима, возглавляемого ПСР.

В худшем случае не будет создано коалиционного правительства, и будут проведены досрочные выборы, и ПСР снова выиграет большинство мест в начале этой осени. Однако ПСР кажется пришедшей в состоянии упадка, и даже националистическая турецкая партия ПНД не может помочь ПСР восстановить власть. Даже досрочные выборы не могут спасти ПСР.

Мечта Эрдогана о более сильной президентской власти либо разбита, либо её исполнение отложено. Первый вариант более вероятен.

Если НДП продолжит вести свою нынешнюю политику, курдское движение может, в конце концов, интегрироваться в политику Турции и стать сильной, народной светской партией левого фронта.

Призрак Гези продолжает тревожить Эрдогана. Большая часть молодых активистов с Гези, за которыми я наблюдал, изначально держались в стороне от курдского движения, потому что она держалось в стороне от движения в парке Гези. Но сторонники Гези решили наказать Эрдогана тактическим голосованием.

Более того, НДП начала принимать и включать общественную оппозицию из многих кругов, включая активистов Гези. Если НДП продолжит подобным образом, эти тактические решения части избирателей станут, возможно, долговременной приверженностью…

Арзу Гейбуллаева (Arzu Geybullayeva):

As an outsider, this certainly felt like the most important election in Turkey's history. I was surprised to see how lively these elections were, both in terms of voting turnout, and discussion.

I had more hopes than my Turkish friends in this election. I think there are a few reasons for that. One is that to me it looked like HDP was going to make it given how active the party was. And just based on the discussions I had been hearing around, it looked like there was a lot of confidence votes that would go to HDP.

Another reason for my optimism was the overall election atmosphere in the country. Being from an authoritarian regime [neighbouring Azerbaijan] where we have yet to have free and fair elections let alone party campaigns, I felt a sense that things could really change in Turkey.

Для меня, как для постороннего человека, эти выборы определённо казались самыми важными в истории Турции. Я была удивлена, увидев, какими живыми были эти выборы, с точки зрения как явки, так и обсуждения.

У меня было больше надежд на эти выборы, чем у моих турецких друзей. Я думаю, этому есть несколько причин. Одна из них — это то, что мне казалось, что НДП сделает это [пройдёт в парламент], учитывая, как активна была эта партия. И просто на основе обсуждений, которые я слышала, казалось, что НДП получит много голосов, основанных на доверии.

Ещё одной причиной моего оптимизма была общая атмосфера выборов в стране. Так как я из страны с авторитарным режимом [соседний Азербайджан], где у нас нет свободных и честных выборов, не говоря уж о партийных кампаниях, у меня было чувство, что в Турции вещи действительно могут измениться.

Ортач Ортуч (Ortac Oruc):

I can say that this was one of the most complex elections in Turkey, and maybe for the first time many people voted rationally by thinking about the parliamentary system, literally counting seat numbers and putting aside their own ideologies and social opinions. I don't think this has ever happened before.

HDP carried out a very successful election campaign; they showed us that they know, are aware of and want to change what has been restraining us for the last 10 or more years. There's still a sense of hope for change, just like during the Gezi Protests. And yes we gave our votes to punish Erdoğan, we gave our votes with our own ideas, reflections, and dreams of the future.

From this point on I'll be skeptical. The people we voted for have also had their own dreams of a future, for a very long time. We forget everything we've been through surprisingly easily. We forget but there's a wicked history [referring to Kurdish separatism and violence] at the starting point of what eventually took its name as HDP. AKP knows politics very well, they managed to thoroughly change the view of people of Turkey on almost everything. Now we have voted for [HDP] without regard for its past. This is not a bad thing, it was the only reasonable way. What is sad is that HDP will not necessarily forget its history and its initial purposes. And they will act upon those ideas, rather than making mutual contributions. We tend to believe in change, and so we tend to get stabbed in the back. If only I could be more optimistic about this outcome.

Я могу сказать, что это были одни из самых сложных выборов в Турции, и, может быть, впервые многие люди голосовали рационально, думая о парламентской системе, буквально считая количество мест и отбрасывая собственные идеологии и социальные мнения. Я не думаю, что такое случалось когда-либо ранее.

НДП провели очень успешную предвыборную кампанию; они показали нам, что они знают, что они осведомлены о том, что ограничивало нас последние 10 или более лет, и хотят изменить это. Всё ещё есть чувство надежды на изменения, такое же, как во время протестов в парке Гези. И да, иы отдали наши голоса, чтобы наказать Эрдогана, мы отдали наши голоса вместе с нашими идеями, мнениями и мечтами о будущем.

С этого момента я буду скептиком. Люди, за которых мы проголосовали, также долгое время имели свои мечты о будущем. Мы забываем всё, через что мы прошли, удивительно легко. Мы забываем, но то, что в конце концов стало называться НДП, в начале пути имело страшную историю [имеется в виду курдский сепаратизм и насилие]. ПСР очень хорошо знает политику, они смогли постепенно изменить мнение народа Турции почти обо всём. Сейчас мы проголосовали за [НДП] без оглядки на её прошлое. Это не есть что-то плохое, это был единственный разумный путь. Печально то, что НДП вовсе не обязательно забудет свою историю и свои изначальные цели. И они будут действовать в соответствии с теми идеями, а не делать взаимный вклад. Мы, как правило, верим в изменения, так что нам, как правило, наносят удар в спину. Если бы я только мог относится к этому результату с большим оптимизмом.

Ахмет Сабанчи (Ahmet Sabanci):

I'm more hopeful and generally more optimistic about HDP. It wants to continue like this — the party has known that just talking about Kurds won't help the solve ‘Kurdish issue’ for a while (since 2006-07 at least). With these election results, they showed this to both radical Kurds and Turks as well, especially the people at Gezi. They knew that most of our problems arise from economic and social injustices and now everyone has started to listen them.

For me, this was the second breaking point for Turkey, after Gezi. And this will charge all activists and opposition groups to work harder here. There will be some hard times ahead — for two years maybe — but after that, we can achieve a lot here.

A couple of notes about AKP's situation. As we saw so far, they want to play aggressive after this result.

Deputy Prime Minister Yalçın Akdoğan said: “HDP can only make movies of the peace process [in Kurdish eastern Turkey] from now on,” suggesting HDP's victory had undermined the real force for peace in the country: AKP.

Burhan Kuzu, another AKP politician wrote on Twitter “People chose chaos, instead of stability.”

Lots of pro-AKP journalists use the same arguments, claiming the results will cause an economic crisis. People worry that AKP may try to seek revenge for these results.

On a personal note, I'm so happy that HDP has the same number of MPs (or maybe +1 after some objections) as the nationalist MHP. Just seeing that gives me joy.

У меня больше надежд и, в целом, больше оптимизма насчёт НДП. Она хочет продолжать таким же образом — партия уже некоторое время (по крайней мере, с 2006-07 года) знает, что просто разговоры о курдах не решат «курдский вопрос». С результатами этих выборов они показали это и радикальным курдам, и туркам, особенно людям с протестов Гези. Они знают, что большая часть наших проблем происходит от экономических и социальных несправедливостей, и теперь каждый начал прислушиваться к ним.

Для меня, это был второй переломный момент для Турции после Гези. И он заставит всех активистов и все оппозиционные группы работать больше здесь. Впереди будут тяжёлые времена — два года, быть может — но после того, мы можем много достичь здесь.

Пара замечаний о ситуации с ПСР. Как вы смогли увидеть на данный момент, после этого результата они хотят играть агрессивно.

Заместитель премьер-министра Ялчин Акдоган сказал: «НДП теперь может только снимать фильмы о процессе мирного урегулирования [в курдской восточной Турции]», — предполагая, что победа НДП подорвала реальную силу, движущую страну к миру, — ПСР.

Бурхан Кузу [анг], другой политик из ПСР, написал в Twitter: «Люди выбрали хаос вместо стабильности».

Многие журналисты. поддерживающие ПСР, используют те же аргументы, заявляя, что результаты вызовут экономический кризис. Люди волнуются, что ПСР может попытаться отомстить за эти результаты.

От себя лично: я так счастлив, что у НДП столько же депутатов (или, может быть, +1 после некоторых возражений), сколько и у националистической ПНД. Само по себе это приносит мне радость.

Эче Басай (Ece Basay):

When I look at the overall picture — assuming there will not be an early election — I find the outcome very promising for many reasons. The first and main reason is that within this incoming parliament, the quality of representation has significantly increased. Many people, including non-Muslims, Kurds, and women have entered the parliament, which signals the chance for a more respectful, hardworking and equal politics. When it comes to the representation of women, the number has increased from 14.3% to 18%. It is still not enough, but it is a very important step. Especially the presence in the parliament of women who are known for their work on equality such as Filiz Kerestecioğlu (HDP), Meral Danış Beştaş (HDP) Hüda Kaya (HDP) and Leyla Şahin Usta (AKP) increases my hope about the future of women's rights movements and equality in this country. Hopefully, after 13 years, some things might start to get better for women.

The change of power distribution might also affect relationships beyond the parliament. One of the areas that might breathe the most would be the media. Although half of it is still in the hands of Justice and Development Party supporters, at least, with the result of these elections, the rest of the media might find space to express their point of view more easily and confidently. This situation, might help bring back some press freedom and transparency, which is essential for democracy.
Therefore, overall, the outcome is a hopeful one. Now, the rest is up to the political parties.

Когда я смотрю на общую картину — если предположить, что не будет досрочных выборов, — я нахожу итог очень обещающим по многим причинам. Первая и главная причины — в этом начинающем свой срок парламенте значительно возросло качество представительства. Многие люди, включая немусульман, курдов и женщин, получили места в парламенте, что знаменует шанс на более уважительную, трудолюбивую и равную политику. Что касается представленности женщин, их число возросло с 14,3% до 18%. Это всё ещё недостаточно, но это очень важный шаг. Особенно присутствие в парламенте женщин, которые известны за свою работу по равенству, например, Филиз Керестеджиоглу (НДП), Мерал Даныш Бешташ (НДП) Хюда Кая (НДП) и Лейла Шахин Уста (ПСР), увеличивает мою надежду на будущее движений в защиту прав женщин и равенства в этой стране. Надеюсь, после 13 лет некоторые вещи станту для женщин становиться лучше [ссылки ведут на аккаунты в социальных сетях].

Изменения распределения власти может также повлиять на отношения за пределами парламента. Одной из областей, которая может получить больше всего, могут быть СМИ. Хотя половина из них всё ещё находится в руках сторонников Партии справедливости и развития, по крайней мере, с результатами этих выборов, остальные СМИ могут найти место для выражения своей точки зрения с большей лёгкостью и доверием. Эта ситуация может помочь вернуть некоторую свободу прессы и прозрачность, которые важны для демократии.
Таким образом, в целом, итог позволяет надеяться. Теперь остальное зависит от политических партий.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо