Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Россия: шпильки и собачий ошейник против «садистского закона»

Polina Nemirovsky (left) and Olga Borisova (right), June 2, 2015. St. Petersburg, Russia. Photo: Facebook.

Полина Немировская (слева) и Ольга Борисова (справа), 2 июня 2015 года, Санкт-Петербург. Фото: Facebook. Под девизом «Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) — будет больно».

Российские депутаты рассматривают законопроект, значительно расширяющий полномочия сотрудников тюрем в отношении несговорчивых заключенных. Переданный в Думу в конце мая, «садистский» закон, как именуют его критики, увеличивает перечень ситуаций, в ходе которых сотрудники тюрем будут иметь право применить силу — вплоть до убийства — начиная с побега, заканчивая индивидуальными выступлениями. В то время как ныне действующий закон требует от сотрудников минимизировать риски для безопасности заключенных, новый текст будет лишь указывать, по каким именно местам надзиратель не должен бить заключенного, например, по голове или горлу, когда применяет физическую силу.

Российские оппозиционеры пришли в ярость по поводу этого законопроекта и проводят серию демонстраций, пытаясь убедить граждан выступить против, хотя на данный момент внимание общественности сконцентрировано на усилиях правительства контролировать «нежелательные организации» и «иностранных агентов».

Старая гвардия протестует

29 мая, через два дня после внесения законопроекта в Думу, несколько старейших правозащитников организовали индивидуальные пикеты перед зданием парламента. Возраст (87 лет) не помешал Людмиле Алексеевой принять участие в пикетах с плакатом, на котором можно прочитать: «Я против садистского закона».

Уже 3 июня Людмила Алексеева появилась на независимом российском телеканале «Дождь», где пообещала вернуться на свой пост в Президентском совете по правам человека, чтобы поговорить с Владимиром Путиным и попросить его не подписывать законопроект, если тот появится на его столе.

«Я уверена, что закон не будет принят, — заявила Людмила перед тем, как добавить, поколебавшись, — потому что, я не знаю… буду протестовать против него всеми возможными и невозможными способами. Возможно, объявлю голодовку».

Новая охрана грядет

Полина Немировская (слева) и Ольга Борисова (справа), 2 июня 2015 года, Санкт-Петербург. Фото: Facebook. Под девизом «Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) — будет больно».

Накануне угрозы голодовкой правозащитницы две участницы партии оппозиции РПР-ПАРНАС провели в Петербурге необычную демонстрацию против «садистского закона». Ольга Борисова, бывший младший сержант местной полиции, и Полина Немировская, активистка группы по защите прав заключенных «Зона Права» (созданной участницами Pussy Riot), переодетые соответственно в костюмы раба и надзирателя, приняли участие в сатирической рекламе с сексуальным подтекстом того самого спорного законопроекта, находящегося на рассмотрении в Думе. Затем девушки опубликовали фотографии этого мероприятия под лозунгом «Федеральная служба исполнения наказаний — будет больно».

Активистки прошли по Петербургу, остановившись возле экспонатов новой фотовыставки, организованной городскими властями и посвященной победам России на Олимпийских играх в Сочи в 2014 году. Экспозиция состоит из ряда портретов олимпийских чемпионов России, включая монументальное изображение Владимира Путина, размещенное среди «олимпийских героев». Борисова и Немировская не упустили возможности попозировать рядом с фотографией президента.

Ольга Борисова рассказала, что эта идея пришла ей в голову недавно, и она сразу связалась с сопредседателем РПР-ПАРНАС в Санкт-Петербурге  Андреем Пивоваровым, который утвердил концепцию. Затем Борисова привлекла к участию свою подругу Полину Немировскую, которая придумала слоган «Будет больно». Девушки заявили, что понимали: их акция «с сексуальным подтекстом» угодит не всем, но главное — это привлечь внимание к скандальному законопроекту. «Политика довольно скучна для обычного человека и мы привлекаем его внимание фотосессией. Главное, чтобы люди заинтересовались причинами всего этого», — объяснила Борисова проекту «Эхо Рунета».

Немировская не испытывает угрызений совести: она говорит, что совершенно неважно, каким способом привлекать внимание к «садистскому закону», если все больше и больше людей начинает осознавать проблему. «Можно стоять в пикетах, можно подписывать обращения, можно делать так, как сделали мы. Это всё разные и нужные стороны одной медали», — написала она на своей странице в Facebook.

Тот самый законопроект

Спорный законопроект № 802242-6 позволяет надзирателям применять 13 различных способов насильственного подавления заключенных, которые отказываются подчиняться тюремным правилам: специальные дубинки, особый газ, наручники и иные средства ограничения подвижности, электрошоковые устройства, служебные собаки, специальные оглушающие и ослепляющие устройства, средства принудительной остановки транспорта, средства сковывания движения, водометы, бронемашины, блокпосты и средства разрушения преград.

Некоторые ограничения сохраняются: например, необходимость получить разрешение руководителя территориального органа уголовно-исполнительной системы с последующим уведомлением прокурора в течение 24 часов перед использованием водометов и ослепляющих устройств, но использование большинства способов насильственного подавления заключенных остается на усмотрение самих надзирателей. В случае если заключенный погибнет во время применения вышеперечисленных методов, новое законодательство обязывает власти тюрьмы сообщить об этом в течение 24 часов.

5 июня директор Федеральной службы исполнения наказаний России заявил, что «никакой революции здесь нет», закон всего лишь содержит «уточняющие моменты в случаях, когда сотрудник имеет право применить физическую силу».

По мнению журналистки и правозащитницы из Челябинска Оксаны Труфановой, тюремные власти поддерживают реформу финансово и продвигают её принятие в парламенте, чтобы получить легкую возможность заработать, пытая заключенных. «Пытки – это просто бизнес. Дай денег, если не хочешь, чтобы били, чтобы человечески обращались; дай денег, если хочешь есть нормальную еду. Там огромная коррупционная составляющая», — заявила недавно Труфанова. Она также предполагает, что тюремные власти могут сознательно заставлять заключенных выживать в невыносимых условиях, провоцируя бунты и беспорядки, которые в свою очередь оправдают принятие «садистского закона».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо