Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Как женщина вступила в борьбу с одной из самых крупных нефтяных компаний мира и победила

Margie Richard stands in what used to be her front yard, across the street from Shell's chemical plant in Norco, Louisiana. Richard pushed for the company to buy out the neighborhood and move residents. Credit: Reid Frazier. Published with PRI's permission.

Марджи Ричард стоит на месте, где раньше был ее двор, напротив химического завода компании Shell в городе Норко, штат Луизиана. Ричард добилась от компании выкупа окрестных земель и переселения местных жителей. Источник: Рейд Фрейзер. Опубликовано с разрешения PRI.

Эта статья и радиорепортаж, подготовленные продюссером Рейдом Фрейзером [анг] и писателем Джаредом Гойеттом [анг] для передачи «Жизнь на земле» [анг], которая является частью проекта « О жизни женщин» [анг], первоначально была представлена на сайте PRI.org [анг] 27 марта 2015 года и опубликована в рамках соглашения об обмене контентом.

Представители власти в г. Бивер, штат Пенсильвания, в настоящее время обдумывают предложение компании Shell Oil относительно строительства нового химического завода в этом районе. Но, возможно, они захотят послушать совет 71-летней учительницы, прежде чем примут решение. Сейчас эта учительница находится на пенсии и живет за тысячи миль в другом маленьком городе.

Listen to this story on PRI.org »

«Вам нужно принимать участие в происходящем», — предупреждает Марджи Ричард из г. Норко, штат Луизиана.

Ричард предупреждает, исходя из своего опыта, так как она боролась против химического завода компании Shell в своем родном городе.

Норко — это город, расположенный на реке Миссисипи, примерно в 20 милях от Нового Орлеана. Численность населения составляет примерно 3000 человек. Назван город был в честь Новоорлеанской нефтеперерабатывающей компании [анг], которая управляла нефтеперерабатывающим заводом, построенным компанией Shell в 1916 году.

Проблемы в Норко начались в 1950-х годах, когда компанией Shell был построен химический завод в районе Даймонд, где проживали афроамериканцы. Ричард родом из этого района.  

Из детства она помнит запах сероводорода и хлорки, доносившийся с завода. Летом 1973 года, подросток по имени Лерой Джонс стриг газон для одной пожилой женщины, затем на секунду остановился. Из трубопровода, проходившего неподалеку, произошла утечка. И когда мальчик вновь включил газонокосилку, произошел взрыв. 

Хозяйка дома, которую звали Хелен Вашингтон, погибла. Джонс пытался убежать, его одежда горела. Он умер несколько дней спустя.

Ричард видела последствия своими глазами и эти воспоминания остались в ее памяти.

«На земле лежала мисс Хелен, которая жила в этом доме. Она была накрыта простыней», — вспоминает Ричард. — «Можно было почувствовать запах ее волос. Это было просто ужасно».

Этот опыт стал поворотным моментом для Ричард. Она начала собирать информацию о проблемах со здоровьем у людей, живущих поблизости. Затем беда подошла еще ближе. Ее сестра умерла в 43 года от редкого воспалительного заболевания — саркоидоза [анг]. Пока ученые спорят о том, что же является причиной данного заболевания, некоторые считают, что оно может быть вызвано химическим воздействием. Ричард считает, что это был тот самый случай.

Еще один взрыв потряс город в 1988 году. На этот раз он произошел на нефтеперерабатывающем заводе Shell. Погибло семь рабочих, а отголоски взрыва почувствовали в Новом Орлеане.

Ричард отправилась с миссией, целью которой было заставить компанию Shell переселить местных жителей подальше от обоих заводов. Она работала в составе местной экологической группы «Луизианская команда» [анг] для того, чтобы получить возможность провести анализ качества воздуха. Группа применяла емкости объемом пять галлонов, которые впервые были использованы адвокатом Эрин Брокович.

Проведенные анализы оправдали себя: группа смогла обнаружить в воздухе химические вещества, данные о которых не были предоставлены компанией Shell в экологическое агентство штата. СМИ обратили внимание на этот случай. Учитывая то, что споры продолжались, в 1999 году Ричард даже пригласили выступить перед членами ООН. Она приехала, вооружившись впечатляющей историей и пробами воздуха из Норко.

Margie Richard with a photo of her sister Naomi, who died at the age of 43 from a rare bacterial infection. Richard suspected emissions from Shell had something to do with making her sister sick. Credit: Reid Frazier. Published with PRI's permission.

Марджи Ричард держит фото своей сестры Наоми, которая умерла в 43 года от редкой бактериальной инфекции. Ричард подозревает, что причиной болезни сестры стали выбросы с завода компании Shell. Источник: Рейд Фрейзер. Опубликовано с разрешения PRI.

«Я стояла перед членами ООН с сумкой, а в сумке были пробы загрязненного воздуха», — вспоминает Ричард. Она посмотрела в лицо высокопоставленному представителю компании Shell и спросила у него, не хочет ли он подышать этим воздухом. Он отказался. Неделю спустя компания изменила свою позицию по данному вопросу.

Компания Shell предложила выкупить дома людей, живущих поблизости с заводом. Минимальная предложенная стоимость составила $80 000 и более 300 семей, включая семью Ричард, приняли это предложение. Представители компании сообщили, что решение о выкупе домов стало частью долгосрочной стратегии по созданию районов ограниченной застройки вокруг завода и никак не связано с проблемами со здоровьем.

Со времен выкупа многое изменилось: токсичные выбросы в воздух в штате Луизиана составляют примерно половину от значения начала 1990-х годов. А в прошлом году Агенство по охране окружающей среды отмечало 20-й юбилей [анг] своей Программы экологической справедливости [анг]. Эта программа была создана для защиты таких районов, как, например, район Даймонд в Норко, от чрезмерного промышленного загрязнения.

По словам Тима Джонсона, консультанта по связям с общественностью в области нефтехимической промышленности в штате Луизиана, промышленность претерпела изменения со времен борьбы Ричард с компанией Shell. «Промышленные предприятия признали, что необходимо общаться и прислушиваться к мнению местных жителей», — говорит он.

Джонсон верит, что одной из причин таких изменений стало то, что компании просто хотят делать правильные вещи. Но даже находясь на стороне предприятий, он признает, что этот переход был бы невозможен без вмешательства государства.

«Честно говоря…многие усовершенствования являются результатом введения новых нормативно-правовых актов», – говорит он.

А эти нормативно-правовые акты, скорее всего, не приняли бы без давления активистов со стороны общественности, таких как Марджи Ричард. Активисты из Бивера, обратите на это внимание.

Эта новость впервые вышла в эфир [анг] на PRI, в передаче «Жизнь на земле» [анг] со Стивом Курвудом. Она является частью [анг] цикла исследовательских передач [анг] о нефтехимической промышленности. Передачи выходят в эфир пенсильванского радиопроекта «Аллеганский фронт» [анг], в центре внимания которого находятся местные экологические проблемы.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо