Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Память о хорватской деревне, уничтоженной нацистами 71 год назад, продолжает жить

Lipa houses

Некоторые дома Липы, разрушенные 30 апреля 1944 года. Их руины призваны сохранить память об ужасе ненависти. Фото: Маринелла Матейчич

30 апреля 1944 года около 14:30 деревня Липа [анг] в Хорватии была окружена группой немецких офицеров СС [анг], членов вермахта, а также итальянской фашистской милицией [анг]. Предположительно, в этом также участвовали четники [анг] и словенские ополченцы [анг] под командованием Аурелио Пиесе, начальника фашистской милиции в Рупе (Хорватия).

Они ворвались в деревню около 15:00 и начали хватать всё, что могли унести, в том числе и скот. Члены группы насиловали женщин и девочек, убивали младенцев и пожилых людей. После пыток и убийства 21 человека они поняли, что не смогут уничтожить деревню таким путём, и поэтому изменили тактику. Они приказали жителям упаковать свои ценные вещи в котомки и собраться всем вместе, утверждая, что собираются отправить их в лагеря для интернированных.

Потом нацисты завели людей в дом Квартика, двадцатый дом при входе в село, и начали бросать в него зажигательные бомбы и стрелять. Затем дом облили бензином и сожгли его со всеми людьми, запертыми внутри.

Они убили 269 человек, из них 121 ребенка в возрасте от 7 месяцев до 15 лет. Нацисты сожгли всю деревню до основания и избавились от сожженных трупов. Все 87 жилых домов и 85 хозяйственных построек Липы были полностью разрушены. Из всех жителей деревни, которые были в ней в тот день, выжили только двое — мужчина и женщина.

Нацисты собирают ценные вещи жертв. Оригинал фотографии любезно предоставлен Морским музеем и музеем истории хорватского побережья Риека, размещено с разрешения.

Свои действия нацистские преступники снимали на пленку, чтобы похвастаться перед начальством и друзьями. Позже эта пленка была проявлена в Фотомастерской Силвестара Марожа в Илирской Быстрице (Словения), всего в 17,5 км от Липы. Его сестра спрятала дубликаты фотографий, сохранив их до конца войны. Когда всё завершилось, фотографии поместили на витрине мастерской для опознания. Прохожие быстро узнали деревню.

Сейчас фотографии являются частью Мемориального центра памяти Липы, который официально открылся [хорв] 8 марта 2015 года. Куратор Вана Гович рассказала Global Voices:

Fotografije zamišljene kao ratne trofeje mi danas koristimo za osudu tog čina. Ostvarili smo dostojanstven tretman memorijalne građe, jer ove potresne fotografije prikazuju se samo ako se pojavi osoba, koja može uspostaviti odnos prema njima. Prostor na katu je intiman, zagušenog osvjetljenja i namijenjen refleksiji, kako bi posjetitelji mogli uspostaviti odnos sa žrtvama i zločinom kojeg su pretrpjeli.

Фотографии, которые были сделаны в качестве военных трофеев, мы используем сегодня для того, чтобы осудить этот акт. Мы добились достойного обращения с мемориальными предметами и теперь эти шокирующие снимки демонстрируются лишь тем людям, которые умеют с ними обращаться. Уединенная комната на первом этаже имеет приглушенное освещение,  которое способствует лучшему осмыслению, даёт возможность посетителям “установить контакт” с жертвами преступлений и понять, как они страдали.

Музей, призванный увековечить тот ужасный день

Предшественником сегодняшнего Мемориального центра был Мемориальный музей Липы, открытый в 1968 году. Этнографическая коллекция и сохранившиеся руины были присоединены к нему в мае 1969 года. В этом же здании находились детское дошкольное учреждение, ясли и группа продленного дня для детей из Липы, которые учились в школах отдалённых сёл Рупы и Матульи. Все это находилось под руководством Даницы Малйавац, учителя истории и географии, внучки одной из двух выживших в Липе. Ее бабушка часто публично рассказывала [анг] о зверствах, совершённых в Липе.

Мемориальный центр, расположенный в центре деревни, состоит из подвала и двух этажей. Этнологические коллекции региона, которые содержатся в подвале, пока ещё закрыты, в отличии от первого и второго этажей, которые рассказывают об ужасах Второй мировой войны на Западных Балканах. Первый этаж состоит из обширного многофункционального пространства и постоянной выставки об истории и жизни Липы, а также всей территории карстового района Либурния. Кроме тематических фотографий, посетители могут увидеть словенский документальный фильм «День гибели Липы» с участием выживших свидетелей, которые рассказывают об этом ужасном дне. Чтобы продолжить традицию Мемориального центра, первый этаж будет использоваться в качестве комнаты для встреч, различных выставок и других мероприятий.

 Жертвы, тела которых позже были собраны и сожжены. Оригинал фотографии, любезно предоставленный Морским музеем и музеем истории хорватского побережья Риека, и размещены с его разрешения

Жертвы, тела которых позже были собраны и сожжены. Оригинал фотографии любезно предоставлен Морским музеем и музеем истории хорватского побережья Риека, размещено с разрешения.

Гович рассказывает:

Stalna izložba u prizemlju posvećena je životu prije i nakon stradanja Lipe, jer namjera je, da svaki posjetitelj iz muzeja izađe sa spoznajom da ovaj tragičan i strašni događaj nije bio ni početak ni kraj Lipljana. Iako je teško stradanje pod nacistima obilježilo ovu zajednicu, riječ je o samo jednoj odrednici njihova identiteta. Kao i češke Lidice i francuski Oradour sur Glane, i Lipu su nacisti u potpunosti uništili i pobili svo stanovništvo koje su zatekli, no Lipa je specifična po tome što je jedina od ta tri mjesta nastavila živjeti.

Постоянная выставка на первом этаже посвящена жизни до и после нападения на Липу. Наша цель – сделать так, чтобы каждый посетитель музея понял, что это трагическое и ужасное событие не стало ни началом, ни концом для жителей Липы. Хотя серьёзные разрушения во времена господства нацистов оставили след на местном населении, это лишь одна часть его идентичности. Подобно чешскому Лидице и французскому Орадур-сюр-Глану, Липа была полностью разрушена нацистами, а её население убито. Но Липа является уникальной в том, что она, в отличии от остальных двух, продолжает жить.

Первый этаж рассказывает историю о разрушении, людях и ненависти. Когда посетители поднимаются вверх по лестнице, их сопровождает звуковая инсталляция нацистского марша, так называемые «печатные» или «гусиные» шаги, а на стенах представлены точные копии военных шлемов. И лестница, и комнаты наверху чёрного цвета. Тусклое освещение и тишина, царящие в них, дают возможность каждому посетителю проникнуться историями жертв. Чтобы сохранить идентичность каждой жертвы, имена погибших не были оформлены в виде одного коллективного списка. Вместо этого, их имена были высечены на маленьких домах с адресами, имитирующими некогда существовавшую деревню. Мемориальный центр памяти Липы является частью Морского музея и музея истории хорватского побережья [анг] города Риека.

Никогда больше

Но какие события предшествовали этому ужасу? После капитуляции Италии [анг] в сентябре 1943 года, карстовый район Либурния перешёл в подчинение фашистской «Республики Сало», основанной Адольфом Гитлером в северной Италии для итальянского дуче Бенито Муссолини. Тем не менее, как в «Республике», так и в Оперативной зоне Адриатического побережья, куда входила Липа, командовали немецкие нацистские войска.

Генерал Людвиг Кюблер был командиром XCVII немецкого корпуса, в то время как полиция и СС подчинялись Одило Глобочнику, одному из крупнейших нацистских преступников и вдохновителей создания лагерей смерти в Польше. Начало 1944 года ознаменовалось для региона значительным возростанием количества участников партизанского движения сопротивления [анг] и увеличением масштабов их деятельности. Так как немцы имели количественное превосходство над партизанами, последние использовали тактику «бей и беги». Осуществляя атаки на железные и автомобильные дороги, партизанские отряды разрушали жизненно важную для нацистских войск транспортную инфраструктуру.

Партизан возглавлял Иосип Броз Тито, глава подпольной Югославской коммунистической партии (ЮКП), заручившийся поддержкой Советского Союза и Сталина. Хорватско-словенский крестьянин Броз стал убеждённым коммунистом после того, как в годы Первой мировой войны попал в плен к русским, будучи австро-венгерским солдатом.

В то время как партизаны оставались неуловимыми, местное население, которое оказывало им помощь и поддержку, было лёгкой мишенью. Из-за проблем с партизанскими формированиями, названными им «бандами», генерал Кюблер выделил на борьбу с ними десять подразделений. Он поощрял убийства, грабежи и массовые репрессии против населения, которое, в глазах нацистов, было ничем иным, кроме как организационной базой для их заклятых врагов — партизан. «Террор против террора, око за око, зуб за зуб», — такими были его приказы.

Хранитель музея Вана Гович рассказывает:

Nacisti su obilazili selo i nekoliko dana nakon ubojstava – njihove mete su bili svi koji su pomagali partizanima. Tijekom jednog kontrolnog posjeta su presreli starog seljana Josipa Simčića i njegovu kći,Vinku. Nakon što su ju silovali, pitali su ih tko će biti prvi obješen. Josip je rekao – ubijte nju prvu, jer će meni biti lakše gledati nju kako visi, nego ona mene. Obješeni su na raskršću između Lipe i Rupe.

Нацисты продолжали посещать село на протяжении нескольких дней после убийств — их целью был каждый, кто помогал партизанам. Во время одного из таких патрулирований они наткнулись на старика Йосипа Симчича и его дочь Винку. Изнасиловав девушку, нацисты спросили, кто из них желает быть повешенным первым. Йосип сказал, чтобы первой убили его дочь, поскольку ему будет легче смотреть на её казнь, чем наоборот. Они были повешены на перекрёстке между Липой и Рупой.

Дом Квартика, где были убиты почти все жители деревни, сейчас является мемориалом и склепом. На перекрёстке, где были повешены упомянутые выше Йосип Симчич и его дочь Винка, размещён кенотаф. Вся деревня была сохранена как напоминание для потомков, что такое варварство не должно повторяться. Липа помнит. Так следует поступить и всем остальным.

Kvartika's house

В настоящее время дом Квартика является одновременно мемориалом и склепом. Фото: Маринелла Матейчич

Корректорская правка: Vitaliy

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо