Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Искупление «Времени плача»

Аукцион рабов на Юге / с оригинального эскиза Теодора Р. Дэвиса. Изображение из Библиотеки Конгресса, Отдел эстампов и фотографий

Я только что вернулся из Турции, где работал над проектом [анг] к 100-летней годовщине геноцида армян, ассирийцев и греков, осуществлённого Османской империей в 1915 году. Когда вы встречаете турецких националистов, которые всё еще застряли в режиме отрицания, одним из основных аргументов, которые они используют, чтобы оправдать массовые убийства, является: «А как насчет геноцидов, совершенных британцами и американцами?»

Этот аргумент имеет название: «какнасчётизм». Он был распространён среди советских спикеров во время Холодной войны. «Как насчёт британского империализма?!?!» — кричат апологеты, словно преступления моих предков оправдывают преступления ваших предков. Я отвечаю, что часто критикую британское правительство, которое до сих пор пытается, везде где возможно, избежать слова «простите», утверждая, что такое признание вины открыло бы возможность правовых действий для возмещения ущерба.

Никто не любит, когда другие указывают на недостатки в их характере, но иногда немного критики полезно. Это, кажется, в равной степени относится как к политическим и социальным проблемам, так и к личностным. Я думал об этом, когда наткнулся на рассказ о «Времени плача» [анг].

Несколько лет назад мои родители посетили Саванну, Джорджия. Мой отец любит исследовать историю семьи, некоторые из наших предков эмигрировали туда. Одной из них была женщина по имени Фанни Кембл. Кембл происходила из театральной семьи; в начале 1830-х, когда она путешествовала и давала представления по США, она встретила Пирса Батлера.

Батлер сопровождал Кембл по всей стране, появляясь на её выступлениях в различных городах, чтобы показать, что он был состоятельным человеком, до тех пор, пока его упорство в ухаживании не окупилось — в 1834 году она согласилась выйти за него замуж. Батлер забыл сказать Фанни, что его доход поступал от хлопковых и рисовых плантаций в Джорджии.

Frances "Fanny" Kemble

Фрэнсис «Фанни» Кембл

Когда Кембл посетила его рисовую плантацию на острове Батлера в 1838 году, то была потрясена, обнаружив, что Батлеру принадлежат сотни рабов. Она начала писать о своих впечатлениях [анг] и о том, как плохо с ними обращались. Она пыталась убедить Батлера ослабить свою экономическую зависимость от труда рабов, но он отказался. Кембл была также опозорена изменами Батлера, и упоминала в своих произведениях о лицемерии белых мужчин, которые утверждали, что приемлемо порабощать чёрных людей, потому что они «менее человечны», чем белые, и в то же время регулярно становились отцами детей чёрных женщин.

Разногласий, в конечном итоге, стало слишком много, и они разошлись в 1845 году. Батлер угрожал, что помешает Фанни видеться с её дочерьми, если она опубликует всё, что она видела на острове Батлера, но в 1863 году она, в конечном итоге, опубликовала свою биографию и «Дневник о жизни на плантации в Джорджии».

Кирпичный камин и дом на острове Батлера, Джорджия

Кирпичный камин и дом на острове Батлера, Джорджия. Фото: Дуг Керр. (CC BY-SA 2.0)

К 1857 году Батлер был в серьёзных долгах от азартных игр и неудачных капиталовложений. Чтобы расплатиться с кредиторами, у него не было другого выбора, кроме как продать часть своего имущества. Инвентаризация, осуществлённая в 1859 году, оценила стоимость его человеческого «имущества» в сумму более 500 000 долларов США. Батлер решил продать около половины своих 919 рабов, и 2-3 марта 1859 года на ипподроме Ten Broeck в Саванне, Джорджия, 429 его рабов были проданы за 303850 долларов —около 700 долларов за человека. В процессе аукциона семьи были разделены и проданы различным плантациям в разных штатах. Это был самый большой аукцион рабов в истории США. Репортёр из New York Tribune проник туда под прикрытием, чтобы рассказать об этом событии [анг]. Рабы и их потомки стали называть мероприятие «Временем плача», «из-за сообщений, что небо разверзлось и лилось дождём в течение полных двух дней аукциона. Было сказано, что небеса плакали из-за бесчеловечности, которая была совершена» [анг].

Часть бывшего ипподрома Ten Broeck Саванна, Джорджия, в настоящее время принадлежит Bradley Plywood Corporation

Часть бывшего ипподрома Ten Broeck, Саванна, Джорджия, в настоящее время принадлежит Bradley Plywood Corporation. Фото предоставлено Квеси ДеГрафт-Хансон.

Доктор Квеси ДеГрафт-Хансон, академик и ландшафтный архитектор родом из Аккре, Гана, заинтересовался плантациями Батлера в результате своих исследований «земляного бетона» [анг], строительного материала, производимого и используемого рабами в строительстве до того, как был изобретён бетон. Квеси читал о плантациях Батлера и узнал, что Батлер часто использовал рабов с Золотого берега, многих с именами, указывающими, что они были аканами, то есть из его собственной этно-лингвистической группы.

В 1998 году ДеГрафт-Хансон был приглашен местным историческим обществом обсудить плантации Батлера на острове Св.Симона неподалёку от плантации Хамптона, которая сейчас является состоятельным охраняемым жилым районом [анг]. Одна афроамериканская жительница, которая обратилась к нему, сказала, что она не знала, что это бывшая плантация, но у неё часто были видения людей, идущих верх и вниз в её дворе.

ДеГрафт-Хансон начал исследовать [анг] историю плантаций Батлера, и он нашел «список имён» [анг] людей, который были проданы в качестве рабов во время Времени плача. Аннет Холмс, опубликовавшая в интернете этот список, смотрела документальный фильм PBS под названием «Африканцы в Америке» [анг]. Она связала семью Батлера со своей бабушкой по материнской линии — Генриеттой Батлер-Кокс, которая родилась в 1902 году. В Американской федеральной переписи 1910 года Аннет Холмс обнаружила, что её бабушка была внесена в список в качестве члена семьи её родителей. Затем, что её прадед Джеймс упомянут в качестве ребёнка в переписи 1870 года. Она узнала, что Джон и Бетси — родители Джеймса — переехали в Луизиану из Джорджии и были проданы во «Время плача».

Ни Фанни Кембл, ни Пирс Батлер не были повторно замужем. Батлер умер от малярии в 1867 году, потерпев неудачу в попытке сделать свою плантацию экономически жизнеспособной без использования рабского труда после его отмены.

Но для ДеГрафт-Хансона наиболее важна история людей, проданных Батлером в 1859 году. Есть, вероятно, тысячи потомков этих людей по всей территории США. В настоящее время около 50 человек, таких как Аннет Холмс, происходящих от Джона и Бетси, пытаются собрать средства [анг], чтобы оплатить групповое посещение места «Времени плача». Они планируют, наряду с ДеГрафт-Хансоном, лоббировать местных политиков, чтобы создать мемориал в память людей, проданных в 1859 году, который будет воплощать не только жертвенность порабощённых людей, но и их необыкновенное мужество и стойкость перед лицом страшного социального и политического гнёта.

Аннет Холмс и её семья.

Аннет Холмс и её семья. Изображение предоставлено Квеси ДеГрафт-Хансоном.

«Я хотел бы увидеть другие аспекты жизни людей, — сказал ДеГрафт-Хансон. — Эта семья, о которой мы говорим, является потомками двух рабов. Двое людей, которые были порабощены, имели в себе достаточно любви, веры, надежды, всех хороших качеств, к которым стремятся люди; они имели достаточно, чтобы вырастить своё потомство, несмотря на рабство, на пути к свободе».

Вопрос наследия рабства, в действительности, не был решён. Были извинения [анг], но они не были эффективными. Например, университет Эмори пытался учитывать тот факт, что некоторые из его прошлых преподавателей, руководителей и студентов были рабовладельцами. Афроамериканские студенты и преподаватели попросили ректора университета публично принести извинения. В 2011 году учебное заведение, обратившись [анг] к этому вопросу, заявило, что не может принести извинения за то, чего не совершали. Они выступили с заявлением о том, что сожалеют, обойдя сам вопрос и вызвав разочарование чернокожих студентов и преподавателей.

Искупление рабства и освобождение от связанных с ним стыда и вины будет разумно и полезно не только для потомков порабощенных людей, но и для всех американцев. Работа над собственной историей даст США больший моральный авторитет, чтобы говорить о свободе и справедливости в других частях мира.

«Некоторые афроамериканцы изо всех сил пытаются поднять самооценку, которая исключительно не связна с рабством, — говорит ДеГрафт-Хансон. — Я думаю, что мемориал говорит за тех, кто не хочет произносить слова “Я прошу прощения”».

«С другой стороны, для тех, кто хочет услышать, мемориал будет говорить им извинения. Это удовлетворяет потребности обеих сторон. Это для тех, кто хочет пойти туда, чтобы побыть в раздумьях, или погрустить, или выразить свою скорбь. Это говорит о том, что, в совокупности, нация чувствует, что это не должно повториться, и потому мы в состоянии двигаться дальше. Это также говорит о самоуважении, потому что у всех нас есть часть нашей идентичности, связанной с нашей родословной. Оно восстанавливает гуманность их предков, и при этом помогает им с их собственной самооценкой».

Kwesi

Доктор Квеси ДеГрафт-Хансон. Изображение предоставлено Квеси ДеГрафт-Хансоном.

«Множество чёрных людей в США знают, что они являются потомками рабов, которых использовали и подвергали насилию. Мы должны их оплакать. Когда есть травма — смерть любимого человека, мы можем не горевать в тот момент, но в какой-то момент мы должны будем быть в состоянии иметь с этим дело. Но, если мы будем держать это в себе, в конечном счёте, в какой-то момент это горе травмирует нас. Эта травма передастся из поколения в поколение».

«Я думаю, создание этого мемориала вызовет уважение к себе, вернёт чувство собственного достоинства. Когда место красивое и вдохновляющее, оно делает что-то полезное для души. Джон Китс сказал: “Прекрасное пленяет навсегда”. Представьте красивый пейзаж с красивым мемориалом. Такие места могут нас излечить»

Для получения более подробной информации о кампании по сбору средств для потомков порабощённых людей предлагаем посетить веб-сайт Времени плача этим летом, см.Кампания по сбору средств “Возвращение порабощенных потомками Батлера Джона и Бетси” [анг].

Переводчик: Ирина Чернец

 

Комментарии закрыты

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо