Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

1,3 миллиарда человек становятся экологическими беженцами

Smog in Beijing. Image from Wikimedia.org (CC: AT)

Смог в Пекине. Фото с сайта Wikimedia.org (CC: AT)

Эта статья написана Чу Хон Куэнгом, опытным активистом в области охраны окружающей среды. Версия на китайском языке была опубликована [кит] на сайте inmediahk.net 24 января 2015 года. На английский язык статья переведена Сереной Тсана и опубликована на сайте Global Voices в рамках соглашения об обмене контентом.

В начале прошлого года, когда Пекин накрыл ядовитый смог, мною была предложена идея о том, что Китаю нужно перенести свою столицу. Прошел год и, не считая “шоковой терапии синего АТЭС” [анг], качество воздуха в Пекине остается отвратительным. Пока некоторые беспокоятся о том, что жители Пекина могут стать экологическими беженцами и покинуть город, давайте посмотрим в лицо реальности – на самом деле большая часть населения континентального Китая, которая составляет 1,3 млрд человек, уже является экологическими беженцами.

Может показаться, что это преувеличение. Мысль о том, что население всего Китая представляет собой “экологических беженцев” была не так давно предложена Фенгом Йонгфенгом. Он является одним из инициаторов движения в защиту окружающeй среды, в 2014 году он получил награду China Top Ten Social Change Maker award. Фенг заявил [кит]: “В настоящее время в Китае едва ли предпринимаются какие-либо меры для оценки, защиты и поддержки экологических беженцев. Им приходится переносить [последствия загрязнения окружающей среды] полностью своими силами”.

В Китае слово “переносить” очень весомо. Здесь людям приходится платить большую цену за экономический прогресс своей страны. В настоящее время численность городского населения превосходит сельское. Основные потребности городских жителей просты: чистый воздух, чистая вода, безопасные продукты питания и беспроблемное транспортное обслуживание. Но в то же время, в каком городе Китая можно дышать чистым воздухом, пить чистую воду и найти продукты без пищевых добавок? Не говоря уже о том, что большинство городов окружены километрами переполненных трасс и свалками.

Термин “беженцы” обычно применяется в отношении жертв природных бедствий, войн, религиозных и расовых гонений и т.д. Словом, термин применяется к людям, которые были изгнаны из своего дома. Экологические беженцы – это те, кто был изгнан из родных мест из-за ухудшения состояния окружающей среды. Можно привести два примеры. Первый пример – это катастрофа в Чернобыле, произошедшая в 1980 году, когда сотни тысяч людей, живущих в радиусе 30 км от атомной станции были эвакуированы. Второй пример – затопление островного государства Тувалу в южной части Тихого океана [анг] в результате подъема уровня моря из-за глобального потепления. Эта маленькая страна вынуждена была обратиться за помощью к своим соседям Австралии и Новой Зеландии.

В Китае негативные факторы, связанные с загрязнением окружающей среды, не убьют людей сразу. Но они будут распространятся по городам и районам, проникая сквозь реки и горы подобно тому, как распространяются раковые клетки, медленно разрушая здоровье и качество жизни обычных людей.Но результаты загрязнения рек и гор нельзя искоренить или вылечить лекарственными средствами, что возможно при некоторых формах рака. Состоятельные люди могут получить гражданство другой страны как некую форму политической страховки, но большая часть населения, оставшаяся в Китае, может быть недостаточно осведомлена об этой проблеме, чтобы убегать, либо просто не имеет на это средств. Хотя маловероятно, что беженцы из Китая будут искать убежища по всему миру, как в излюбленной политической теме о желтой опасности [анг], средство от ухудшения состояния окружающей среды станет большой трудностью для всей страны.

Даже если в ближайшем будущем не хлынет поток экологических беженцев, причина для беспокойства остается. Каждую зиму и осень уровень загрязнения воздуха в Гонконге сильно возрастает. Это знак того, что от воздействия загрязнения нельзя отгородиться при помощи границ. “Мировой завод” в дельте реки Чжуцзян [анг] – сердце китайской экономики. Его также можно назвать “мировой кухней”.

В Южном Китае обширные пространства сельскохозяйственных угодий загрязнены тяжелыми металлами. И кто знает, какое количество производимой в этом районе продукции оказывается в Гонконге? Каким кормом и гормонами кормили свиней, крупный рогатый скот и коз, которых привозят в Гонконг? Риск, связанный с водой, менее серьезен, так как мы эгоистично выкачиваем ее прямо из менее загрязненной реки Дунцзян через закрытые трубы. Но кто знает, что может произойти в будущем?

В течение нескольких последних недель жители Гуанчжоу протестуют против загрязнения источников питьевой воды. Фермер, поливающий растения сточной водой красноватого оттенка, сообщил журналистам из континентального Китая: “Это отравленная вода и ее нельзя использовать для полива растений”. Мой друг из континентального Китая, который руководит одной общественной организацией вздыхает: “Мне 35 лет. Я не могу пить чистую воду в моем родном городе. В Гуанчжоу мы можем пить воду из Чжаоцин. Я не знаю, где моя дочь сможет найти чистую воду, когда будет моего возраста.”

Недавно в городе Северный Чжуншань местные жители окружили и заблокировали установку для сжигания мусора, которая загрязняла окружающую среду. Однако, вместо того, чтобы осуществить попытки для улучшения данного процесса, местные власти арестовали протестующих. Их сторонники начали предпринимать активные действия: они звонили и собирались возле полицейского участка, но никто не ответил на их требования, так же как не было ответа из полицейского участка. Полиция даже потребовала, чтобы люди удалили в социальных сетях свои записи о произошедшем, пока не будет рассмотрен вопрос об освобождении арестованных.

Единственной стратегией континентального Китая относительно решения проблемы свалок, окружающих города, является строительство установок сжигания мусора по всей стране. Несомненно, это бизнес, который приносит огромную выгоду. Если же в этих установках соблюдены все меры по предотвращению загрязнения окружающей среды, то это уже другая история, которая объясняет повторяющиеся протесты, касающиеся конструкции мусоросжигательных печей. По словам Фенг Йонга, пострадают от этого люди, которые не смогут сбежать и, следовательно, которым придется “переносить [последствия загрязнения окружающей среды] своими силами”. Тем не менее, это означает также и то, что конца протестам не будет.

Жители Гонконга не могут решить проблему загрязнения окружающей среды в Китае: страна слишком большая и некоторые проблемы являются структурообразующими. Тем не менее, если эта большая страна не сможет контролировать свое загрязнение, весь мир может пострадать. Мы не можем просто спокойно сидеть и смотреть на смерть друг друга. Мы должны попытаться понять проблему и поддержать протесты в защиту окружающей среды. Мы также могли бы использовать официальный канал связи между Гонконгом и Гуандун, который ведет работу над региональными экологическими проблемами. Мы должны выразить наше беспокойство и просить усиления мониторинга состояния окружающей среды с целью предотвращения дальнейшего распространения этой “раковой опухоли”.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо