Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Таджикские мигранты в России: жизнь — это очередь, а потом ты умираешь

Public sentiment in Russia is against Central Asian migrants. Demotix ID: 3139485 Photo by Nickolay Vinokurov.

Общественное мнение в России часто враждебно по отношению к мигрантам из Центральной Азии и с Кавказа. Demotix ID: 3139485.  Фото Николая Винокурова.

Каждый год миллионы трудовых мигрантов из Центральной Азии оставляют свою родину и едут в Россию. В случае Таджикистана — самой зависимой от денежных переводов страны в мире — общая сумма денег, которых они отправляют домой, равна почти половине ВВП.

Несмотря на то, что официальные данные о занятости с каждым годом растут, большая часть предприятий Таджикистана не функционирует и половина достигших трудоспособного возраста мужчин в Таджикистане ищет работу в России. Из-за российского экономического кризиса и педантичной миграционной бюрократии, полной возможностей для коррупции, мигрантам стало сложнее оставаться на плаву и обеспечивать детей и пожилых родителей.

Учитывая этот контекст, не удивительно, что история 48-летнего таджикского мигранта, умершего [тадж] рано утром 6 апреля после завершения сложного процесса получения патента на работу в миграционном центре рядом с Москвой, нашла глубокий отклик у пользователей социальных медиа в стране

Подав документы и отпечатки пальцев для патента на работу, Комилджон Эсанов и его 18-летний сын Мурод решили провести ночь [тадж] в специальной комнате для мигрантов в центре и вернуться в Москву на следующий день.

Но в комнате Эсанову стало плохо и он умер в ожидании прибытия скорой.

Хотя причина его смерти пока не была установлена или, во всяком случае, СМИ о ней не сообщалось, Каримджон Еров, глава таджикского сообщества в России, сказал [тадж], что часы, которые Эсанов — отец трёх сыновей и дочери — провёл в очереди на подачу документов, несомненно внесли свой вклад:

Эсанов вақте бисёр дар берун меистад ва якбора ба гармӣ медарояд, дилаш қувват накарда, ҷон медиҳад.

Эсанов слишком долго оставался в очереди снаружи [на холоде] и неожиданно вошёл в тёплое помещение. Его сердце не выдержало, и он умер.

Односельчане Эсанова сказали таджикской службе RFE/RL, «Озоди», что они собирают деньги на репатриацию тела в Пенджикент, город на севере Таджикистана.

Они заявили, что должны были заплатить почти 400 долларов США за услуги морга Боткинской больницы в Москве, куда было перевезено тело из миграционного центра. По законодательству Таджикистана, если скончавшийся гражданин не имеет родственников или друзей в России, готовых принять на себя затраты по транспортировке тела на его родину, государственные авиакомпании Таджикистана могут предоставить бесплатные транспортные услуги. Семье остаётся оплатить только затраты по транспортировке тела из морга в аэропорт, таможенное оформление и стоимость гроба. 

Используя сильные слова в посте в Facebook, Иззат Амон, защитник прав таджикских мигрантов в Москве, сравнил жестокость российских миграционных центров с Холокостом.

Он раскритиковал правительство Таджикистана за преследование мусульман в стране [тадж] вместо наблюдения за мигрантами за границей: 

Хукумати Тоҷикистон бошад хамаш думболи ришу эзори занхои мардум. Эй кош шумо нисбати мушкилоти мардум хамон тавре харис мебудед ки бо риш мубориза мебаред.

Правительство Таджикистана тратит много времени, рассматривая бороды мужчин и одежду их жён [хиджабы]. Хотелось бы, чтобы вы были также активны в решении проблем людей, как в борьбе с бородами.

Читатели Озоди также критикуют российскую миграционную службу.

Гариб, читатель службы, написал

ман чанд маротиба шуд меравам ба ин фмс дар он чо одамонро ба мисли рамаи гусфанд мешуморанд ин муомилаи нави русхо мебошад мо точикони хору зор дар рох ба суйи сархад дар скучаю бозор истгоху чангалхо ва дар сохмонхою дигар чойхойи ифлос аз дуне чашм мепушем уффффф сохиб надорем мо..

Я был свидетелем тому, как Федеральная миграционная служба обращается с людьми, как со стадом овец. Это новая линия поведения россиян. Мы, бедные, отчаявшиеся таджики, умираем на пути к государственным границам, на улицах и базарах, на стройках и в других грязных местах. Увы, никому нет дела до нас.

Хотя власти московских миграционных служб не позволили людям делать фотографии места происшествия, некоторые таджики призвали [тадж] своих соотечественников снимать хаос в российских миграционных центрах.

 Эй точикони баномуси Маскав ин шармандабозорро ба навор гирифта ба расонахои ахбори умум фиристед шояд уфмс Русия ба ягон хулоса ояд. Ин киёмат дар хеч дунёи давлати демократи нест. Ягон шароити хучатсупори нест.

Дорогие таджики Москвы, записывайте этот тягостный процесс и отправляйте СМИ. Может быть российская миграционная служба сделает выводы. Ни в одной демократической стране мира нет таких проблем. Подача [миграционных] документом практически невозможна.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо