Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Почему Джон Ледженд должен выступить в Бахрейне

John Legend performing at the Tower Theater in Upper Darby, Pennsylvania on December 5, 2008. The US performer is scheduled to perform in Bahrain on March 2. Photo by Judy Glova (CC BY 2.0)

Выступление Джона Ледженда в Tower Theater, Пенсильвания 5 декабря 2008 года. Американский музыкант планирует выступить в Бахрейне 2 марта. Фото: Джуди Глова (CC BY 2.0)

Я старался не писать об этой проблеме, поскольку не вижу смысла в освещение отдельных событий и предпочел бы уделить больше внимания социальным и культурным аспектам моей борьбы в своей стране. Но растроганный речью Коммона и Джона Ледженда 21 февраля [анг], получивших Оскар за песню “Glory” в номинации “Лучшая оригинальная песня”, я бы хотел, чтобы они хоть как-нибудь получили это открытое письмо.

У меня личный интерес к этому делу. Это не просто еще один пост со ссылкой на экспертов и мнения о планируемом концерте в Бахрейне, который многие из моих друзей хотели бы видеть отмененным. Однако я хочу, чтобы вы приехали, так как это позволит по крайне мере одному из нас увидеть красоту моей страны, поскольку я провожу свои дни в изгнании за тысячи километров отсюда. Мое имя – это часть проблемы, или, скорее, предвзятое мнение, связанное с ним. Как и многие вещи, над которыми я не властен: мое имя, моя родина, моя расовая принадлежность – всё это было решено до моего рождения и во многом определили путь моей жизни. В Бахрейне эти факторы определяют то, где вы можете жить и кем работать. Когда я был ребенком, я боялся людей в форме. До тех пор, пока однажды я не уехал из Бахрейна, я жил в страхе нарваться на полицейские посты, где бы меня “поймали как крысу” [анг]. Эта ситуация, я думаю, многим покажется знакомой.

В прошлом месяце были задержаны шесть американских студентов-антропологов, живших в Диразе – деревне, где родилась моя мама. Им предоставили выбор: переехать в менее “проблемные” районы, как описывают государственные СМИ, либо покинуть страну. Все, что происходит в таких местах, как Дираз, где живет большинство населения бахарна (коренное население, такие же уроженцы страны, как я), стало тайной правительства, делающего все возможное, чтобы это скрыть. Протесты в некоторых из этих мест вспыхивают ежедневно. Журналистам, как правило, запрещен доступ в эту страну, и по этой причине люди стараются освещать события (как это сделал и я), рискуя быть арестованным и стать жертвой пыток. Но нас считают проблемой, которую нужно скрыть от остального мира. Проблемой, которую так просто не решить. 

Недавно я сделал нечто, что заставило бы закричать мою маму. Если она когда-нибудь прочитает эти строки: я сделал татуировку. Это важно для меня, потому что тату имеет свою историю.

В прошлом году, когда меня арестовали за то, что я был блогером [анг], и оставили без надежды на освобождение, я был доставлен в офис прокурора, который сообщил мне, что меня обвиняют в создании террористической группы. Конечно, я хотел засмеяться, но побоялся последствий. Я вернулся в свою камеру и сидел тихо. Мужчина возраста моего отца подошел ко мне и спросил, почему я такой грустный. Я рассказал ему, что произошло и что я не могу найти выхода из сложившейся ситуации. Он ответил мне: “В следующем году в это время ты освободишься и будешь должен мне ужин”. Затем на листке он написал стих из Корана “Терпение будет вознаграждено”.

В конечном итоге я был освобожден под залог и бежал из страны, в то время как пожилой мужчина был приговорен к 10 годам лишения свободы. Это был его третий арест, первый раз его арестовали 25 лет назад. После разговора с этим мужчиной, я повторял эту фразу каждый раз, когда нарывался на неприятности: “Терпение будет вознаграждено, терпение будет вознаграждено”.

Я гулял по Камден-Тауну в Лондоне, где я живу в настоящий момент, и наткнулся на тату-салон. Он выглядел немного пугающе, но мне нужно было что-то, что напоминало бы о том моменте, о моменте, когда меня спасли, когда у меня появилась надежда. Поэтому я записал эту фразу на листке бумаги и вытатуировал ее. 

Мои соотечественники в Бахрейне были терпеливы, если не сказать больше. Наша борьба за равенство и справедливость продолжается уже более 90 лет. Иногда мне кажется, что это проклятие, которое наследуется одним поколением от другого, проклятие, которое я не желаю своим детям. Я мечтаю о стране, где мои дети никогда не почувствуют, что моя родословная является причиной их несчастья, где фамилия, раса, пол, религия, сексуальная ориентация или социальный статус не решают, по какому жизненному пути идти.

Я надеюсь, вы хорошо проведете время в Бахрейне. Также я надеюсь, что вы посетите место, где я родился, наиболее “проблемный” район Ситра [анг]. И я бы хотел, чтобы так же, как в Сельме, Алабама, вы смогли бы дать стимул людям моего острова быть терпеливыми и верить, что их мечты сбудутся.

Я сомневаюсь, что это сообщение дойдет до вас, но если даже это и произойдет, я сомневаюсь, что вы посетите Ситру. Но я обещаю вам, что однажды вы услышите о тысячах заключенных бахрейнцах, которые боролись за справедливость и добились славы.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо