Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Потерянные в сети: передвигаясь по правовому лабиринту онлайн

"All Rights Reserved." Drawing by Frits Ahlefeldt, released to public domain.

«Все права защищены». Автор рисунка — Фриц Алефельдт; общественное достояние.

Несколько недель назад в Берлине, на re:publica [анг и нем] [одна из крупнейших конференций в мире по цифровой культуре — прим. пер.], я говорила об угрозах свободе слова онлайн [анг], таких как техническая цензура, использование закона об авторском праве для подавления свободы слова, ответственность за комментарии пользователей и «право быть забытым». Не всегда легко вовлечь людей в дискуссию о законах, но я была счастлива, что у меня были слушатели.

Как написал один из участников в Twitter — «закон не веселая тема,  но она важна».

Слушая @NaniMLDI на #rp15 — закон не веселая тема, но она важна. Интересно ознакомиться с примерами со всего мира.

Я включила в свое выступление пункт из Манифеста 2009 года об Интернете [анг], который провозглашает его как пространство, где информация распространяется свободно, без  чрезмерных ограничений, базирующихся на ложных основаниях (см. пункт 4). Любой, кто использует Интернет для самовыражения, должен знать об угрозах — с тем, чтобы защитить себя и свои работы онлайн. Поэтому я суммировала все, о чем говорила, чтобы проинформировать тех, кто заинтересован в теме, но не смог участвовать в дискуссии.

Блокирование веб-сайтов в Индии,  Пакистане и Франции

Для тотального блокирования сайтов и интернет-платформ зачастую приводятся серьезные основания — такие как защита национальной безопасности. Пример — статья 69А Закона Индии об информационных технологиях [анг]. Правительство Индии может потребовать заблокировать веб-сайт, если сочтет это «необходимым и целесообразным». Наказание за невыполнение предписания — до 7-ми лет тюремного заключения плюс штраф для интернет-провайдера. Решение о блокировании веб-сайта не может быть обжаловано. Существует процесс рассмотрения, который определяет, было ли решение о блокировании правильным; однако орган, осуществляющий рассмотрение — группа государственных чиновников и единственный ориентир в процессе рассмотрения — статья 69А.

Определения в статье 69А даны очень размытые, что приводит к различным интерпретациям, а значит нарушениям. Из полученных данных ясно, что статья регулярно применяется. В декабре 2014 года сообщалось [анг], что около 60 вебсайтов, включая Vimeo, Github, Daily Motion и Sourceforge, были заблокированы на основании данной статьи. Закрыв глаза на очевидное несовершенство закона, Верховный суд Индии в своем очередном решении [анг] продекларировал, что статья 69А соответствует Конституции. Суд охарактеризовал статью как «дающую точные определения» и «созвучную Конституции».

Иметь, хоть и несовершенную, как в Индии, политику — всё же лучше, чем не иметь никакой. Это как раз случай Пакистана, где YouTube заблокирован с сентября 2012 года [анг], несмотря на то, что фильм «Невинность мусульман», который стал причиной блокирования, более не доступен [анг] на сайте из-за требований авторского права. YouTube — лишь один из многих сайтов, которые были заблокированы Регулирующим органом Пакистана в сфере телекоммуникаций [анг] без каких-либо ссылок на закон, постановление или даже просто руководство.

Представители пакистанской НПО «Байты для всех» [анг] оспаривали [анг] блокирование YouTube в Верховном суде округа Лахор. Представители НПО требовали выдать предписание о разблокировании сайта, а также создать соответствующий регулирующий механизм для того, чтобы предотвратить блокирование по специальным поводам в будущем. Хотя в ходе разбирательства и были обнадеживающие моменты [анг], окончательное решение по делу пока не принято.

France

Изображение: Министерство внутренних дел Франции

Есть много и других примеров, включая и примеры  в Европе, которые можно упомянуть.  Франция после атаки на Charlie Hebdo [фр] приняла постановление [фр], согласно которому министр внутренних дел наделяется полномочиями выдавать предписание на блокирование любого веб-сайта, на котором опубликованы материалы «террористического» или «про-джихадистского» содержания. Судебный ордер для этого не требуется. Пока нет точных цифр, сколько сайтов было заблокировано после выхода нового постановления, но та информация, которая доступна, наводит на мысль [анг], что постановление толкуется широко. Происходящее вписывается в широкомасштабный процесс подавления свободы слова [анг] в стране и за ее пределами, которое, к сожалению, происходит после случившегося с Charlie Hebdo.

Авторское право: обоюдоострый меч

Авторское право становится обоюдоострым мечом, когда речь идет о свободе слова. Оно рассматривается как стимул для продуцирования ценных идей и изображений; в то же время оно ограничивает их распространение.

Среди стран Европейского союза наиболее эффективно закон об авторском праве для удаления онлайн-контента использует Италия. В мае 2014 года Freedom House сообщил [анг], что как минимум 450 веб-сайтов были заблокированы по причине несоблюдения авторского права. Интересно, что Италия также является первой европейской страной, где регулирующий орган по телекоммуникациям, AGCOM  [ит], может потребовать от хостинг-провайдеров удалить контент, если нарушаются положения об  авторском праве. Такое решение принимают члены внутреннего административного комитета и если требование не выполняется,  AGCOM может заблокировать сайт с помощью интернет-провайдера в течение 72 часов, без судебного ордера. Постановления, в соответствии с которыми работает AGCOM, были переданы в Конституционный суд [ит] и будут рассмотрены в октябре 2015 года. Это будет первый в Европе Конституционный суд, который проанализирует, как применение административных мер в связи с несоблюдением авторских прав влияет на право на свободу выражения.

Walter Scott

Кадр из видео о Вальтере Скотте

Ограничения в рамках авторского права долгое время были сбалансированы концепцией «добросовестного использования» [анг] — правовой доктриной, которая допускает ограниченное использование защищенных авторским правом материалов для образовательных целей, исследований, подготовки новостей, критических обзоров и других целей. В США, однако, разгорелись интересные дебаты, когда в апреле 2015 года появились сообщения [анг] о том, что по всему миру в новостные агентства были разосланы письма с требованием «прекратить и воздерживаться» от использования записи [анг] расстрела полицейским безоружного афроамериканца Вальтера Скотта. Свидетель записал инцидент на мобильный телефон; видео было показано по всему миру в выпусках новостей и распространено в Интернете. Сейчас официальные представители свидетеля связались с новостными агентствами, требуя 10 тыс. долларов за дальнейшее использование записи. Некоторые теперь задались вопросом: не перейдет ли какой-либо продукт, поначалу квалифицируемый как новость [анг], позже в другую категорию, на которую распространяется авторское  право?

Кто несет ответственность за комментарии?

Многие интернет-СМИ приглашают своих читателей реагировать на новости, оставляя свои комментарии. Эта практика помогает читателям быть услышанными, позволяет высказать различные точки зрения по поводу сообщения и может создать для СМИ сообщество читателей. Эта практика превращает СМИ из источника с односторонней формой коммуникации в более вовлекающий источник, который признает голос читателя и позволяет распространить различные точки зрения.

В январе 2006 года эстонский новостной портал Delfi [эст] опубликовал новость о том, что крупная паромная компания будет менять маршруты своих перевозок. Новость взбудоражила большое количество читателей: на сайт обрушилась лавина комментариев, многие из которых были оскорбительными или содержащими угрозы в адрес главного акционера компании. Его юристы потребовали от Delfi удалить комментарии и выплатить компенсацию за моральный ущерб. Delfi удалил комментарии, но отказался выплачивать компенсацию, поскольку не считал себя ответственным за комментарии, сделанные другими лицами.

У местного суда, однако, было другое мнение. Он посчитал, что Delfi несет ответственность за размещенные под статьей комментарии пользователей и что портал не может требовать защиты в рамках правила «безопасная гавань», поскольку он является, скорее, издателем, а не интернет-провайдером. Правило «безопасная гавань» было введено Директивой ЕС по е-коммерции [анг] [это правило защищает компанию от юридической ответственности за результаты ее действий или сделанные заявления, если компания верит, что они являются правильными — прим. пер.]. В своем решении, которое широко критиковалось [анг], Европейский суд по правам человека оставил в силе [анг] решение эстонского суда, демонстрируя тем самым слабое понимание реалий, связанных с онлайн-публикациями [анг] и новостными репортажами. В феврале 2014 года дело было направлено в Верховную палату Европейского суда (палата, куда подаются апелляции). «Инициатива по правовой защите медиа», MLDI [анг], возглавила коалицию, состоящую из 28 представителей новостных агентств и организаций по защите свободе слова (включая и представителей Global Voices). Коалиция призывала [анг] Суд обратиться к принятым ранее постановлениям, касающимся данной темы; взять за пример либеральный режим, который применяется в США, а также разработанные новостными агентствами по всему миру наилучшие практики по модерированию комментариев пользователей. Слушание дела прошло 9 июля 2014 года, решение по нему пока отложено.

«Право быть забытым»

Европейские СМИ широко освещали дело «Google Spain SL и Google Inc. против Agencia Española de Protección de Datos (AEPD) и Mario Costeja González», которое рассматривал [анг] Суд Европейского союза. Истец утверждал, что поисковые системы настроены на выдачу персональных данных, а оператор поисковых систем является «контролером данных» или стороной, ответственной за обработку персональных данных (в данном контексте). Интересная особенность решения, принятого в марте 2014 года — Суд ни разу не сослался на право на свободу выражения. Хотя в решении подчеркивается, что Директиву ЕС о защите данных [анг] следует интерпретировать в свете основных прав, перечисленных  в Хартии ЕС по правам человека [анг] (включая и право на свободу выражения, определенное в статье 11), в нем лишь упоминается право на неприкосновенность частной жизни и право на защиту персональных данных. Только мимоходом было сказано о том, как удаление ссылок из результатов поиска может повлиять на интерес (но не право) интернет-пользователей на доступ к информации, полученной через поисковые системы.

Согласно упомянутому решению, информация из Интернета не удаляется, она де-индексируется в поисковых системах. Однако если информация все еще существует и доступна, в чем же заключается проблема? Во-первых — ущемляется важная составляющая права на свободу выражения, а именно — право на доступ к информации и идеям, распространяемым другими. Во-вторых — налицо почти полное отсутствие прозрачности (какая информация была де-индексирована и почему). Свежие цифры показывают, что Google, после принятого в марте 2014 года решения, деиндексировал около 307 тыс. [анг] ссылок. Однако неясно, как компания пришла к решению сделать это для индивидуальных случаев. Хотя Google предоставил больше информации о самом процессе [анг], критерии, которые применяются к такого рода решениям, не определены  и могут интерпретироваться по-разному.

И все же на горизонте забрезжил свет — суды в некоторых странах вдумчиво подходят к решению Суда Европейского союза. Один из примеров — Нидерланды, где недавно суд решил [анг], что решение по делу «Google Spain» не применяется к новостям.

Знайте ваши права

Почему так важно знать обо всех этих примерах подавления свободы слова онлайн? Дам короткий ответ: знание — сила. Если мы хотим, чтобы Интернет оставался местом, где информация и идеи распространяются свободно, важно знать, какие препятствия могут нас поджидать. Знание подталкивает нас к выработке креативных решений для борьбы с такими препятствиями. Был ли веб-сайт заблокирован в том месте, где вы находитесь? Создайте прокси-сервер или найдите того, кто мог бы создать для вас сайт-зеркало. Содержание не показывается в поисковиках, потому что кто-то решил воспользоваться «правом быть забытым»? Сообщите миру: пишите, размещайте твиты и посты в Facebook — чтобы быть уверенным в том, что об истории все равно узнают. Хорошо все продумать заранее. Если у вас есть что-то важное, о чем нужно сообщить — убедитесь, что у вас есть план для защиты ваших слов.

Нани Янсен — директор по юридическим вопросам «Инициативы по правовой защите медиа», глобальной организации, которая оказывает помощь журналистам, блогерам и независимым СМИ в защите их прав, предлагая как финансовую поддержку, так и серьезное содействие в ходе судебного процесса.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо