Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Конкурс эссе от Global Voices: заявки из России, Украины и Литвы

Cool Toys pics of the day: Global Map of the Social Web. Uploaded by rosefirerising on Flickr

Инфографика дня на Cool Toys: всемирная карта социальной Сети. Загружено пользователем rosefirerising на Flickr

В качестве части саммита Global Voices-2015 мы пригласили членов и партнёров нашего сообщества написать эссе, которые объясняют и освещают, как связанные с интернетом политические решения оказывают влияние в реальном мире на граждан определённой страны или региона. Цель конкурса — усилить голоса и взгляды из нашего сообщества и помочь показать миру эффекты законов и практики; это и сделали участники. Вы можете прочитать победившие эссе [анг] здесь.

Ниже приведены все поданные на конкурс эссе, относящиеся по теме к России и Украине. Тексты публикуются без изменений; ссылки на внешние источники — авторские. Наслаждайтесь!

Андрей Коваленко — Российская Федерация, Дальний Восток, Амурская область

Electronic postal stamps

Идея введения электронных марок витала в воздухе. И была чуть ли не основополагающим моментом в начале распространения глобальной сети Интернет. Поначалу в этом историческом пути не предполагалось большое количество пользователей пока ещё мифической сети. Но окупаемость достаточно дорогого и затратного проекта должна была быть обеспечена.
Благом для развития электронной почты было то, что идеи появления подобных сервисов появились не сразу. И первоначальные дейстия по развитию рекламной части Интернета к тому времени уже была сделана.
В первую очередь это заключалось в развитии порталов, которые включали в себя десятки самых разнообразных сервисов. И электронная почта была лишь одним из них. Возможность использования электронной почты на бесплатной основе являлась главной в первоначальном привлечении пользователей. Люди пользовались этим сервисом, раз в неделю отправляя некие “сверхважные” сообщения совершенно бесплатно. Это не было каким-то затратным делом. Что для пользователя, что для организаций, предоставляющих подобную услугу. В частности, сама отправка сообщения заключалось в простом перемещении пары предложений одного сервера на другой. А чрезвычайно часто – и внутри самого сервера. С него же письмо забиралось пользователем. Посредством канала, который он оплачивал сам. Почтальонов или большого штата сортировочного персонала не было совершенно. Поэтому и было решено оставить электронную почту бесплатной.
В конце концов, сама разработка какой-либо концепции электронных марок требовала определённых экономических, организационных и политических затрат. Которые не факт, что в скором времени были бы окуплены. К тому же в этом случае потребовалось нечто в стиле монопольного права. Первоначальные фирмы-разработчики вряд ли приветствовали появление новых почтовых порталов. Которые не вкладывались в разработку электронной марки и системы оплаты почтовых сообщений.
Единственная цель, которая после этого вообще могла бы иметь место, была передача дипломатической информации. Безусловно, подобные сообщения посылаются по специальным защищённым каналам. Которые производят шифровку всего автоматически. А также ограничивают доступ нежелательных лиц. Но электронные марки явились как раз тем средством, которые обеспечивают дополнительную секретность.
Правда, выглядят они совершенно иначе. Они никак не похожи на те почтовые марки, которыми продолжаются пользоваться при отправке писем по сей момент. Электронные марки представляют из себя очень пёстрый набор цветных точек. Которые расположены в абсолютно хаотической последовательности. Один какой-либо определённый рисунок в принципе не может быть получен. Со стороны для простого человека эта марка несёт столько же информации, сколько обыкновенный QR-код.
Но вот с точки зрения шифровки такая марка крайне полезна. Она сама по себе является ключом и системой шифрования. То есть последовательность определённых цветовых характеристик, представленные в числовом эквиваленте, и есть шифр.
Успех и надёжность кодирования обеспечиваются совершенно разными последовательностям, а также невозможностью повторения. Именно для этого электронные марки для отправки сообщений по Интернету не имеют право повторения. Для этого они должны регулярным образом обновляться.
По этой причине отправитель и получатель сообщения имеет специальные устройства, похожие на электронную флешку. На них хранятся сами электронные марки, к примеру, в количестве ста штук. И во время отправки одна из марок используется для кодирования. На другом конце расшифровщик использует аналогичное устройство для расшифровки. Если использовалась двадцатая марка для шифрования, то тот же номер идёт в расшифровку. Совсем как шифровальные книги и блокноты ещё полстолетия назад. После использования одна из страничек вырывается и уничтожается. Как не остаётся страничек, книга становится ненужной.
Вполне возможен тот факт, что подобные электронные марки могут быть внедрены и в обычной жизни. Для всех людей, которые имеют возможность посылать и принимать почту через Интернет. А сами марки могут приобретаться также в отделениях Почты России. Либо же в простых ларьках и в отделениях провайдеров доступа в сеть Интернет.
При этом можно и учитывать само пожелание и возможность коллекционеров. Понятное дело, что собирать абстрактные марки, которые будут храниться исключительно в памяти компьютера, будет совершенно невозможно. Это в принципе нереально было бы сделать. Но вот сами устройства, хранящие данные об электронных марках, можно выпускать самыми разнообразными. Делать серии. Каждое устройство будет хранить некоторое количество марок. И после использования их можно будет отправлять на утилизацию. Или в коллекции людей, увлечённых подобным хобби.

- У меня всё.
Молодой человек отложил небольшую папку на стоявшую рядом тумбочку. Он стоял перед сидевшими пожилыми и не очень людьми. Круглый стол, за которым они собрались, был в буквальном смысле слова завален бумагами. Была организована конференция по обсуждению ввода электронных почтовых марок. И выступивший только что был лишь одним из основных докладчиков. Выступал он регулярно – чуть ли не еженедельно. На самых разных круглых столам, семинарах и клубов по интересам. Но сейчас молодой человек стоял чуть ли не перед главными людьми, ответственными за принятие решений в стране.
– Хороший доклад. – Одобрительно кивнул один из сидевших – единственный в погонах. – Ценный. И достаточно дельный.
– К докладу у меня тут ещё есть десятки предложений по виду, составу и законодательной основе проекта электронных марок. Вы и сами сможете их посмотреть. А сейчас пере вами есть диаграммы и справочные материалы.
– Да-да. Мы уже имели возможность ознакомиться с вашими доводами. Поэтому я надеюсь, что для вас не будут неожиданностью пара вопросов.
– Какие вопросы?
– Лично у меня их всего два.
– Прошу, конечно.
– А для чего бы вводить такие вот электронные марки? Кроме простого увеличения денежных поступлений в бюджет?
– Введение в строй качественной электронной прослушки. Точней – просмотра электронной почты. Не только автоматческими устройствами, но и глазами живого человека. Ведь, простой сбор данных и их анализ с критической точки зрения – две совершенно разные вещи. А содержание штата людей соответствующей квалификации – достаточно затратная штука.
– Безусловно. Замечательная идея. Особенно в свете последних событий. Но каким образом мы обоснуем вообще ввод электронных марок? Люди, простой народ, который регулярно использует электронные виды связи, возмутятся подобным действием – дополнительные поборы.
– А нужно придумать хороший отвлекающий манёвр. Не говорить о том, что электронная почта набирает вес в нашем обществе. А ущипнуть за самое плохое. А этим плохим является спам. Сколько каждый человек еженедельно получает совершенно ненужных писем? Которые просто раздражают. Вот для борьбы с подобной традицией рекламирования и призваны бороться электронные марки. Для начала – с чисто символической оплатой. Если спамеры продолжат свою традицию посылки писем, нам же будет лучше – за это уже будут идти деньги в бюджет. Но вряд ли будет оставаться такое же количество спамеров. А со временем можно будет и цены поднять, марочки подорожают. Там уже поводы можно придумать. Но это дело десятое… Главное – внедрить в умы людей идею необходимости марок от спамеров и ради пары хороших вещей.

Игорь Галущак — Украина, Львов

E-governance в Украине: опыт Львова

http://inozmi.net/e-governance-v-ukraine-opyit-lvova/

Google Украина и Львовский горсовет представили журналистам результаты проекта цифрового преобразования Львова, который реализовывали на протяжении нескольких последних месяцев. Задача, которую перед собой ставили компания и орган местного самоуправления, состояла в том, чтобы исследовать, можно ли с помощью интернет-инструментов повысить привлекательность целого города — как с точки зрения инвестиций и бизнеса, так и с точки зрения развития туризма.

«Мы очень рады, что Львов стал примером цифрового преобразования западно-украинского мегаполиса, а его руководство осознаёт важность продуктов Google для современного бизнеса. Мы увидели большой интерес как среди представителей государственных учреждений и бизнеса, так и среди молодежи. Поэтому надеемся на дальнейшее плодотворное сотрудничество и приглашаем присоединиться к нам всех желающих и изменить свой ​​родной город к лучшему», — отметил директор Google Украина Дмитрий Шоломко. По его словам, когда они совместно с городскими властями Львова продвигали эту инициативу, было выделено 4 направления, по которым нужно было двигаться в цифровом преобразовании. Речь идет о муниципальных служащих, образовании, бизнесе и городском сообществе.
Как рассказал директор департамента «Администрация городского главы» Львовского горсовета Андрей Москаленко, сегодня перед местным самоуправлением стоят 2 вызова: первый — это максимальное упрощение тех процедур, которые сейчас существуют, и второй — максимальная открытость доступа. «В частности, вторая задача достигается путем создания электронных сервисов, которые так или иначе взаимосвязаны и зависят от развития информационных технологий. Когда мы впервые, во время фестиваля «Ночь в Львове», базово ввели электронный билет в музеях, то процент пользователей у нас был до 5%. Когда же мы проводили этот фестиваль снова, это количество выросло до 20%. То есть, примерно 2000 человек купили билет через интернет, а не традиционно шли в кассы. Они, фактически, изменили свою ментальность. Надеемся, что в этом году таких людей будет уже около 30-40%. Базовые вещи, которыми сегодня занимается Google, позволяют нам развиваться, двигаться вперед», — отметил Андрей Москаленко.

Рассказал он и о достижениях городской власти по внедрению проекта е-правительства и его пользе для жителей Львова и работников горсовета. Например, благодаря развитию информационной отрасли, здесь запустили проект, о котором говорили год, — проект внедрения электронного управления в мэрии Львова. В частности, после подписания в июле прошлого года трёхстороннего договора между шведской фондом SIDA и Эстонской академией электронного управления, в октябре был объявлен международный тендер по определению компании, которая будет внедрять е-документооборот. Электронный документооборот должен ускорить решение жизненно важных вопросов для горожан, потому что это примерно в 6 раз уменьшает время поступления документа от жителя до непосредственного исполнителя. С другой стороны, и процедура становится проще.

В сотрудничестве с сообществом Google Картограф был запущен проект Львов MapCamp, во время которого энтузиасты-картографы нанесли более 2000 объектов социального, туристического и общественного значения Львова на карты Google и создали фотосферы памятников истории и архитектуры. Благодаря проекту на Google Карте Львова появилась подробная информация о социально значимых объектах города — аптеках, детских садах, библиотеках и т. п. А благодаря нанесению на карты фотосфер, впервые стало возможным виртуально прогуляться парками города, посетить известные исторические памятники и музеи.

Алексей — Россия

Политическое регулирование Интернета

Развитие всего человечества идет сверхбыстрыми темпами по всем направлениям его деятельности. Основным преимуществом, основным знанием уже давно является информация, а основным умением – вовремя получить и использовать. Думаю, не стоит объяснять достоинства всемирной паутины, пожалуй, это понятно если еще не всем, то очень многим. Поэтому, совершенно естественно, что для современного мира развитие интернет-технологий имеет решающее значение.
Когда происходит зарождение новой технологии, отрасли, направления деятельности то, кто занимается ей в большей мере и является законодателем моды, традиций и различных устоев в этой совершенно новой области. Так происходило более века назад с автомобилестроением, когда был изобретен конвейерный метод сборки, так было и с различными вооружениями, впервые примененными в Первой мировой войне, а в последствие изменившими мир. Любое значимое изобретение человечества, принятое и используемое в дальнейшем, обрастает всевозможными дополнениями, методиками применения и в результате чего формируются правила его использования.
Не удивительно, что с Интернетом происходит то же самое. При этом, ситуация абсолютно нормальна. В любом деле происходит формирование основополагающих принципов игры, складываются свои правила и внутренние нормы регулирования, у каждого участника появляются права и обязательства. Этого не избежать, так было, так есть, начавшийся процесс не обратим. Еще в декларации прав человека Великой Французской революции 1789 года было сказано, что «свобода состоит в возможности делать всё, что не наносит вреда другому». Дело в том, что Интернет – это новая форма взаимодействия, которой ранее не существовало, и, как в любой другой сфере, принципы формируются постепенно, не сразу, один за одним и именно поэтому такое всеобъемлющее развитие политики, связанной с интернетом мы сейчас наблюдаем. И в наших интересах не отторгать происходящее, а напротив – принимать в нем живое участие и формировать правила и принципы свободы в Интернете, ведь мы являемся наиболее заинтересованной стороной. По нашей воле или вопреки, но эти принципы будут сформированы.

Сейчас через Интернет можно сделать заказ в ресторане, оплатить коммунальные платежи, купить музыку для плеера, заказанного в интернет-магазине. Все очень просто и доступно широким слоям населения, при этом даже не нужно выходить из дома, чтобы всегда быть всегда в курсе основных событий в стране и мире.
Именно развивающимся технологиям и политической воле мы должны сказать спасибо за такую возможность, ведь именно благодаря им глобальные международные сети получили такое быстрое развитие и широкое распространение по всему миру в последние десятилетия. Благодаря желанию обмена информацией появилась возможность связать континенты, страны и простых людей, зародился Интернет, появились социальные сети, множество новых средств массовой информации. Многие идеи воплотились в жизнь, благодаря поддержке других людей, таких же пользователей Интернета. Можно привести примеры того, как развиваются стартапы, собираются средства для запуска того или иного производства. Вместе с тем, благодаря развитию информационных технологий стало возможным в определенной мере влиять на государство, на его политику. И опять же практически не выходя из дома! Существуют немало примеров, когда ярко освещенные события в интернет-СМИ стали катализатором принятия нормативных актов, привели к проверкам деятельности различных организаций или чиновников, принятия решений на государственном уровне или, наоборот, отмен уже принятых ранее нормативных актов. При этом, государство не ограничивает возможности людей (к слову сказать, огромная масса людей!), а напротив – поддерживает их стремления и, тем самым, развивает самосознание людей и общества в целом. В России создаются и развиваются информационные ресурсы, позволяющие при широкой поддержке общественности внести в государственные органы законы или поправки в уже существующие законы. Люди влияют на государство. И это доступно каждому. Сейчас.
В такой ситуации вполне очевидно, что государство выступает, как участник современного информационного общества. Вместе с тем, именно государство является в настоящее время основным источником каких-либо изменений в политике, связанной с Интернетом. В России, надо признать, довольно долгое время не было регулятора прав и свобод человека в Интернете. Царила некая анархия. Благодаря ей развивалось множество нелегальных ресурсов, анархией умело пользовались сторонники не честного заработка, распространители запрещенных материалов, наркотических средств. До недавнего времени в российском сегменте Интернета можно было найти и достать все, что угодно. Сейчас ситуация исправляется и это ощущают все. Однако, в силу привычного образа жизни, многие изменения воспринимаются не доброжелательно, что называется «в штыки». Конечно, тут речь идет о подавляющем большинстве пользователей: о тех, кто в сети не нарушает законы страны, живет по общегражданским правилам, и о тех, кто действует в виртуальной сети не честно. Чтобы ограничить возможности вторых и вводятся правила – нельзя допустить распространения не законной информации и вместе с тем следует остановить их безнаказанность. К примеру, в России перечень оснований для закрытия информационного ресурса утвержден законодательно.
Конечно, это напоминает некую цензуру и грань здесь очень тонка. Однако, надо смириться с тем, что это единственный путь. При этом, законодательство, нашей страны, довольно, лояльное. В некоторых странах Европы, о которой принято говорить, как о идеале законности и порядка, уже длительное время действуют правила и нормы доступа к общедоступным городским wi-fi сетям. В России до сих пор можно, прогуливаясь по городу, свободно подключаться и выходить в Интернет, в большинстве случаев без какой-либо верификации и существенных ограничений.
Безусловно, это не будет продолжаться бесконечно, рано или поздно придут изменения. И если интернет-компании, как распространители IT-услуг не будут сами творить законодательство в сфере информационных технологий, стремиться к консолидации общества и выработке оптимального решения по различным вопросам их деятельности, то государство сделает эту работу за них. Надо это понимать. И надо понимать, что свободный доступ к wi-fi сетям может являться средством развития экстремизма, а в нашей стране это очень опасно, средством передачи и распространения нелегальных материалов, призывам к действиям, подпадающим под уголовное наказание. Это всего лишь один из примеров, а ведь мы живем в большой многонациональной стране и это гораздо более опасно, чем может показаться на первый взгляд. «Есть люди, в руках которых и простая палка опаснее, чем у иных шпага» – сказал великий Виссарион Белинский и, судя по всему, он оказался прав на деле. Этому есть множество подтверждений безграмотной политики или напротив ее отсутствия в нашей стране в 90-е годы.
Поэтому не следует противиться всем нововведениям в государственной политике, направленной на регулирование отношений в Интернете. В конечном счете ограничения вводятся для блага граждан и государства в целом, эти ограничения не страшнее, чем в других развитых странах. Не так уж сложно соблюдать некоторые простые правила. Ведь свобода – это не только права, но и обязанности. В реальной жизни мы вынуждены следовать законодательству, отвечать за свои слова и поступки, так почему же такая большая, всеобъемлющая и неотделимая часть жизни современного человека, как информационное пространство может существовать сама по себе и не поддаваться регулировке с какой-либо стороны? В современном мире это уже невозможно.
Государство, становясь регулятором отношений в глобальных Интернет-сетях, берет на себя обязанность не предвзято и честно защищать права и достоинства каждого из нас, берет под защиту свободы личности, совести, слова каждого и, тем самым, признает силу и возможности общества в информационном пространстве, которое мы имеем.

Грань между желаемым и действительным не так уж велика. Мы по-прежнему можем получать доступ к информации, с каждым годом ее становится все больше и больше, ресурсы и источники информации все также развиваются, мы по-прежнему можем читать зарубежные газеты, получать информацию извне. Более того, в Интернете можно изучать языки, получать достойное образование или обучаться новым профессиям, работать и зарабатывать реальные деньги, круглосуточно общаться со знакомыми со всего мира, поддерживать гражданские инициативы или быть их инициатором. И количество подобных ресурсов неуклонно растет. С развитием технологий и сервисов в будущем обязательно появятся новые методы обойти существующие ограничения, а следовательно обновятся и методы борьбы с нарушителями. Вместе с тем, как это уже было и не раз, большинство пользователей глобальной сети Интернет, не почувствует особенных изменений.
Важно, чтобы пользуясь благами и удобствами Интернета, каждый человек осознавал собственную гражданскую ответственность перед другими, ведь наша свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека. Этот существующий принцип уже более сотни лет служит одним из основополагающих в обществе людей. Все мы люди и в нашем мире, согласно старому афоризму есть всего два типа людей: одни катят мир, а другие бегут рядом и кричат: «Куда катится этот мир?!».

Дмитрий Окрест — Россия

1400 слов о свободе интернета

Свободное информационное пространство, которым пока еще считается интернет, сужается все быстрее. Новая технология проста. Обнаружив в интернете «экстремистскую» информацию, генпрокурор или его заместители направляют в Роскомнадзор требование об ограничении доступа к соответствующему ресурсу. Надзорное ведомство уведомляет оператора связи, который по требованию прокуратуры и производит отключение. При этом никакого суда для подтверждения своей правоты прокурорам не требуется.

Поправки к закону «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» вступили в силу 1 февраля 2014 г. Ранее, летом 2012 года, Госдума узаконила черные списки сайтов с вредной для детей информацией, а спустя год взялась за нарушителей авторских прав, разрешив блокировать сайты с пиратской кинопродукцией. В конце 2013-го депутаты приняли закон о блокировке «экстремистских» ресурсов по требованию Генпрокуратуры.

2 марта жительница Иваново Лиза Лисицина, студентка местного университета, в социальной сети «ВКонтакте» перепостила текст из сообщества Anarcho-News. Текст был не подписан, но имел очевидное украинское авторство: неизвестные обращались к россиянам с призывом начать массовые акции протеста. Спустя две недели, 15 марта, в 8.40 утра в съемную квартиру Лисициной постучались трое оперативников из местного ФСБ и понятые. Руководил операцией Герман Овсянников, показавший корочку ФСБ. Предъявили ордер на обыск, изъяли wi-fi роутер, планшет, модем, плеер, ноутбук и две флешки.

Что искали чекисты, скоро стало понятно: Лисициной инкриминируют ст. 280 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности») — в том самом репосте местный эксперт обнаружил признаки экстремизма. Лизе светит срок в четыре года. Текст с анархического сайта зажил дальнейшей жизнью: 2 апреля пользователи интернета, у которых провайдер «Ростелеком», сообщили, что Живой Журнал заблокирован — за тот же текст.

4 февраля президент Владимир Путин подписал закон об ужесточении ответственности по экстремистским статьям. Отныне штраф за экстремистские правонарушения — до полумиллиона рублей и обвиняемые будут заключаться под стражу. За организацию экстремистского сообщества — 6 лет, за участие — 4 года. Согласно закону, блокировке подлежит информация, содержащая «призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка».

13 марта этого года Роскомнадзор потребовал от провайдеров ограничить доступ к оппозиционным сайтам «Ежедневный журнал», Грани.ру и Каспаров.ру. По словам директора Грани.ру Юлии Березовской, в уведомлении Роскомнадзора утверждалось, что на сайтах размещались «призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности или участию в массовых мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка». Названия материалов указаны не были. Противоправным объявили фактически весь контент: «Если бы они сказали, какой конкретно материал их не устраивает, мы бы его убрали, а так мы просто не представляем, что нужно сделать, чтобы сайт удалили из Реестра экстремистских материалов, а значит, блокировка бессрочна».

Доступ к «Граням» ограничили на пике посещаемости сайта: в разгар украинской революции ежедневная аудитория достигала 150 тысяч пользователей. Сейчас сайт доступен благодаря тому, что системные администраторы периодически меняют IP-адрес ресурса, а читатели пользуются анонимайзерами. «Политический Рунет переходит на партизанский способ существования», — резюмирует Березовская.

27 марта председатель комиссии Мосгордумы по безопасности Инна Святенко посетовала, что «спецслужбы не могут установить полный контроль над блогерами», и предложила распространить действие статьи на тех, кто критично относится к присоединению Крыма. С мая вступил в силу новая статья 280.1 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ»).

Педофилия, наркотики, азартные игры, нацизм и прочее людоедство — совсем не то, что хочется защищать. Но охранители в попытке оградить граждан от экстремистских идей выплеснут вместе с водой ребенка. Вне доступа могут оказаться и репосты афиш несанкционированной демонстрации. МВД планирует создать в каждом федеральном округе образовательные центры для разного рода экспертов — лингвистов, психологов, религиоведов. Планируется, что будет создан и Единый реестр экспертов — в помощь следственным органам. Заведующая лабораторией при Российском федеральном центре судебной экспертизы Татьяна Секераж надеется, что прошедший уже первое чтение законопроект утвердит необходимость сертификации специалистов.

Однако Дмитрий Дубровский из Высшей школы экономики опасается, что реестр создается ровно для того, чтобы исключить из него «непредсказуемых» экспертов, которые откажутся штамповать заключения следователей. И напоминает, как эксперт-филолог Лариса Тесленко назвала экстремизмом словосочетание «путинский режим», а примером межнациональной розни посчитала слова «русско-чеченская война». Дубровский говорит, что экспертизу по экстремистским делам часто представляют люди не самого образованного порядка, да к тому же со специфическим опытом советского времени. «Немало тех, с кем сталкиваюсь в суде, называют себя докторами политических наук, — рассказывает Дубровский. — Защищались они в 70-е — по историческому материализму. Уверен, в их диссертациях немало места отведено рассуждениям о предательской роли троцкистско-зиновьевского центра».

Итак, что надо делать, дабы не попасть под экстремизм? Дубровский считает, что интернет-пользователи должны позаботиться о себе сами — самоцензура, приватность и хостинг блога за рубежом: «Призывы трактуются довольно широко, и сам по себе призыв, например, не считать Крым частью России вполне потянет на экстремизм, — говорит преподаватель — У власти масса сервильных экспертов, которые обеспечат правильные выводы».

Если вы владелец сайта, попавшего в опалу и решительно не понимаете к чему же могли придраться прокуроры, а уведомление до вас так и не дошло, то изучите черные списки. Три из них есть на сайте Роскомнадзора: это Единый реестр запрещенной информации, список нарушителей авторских прав и перечень ресурсов, забаненных за экстремизм. Если там про вас ничего нет, загляните в федеральный список экстремистских материалов на сайте Минюста. Поводом для блокировки может стать перепост из ранее запрещенных материалов.

Если же вы по-прежнему уверены, что ничего не нарушали, а всего лишь выразили свое сугубо личное мнение о животрепещущих проблемах современности — вы можете пойти в суд. Для этого вам нужна официальная бумага о причинах блокировки — если вы ее так и не получили, отправьте запрос провайдеру, и он перешлет требования контролирующих органов.

Но не так все просто. Например, до 29 августа адвокаты ЕЖ.ру не могли узнать причину гонений. Наконец-то прокурор Михаил Рыжков сдался: «Еж» поплатился за целый раздел своего сайта — «Болотное дело». По мнению прокурора, в этом разделе «тенденциозно освещаются» акции солидарности с узниками 6 мая. «До читателей доводится информация, что проводимые в нарушение закона мероприятия являются приемлемыми для выражения гражданской позиции, у аудитории формируется убеждение о приемлемости подобного поведения» В чем «тенденциозность освещения акций», каковы критерии — ни представитель Роскомнадзора, ни Генпрокуроры назвать не смогли. Главный редактор Владимир Корсунский связывает запрет с началом крымской кампании: «Это был первый залп, когда зачищают информационное поле, во время Второй мировой, например, отбирали коротковолновые приемники».

Сегодня опасную для государства информацию отслеживают с помощью СОРМ—3 — «Системы технических средств для обеспечения функций оперативно-рoзыскных мероприятий». Этот комплекс для автоматического контроля телефонных разговоров и интернета внедряют давно, но теперь за гражданами России будет следить еще и новая, третья по счету, версия, чтобы выяснить, под каким логином человек пользовался почтовым сервером или социальной сетью, Система позволяет находить информацию через кодовые слова, логины или имена подключенных пользователей. Кроме вышеперечисленного, она обеспечивает трехлетнее хранение иоперативный доступ к данным обо всех абонентах. Благодаря семантическому анализу компьютер находит слова-маркеры — «Путин», «Кремль», «экстремизм» — и пытается понять контекстный смысл. Со временем робот видит уже не просто обычный текст, а понимает, где тот или иной автор говорит о ком-то с иронией, где — с восхищением.

На прослушку надо иметь разрешение суда, однако спецслужбы заинтересованы собрать данные в рамках доследственной проверки. Но если раньше во время доследственной проверки можно было получить только данные о контактах пользователя, то теперь становится доступно и содержание этих контактов, что и есть нарушение тайны переписки. Технические средства буквально опережают право!

Компании-провайдеру Владимира (назвать фирму или свою фамилию отказывается) при десяти тысячах абонентов требуется ежесуточно сохранять 80 терабайт данных — «Знающие поймут, что это умопомрачительные цифры — стоимость такого оборудования достигает как минимум миллиона евро». «У нас на узле связи должна стоять специальная «железка», которая автоматически фильтрует весь входящий—исходящий контент», — продолжает Владимир. — «На деле все работает в ручном режиме. После звонка из ФСБ идет мальчик и перетыкает провод, чтобы включить прослушку. Нужное оборудование мало, кто установил, поэтому сейчас любого провайдера можно закрыть в течение часа — невозможно выполнить все предписания».

Пока власть и бизнес не могут решить, кто будет платить за очень дорогое оборудование, чтобы сотрудники силовых ведомств имели доступ к большому архиву данных. Владимир уверен, что на бумаге СОРМ-3 установят практически все провайдеры, а реально — не больше 10%. Впрочем ФСБ вовсе нет необходимости отслеживать всех — как не отслеживал всех и советский КГБ. Достаточно мониторить политиков, активистов, журналистов, правозащитников, известных блогеров. Всех остальных будут ловить по кодовым словам, содержащим угрозу власти.

Скрыться от всевидящего ока приватную информацию и добраться до запрещенных государством материалов все равно можно. Наиболее надежным способом обойти запрет эксперты считают TOR (The Onion Router — «маршрутизация по принципу луковицы»). Эта состоящая из сотен тысяч компьютеров сеть, которая гоняет пользовательский трафик, и тем запутывает следы. Если в обычной ситуации пользователя можно вычислить по его уникальному IP-адресу, то тут, как говорится, ищи ветра в поле. Эта анонимность уже года два как беспокоит депутатов, которые неоднократно предлагали запретить программы, которые позволяют маскироваться в интернете. Но у их коллег по парламенту до этого пока не дошли руки.

Игорь Галущак — Украина 

Специалисты в сфере телекоммуникаций без работы не останутся

http://www.broadcast.telekritika.ua/show/Novosti/4685-specialisty_v_sfere_telekommunikaciij_bez_raboty_ne_ostanutsia_12.11.2014

12.11.2014, Broadcast

Такие выводы были сделаны во время научно-практической конференции “Современные проблемы телекоммуникаций и подготовка специалистов в области телекоммуникаций”, которая состоялась в НУ «Львовская политехника».

Кстати, эта конференция уже девятый раз проходит в Национальном университета “Львовская политехника” на базе кафедры телекоммуникаций Института телекоммуникаций, радиоэлектроники и электронной техники. На мероприятие прибыли представители научных школ из разных регионов Украины, в частности, Национального университета “Киевский политехнический институт”, Харьковского национального университета радиоэлектроники, Донецкого национального технического университета, Одесской национальной академии связи, а также операторы связи – из «Укртелекома», «Интертелекома» и МТС.

Пленарное заседание было посвящено новейшим технологиям телекоммуникационных систем и сетей. В частности, большой интерес вызвал доклад заведующего кафедрой телекоммуникации «Львовской политехники», доктора технических наук, лауреата Государственной премии Украины в области науки и техники Михаила Климаша «Распределенная система электронного управления на основе интеграции программно-управляемых технологий и моделей cloud сервисов».

По словам Михаила Климаша, подобные конференции ставят своей целью максимально приблизить разработки ученых к реальным практическим потребностям операторов связи. Ученые кафедры тесно сотрудничают с провайдерами и операторами телекоммуникаций. Скажем, их совместные разработки с харьковчанами можно считать прорывными и том, что касается решений по сетям радиодоступа.

Между тем, на недавнем заседании ученого совета «Львовской политехники» директор Института телекоммуникаций, радиоэлектроники и электронной техники профессор Иван Прудыус, отчитываясь о работе своего структурного подразделения, с тревогой говорил о падении престижа инженерного труда в этой отрасли.

Высказался по этому поводу и Михаил Климаш:

- Данная оценка продиктована болезненным восприятием того состояния, в котором оказалось в нашем регионе, как, впрочем, и во всей стране такие когда-то ведущие отрасли как приборостроение и радиоэлектроника. Современный рынок труда диктует свои условия. В свое время приборостроительная отрасль во Львове мощно работала на военно-оборонительный комплекс. А теперешние события на Востоке Украины, очевидно, будут диктовать потребность в новых научных разработках. Несколько иная ситуация с выпускниками именно нашей кафедры. Телекоммуникационные сети существуют, по сути, на всех солидных предприятиях, в учреждениях, организациях. Их обслуживают наши выпускники, работающие системными администраторами. Кроме того, их охотно берут на работу операторы мобильной связи. Несколько подготовленных нами специалистов работают на предприятиях радиоэлектроники, созданных зарубежными фирмами на территории Украины, в частности, в Закарпатье. Одним словом – выпускники нашего института на бирже труда не стоят и, надеюсь, никогда стоять не будут.

Полина Корнеева — США, Украина

Интернет-политика и ее последствия

В настоящее время технический прогресс цивилизации зашел так далеко, что современный человек уже не может представить свою жизнь без гаджетов и компьютера, а потребность в новой информации почти полностью заполнила вершину пирамиды Маслоу. Интернет постепенно занимает все более широкую роль в качестве основного способа времяпрепровождения и неизбежно начинает влиять не только на социальную жизнь, но и на гражданскую позицию людей. В таких условиях остро встает вопрос о том, какие последствия повлечет вмешательство государственных регуляторов в свободу доступа граждан к информации, которую они черпают в сети.
Никто не станет отрицать тот факт, что всемирная паутина перенасыщена информацией любого рода, в том числе и той, которая затрагивает политические интересы различных государств. При этом различные страны проводят совершенно разную политику в отношении доступа людей к этой информации, в некоторых из этих стран Интернет практически запрещен(КНДР, некоторые исламские государства), во многих доступ к нему жестко цензурируется и контролируется.
Отличительным аспектом вопроса об информационной безопасности являются правительственные программы слежки за физическими и юридическими лицами в целях национальной безопасности. Общественность сильно возмущена подобными фактами, особенно после тотального разоблачения действий Агенства Национальной Безопасности США и других подобных структур. Шпионаж вышел за рамки политических организаций и ведется на глобальном уровне практически за каждым человеком с подозрительными идеями и мнениями. На мой взгляд, в этом нет ничего критически негативного, за личной жизнью людей если и наблюдают, то уж точно не вмешиваются. А в современном обществе с его развитыми технологиями коммуникации становится очень простой организация, к примеру, террористических актов. Известны случаи, когда члены преступных группировок, занимающихся наркоторговлей, использовали xbox для передачи информации в обход обычного интернета.
Наиболее ярким представителем стран, использующих Интернет для манипуляции общественным сознанием, являются США. И занимают они при этом крайне выгодную позицию. В обществе наблюдается четкое развитие в направлении демократии, увеличения количества человеческих прав и свобод и признание их естественными, неотьемлемыми для каждого человека. При этом в некоторых аспектах это приобретает форму полной либерализации, которая начинает теснить привычные людям традиционные ценности, сложившиеся в предыдущие этапы развития человечества. Основной движущей силой подобных изменений становится молодежь, поскольку проявляет наибольшую чувствительность к смене общественных настроений и неразборчивость в обработке потребляемой информации. Большинство людей не обладает навыками критического мышления и не подвергает сомнению информацию, которую получает через ТВ и Интернет. Последствия целенаправленного вмешательства со стороны в систему коммуникации можно наглядно проследить на примере цветных революций в ряде постсоветских стран.
Мнение людей по тому или иному вопросу иногда целиком и полностью зависит от того, что им внушают через средства массовой информации. Психология и маркетинг управляют экономикой, которая в свою очередь неразрывно связана с политикой. А в последнее время вперед выходят новые направления развития современной науки, такие как нейроэкономика и когнитивные науки. Найдены основные схемы работы человеческого сознания, что позволяет буквально сделать из общества театр марионеток, потребности и желания которых управляются извне. Интернет становится таргетированным, он основывается на подробном анализе истории поиска и выявлении интересов пользователя, что позволяет предугадывать его реакцию на ту или иную информацию и постепенно подводить его к информации нужной. На примере нынешней ситуации в Украине видно, что в сознании граждан этой страны образ русского человека неразрывно укоренился по соседству с чувством ненависти и нетерпимостью. Людям были внушены такие благородные на первый взгляд стремления, как евроинтеграция и расширение человеческих прав, восстановление социальной справедливости и становление независимого государства. И этого уже вполне достаточно для того, чтобы население забыло подумать о том, какие в действительности последствия повлекут фактические действия олигархических властей и в чем же по мнению самой Европы заключается для Украины эта евроинтеграция. События на Украине кажутся мне вполне закономерными для той информационной политики, которая там осуществляется.
Таким образом, я считаю недопустимым вмешательство и фильтрацию информации в интернете со стороны государства, но вижу явную необходимость в принуждении интернет ресурсов и средств массовой информации к достоверности и объективности размещаемого контента. Интересной мне кажется идея о регуляции экономической сферы со стороны государства и, в частности, борьбы с экономическими преступлениями посредством специальных правоохранительных органов, занимающихся информационными технологиями и их применением. Своего рода “киберполиция”, которая могла бы следить за электронным документооборотом и деловой перепиской частного бизнеса и выявлять нарушения экономического законодательства. В обществе, в котором все аспекты жизни человека перешли в виртуальное пространство, очевидна необходимость регуляции различного рода отношений со стороны государства.
Однако довольно сложно будет объяснить людям необходимость вмешательства в те области, которые принято относить к личной жизни. На мой взгляд, стоит прежде всего делать упор на безопасность их данных. Как в России, так и в мире в целом, действует немало мошеннических группировок, которые используют уязвимости в информационных системах, например недавно обнаруженные heartbleed или shellshock. Даже Apple с их знаменитым упором на безопасность личных данных не являются неуязвимыми. Сегодня очень быстрыми темпами растет использование интернета для осуществления покупок и вообще различных торговых операций. При этом под угрозу попадают конфиденциальные финансовые данные пользователей. Решением такой проблемы может стать хороший антивирус с четкой фильтрацией веб-трафика, но он все же не универсален и не гарантирует практически никакой защиты от, например, той же слежки. По различным данным около половины российских пользователей сети интернет заклеивают веб-камеры своих ноутбуков, опасаясь того, что за ними “подглядывают”. Программы-кейлоггеры способны считывать нажатия клавиш вашей клавиатуры, что в свою очередь ведет к утечке паролей. Поэтому, я не вижу иного решения, кроме как предоставить собственную безопасность в сети в руки государства. Не только безопасность от всевозможных угроз, но и безопасность от нежелательной информации, способной нанести вред общественному самосознанию.

Наталья — Россия

Should Be Able To

В 21 веке, где всё построено на всемирной паутине, Мы – жители этой планеты верим и следуем тому, какую информацию нам даёт интернет. К счастью, или сожалению – но мы зависимы от новостей сети. Блогеры – популярная профессия современности. И каждый из нас, время от времени либо сам был блогером, либо активно следил за высказываниями полюбившегося оратора сети. Блогеры день ото дня приносят в свои посты всё более новую, свежую, а главное, актуальную информацию нашего мира. И кому как не им показывать политику и заставлять верить в правдивость своих слов молодое поколение, либо людей, политические взгляды которых колеблются от партии к партии. Итак, блогеры – это отличный механизм для привлечения людей к той или иной точке зрения. Власть – это система, которой требуется иногда ненавящевое воркование в нужном ключе блогеров. Слежка – она была всегда, в одни времена открыто, а в другие в дымке событий. Америка, к сожалению, в данный момент дымку приспустила, отсюда появился небезызвестный Эдвард Сноуден. Который наглядным образом поведал на весь мир о системе слежения, отсюда вывод – власть всегда держит в контрольном кольце своих граждан, и лиц первого эшелона других стран. Мы находимся в зоне риска словами всегда. Свобода слова есть, но каковы последствия этой «свободы»? Нам дали мнимую возможность, но не пояснили, что за каждое слово и мнение поступит наказание, если конечно, Ваше мнение не будет идеально подходящим концепции власти.
Сейчас мы все пишем новую историю Украины. Украина по-своему, Россия по-своему, и у других стран тоже будет в арсенале своя история. У нас, обычных людей, нет возможности узнать истинную историю. Видео-ролики, сайты, посты, записи в журналах, материалы журналистов – каждый трактует по-своему, и тогда, где же истинная история? И, если мы сейчас, современники данной ситуации не можем знать достоверные факты, что же касается наших потомков? И, как говорил, один великий человек: «реальная история служит не для того, чтобы о ней писали книги». Мы получаем информацию, которую следует нам знать, начинай искать что-то другое – и уже ты будешь в подозрении.
Полагаю, если человек хочет знать истину, она ему откроется.

Кирилл — Украина

Информационная война

Сейчас, в нашем инновационном мире, «каждый» человек связан с интернетом. Поэтому политика, какая будет исходить из приоритетных для общества источников, непосредственно будет влиять на него. Рассмотрим конкретную страну – Украина.
Совсем недавно интернет не регулировался органами власти и была полная свобода слова. Но когда люди, которые вели свои блоги, видео–блоги, программы в интернете «Live» и т.д., затрагивали «нежные» вопросы начиная с экономики, правотворчества, религиозной сферы и заканчивая правительством и его отдельными лицами, государство, в лице уполномоченных органов «жестко» взялось за интернет и ввела, так сказать, свою политику. Это конечно же хорошо, если блоггеры оскорбляют отдельных, известных обществу, личностей или же пропагандируют какие – либо запрещенные организации; или выражаются нецензурной бранью и не думают, в первую очередь, что их смотрит поколение до 18 лет, не говоря уже о неприличии на публике.
Но вот когда блоггеры хотят донести важную информацию для общества, которую они обязаны знать, органы власти блокируют и навязывают свою ложную информацию. Примером этого служит выборы парламента на Украине. «Я являюсь гражданином Украины, переселенцем в Россию из Славянска Донецкой области, в Казань, Республику Татарстан.» По проверенным источникам, на выборах в Донецких и Луганских областях, проголосовало 14% граждан. Но по интернет источникам была цифра больше 40% и это при том, что люби не могли выйти на улицу из–за выстрелов.
Вывод: Политика об интернете играет важнейшую роль в жизни общества. Прежде всего через информирование граждан важной информацией. Люди верят тому, что им рассказывают, поэтому недостаток информации в различных регионах, может просто-напросто перерасти в информационную войну, как мы и увидели на примере с Украиной.

Дмитрий Тёмный — Россия

Свободным человеком в России не стать.

Тема эссе – «Как политические решения об интернете влияют на ваше общество?». Что же, поскольку термин «общество» довольно многогранно в своей трактовке, я бы хотел остановиться на его определении в качестве гражданского общества Российской Федерации – иными же словами, обычных жителей страны, не причастных к органам власти, – и прокомментировать недавно принятые законы, так или иначе касающиеся вопроса развития интернет-сообщества на территории России, на основе которых можно ответить на вопрос, заключенный в тему эссе.

Все политические решения в нашей стране относительно цензуры в интернете не чем иным как буквально «политическими решениями» назвать нельзя. Объясню этот каламбур. К примеру, создание Роскомнадзором летом 2012 года единого реестра запрещенных сайтов, с одной стороны, это безусловно большой шаг в развитии средств государственного интернет мониторинга. Кремль заполучил возможность системно и незамедлительно блокировать доступ к интернет ресурсам, к примеру, содержащим порно контент, занимающиеся наркоторговлей, онлайн-казино и т.д. То есть раньше, если сайт с выявленными правонарушениями блокировался прокуратурой на территории Псковской области, то на территории других субъектов того же самого не происходило. Сейчас же смысл реестра, заключается по сути в его названии – он единый. Поэтому, по решению суда доступ к «неугодным» властям сайтам теперь будет «перекрываться» по всей стране с их внесением в единый реестр. С другой же стороны, например, одобренные Советом Федерации в декабре 2013 поправки, т.н. «закона Лугового», позволяют производить блокировку сайтов по некоторым критериям вне решения суда. Официально такими критериями названы: несанкционированный призыв к участию в массовых мероприятиях, призыв к массовым беспорядкам, к экстремистской деятельности и т.п. Неудивительно, что закон практически моментально был имплементирован: в марте 2014 года ряд оппозиционных интернет-СМИ наряду с блогом одного из самых видных оппозиционеров Алексея Навального были внесены в список единого реестра. Отсюда и название – «политические решения» – целесообразно принятые законы о СМИ как способ борьбы действующей власти с антиправительственным началом в стране. Возникает дилемма: а не нарушают ли подобные меры правительства конституционный порядок страны-демократии? Не подрывают ли они первостепенную основу понятий «свобода», «гражданская свобода», «свобода слова», «свобода СМИ»? Попробую дать ответ на примере Федерального закона № 97-ФЗ от 5 мая 2014 года, более известного как «Закон о блогерах».

Недавно учрежденные, но уже вызвавшие резонанс в обществе поправки, известные так же как «Закон о блогерах», целиком и полностью влияют на свободу слова человека в интернете, а точнее – целиком и полностью ограничивают эту самую свободу. В чем его суть? Авторы, блогеры, публицисты, занимающиеся своей деятельностью в интернет пространстве и имеющие аудиторию «свыше 3000 человек в сутки», обязуются регистрироваться в Роскомнадзоре (читайте: приравнивание к СМИ), что, безусловно, обуславливается наложением ряда ограничений на содержание интернет-публикаций, равно как и появлением других значительных нюансов: обязательное размещение своего имени, фамилии и адреса электронной почты; хранение персональных данных разрешено исключительно на территории РФ (неизвестно так же, что произойдет с российскими пользователями иностранных сервисов, таких как Twitter, Facebook etc.); Роскомнадзор, в свою очередь, получает полную свободу действий, направленную на получение информации о пользователях.

Перед нами яркий пример, когда государство, единственной целью которого является предоставление гражданину всех средств для благоприятного и безопасного существования, пытается лишить гражданина самого главного, отличающего современное человеческое общество от общества аборигенов и варваров – свободы слова. Выходит, российские парламентарии, в чьих руках лежат борозды правления страной, пытаются в одностороннем порядке установить «диктатуру слова», поскольку в попытках взять под контроль людей, выражающих свое мнение для аудитории свыше, чем 3000 человек, просматривается, на мой взгляд, прямое нарушение прав человека – нарушение постулатов, на которых держится в 21-ом веке такое понятие, как свободный человек. Во многих мировых конституциях, в том числе и в российской, человек с рождения признается субъектом свободным, как минимум имеющим право на жизнь, свободу мысли и свободу на средства эту самую мысль выразить, будь то устная форма или же письменная, собрание или же публичное письмо, разговор с другом или же ведение блога. Почему гражданин России, за то, что выражает свое мнение, критикует или же просто дает оценку событиям перед интернет публикой обязуется предоставлять свои личные данные перед органами власти, пользоваться сервисами, хранящими данные исключительно на территории РФ и еще попадать под неизвестное множество ограничений на территории своей собственной страны. Просто по-человечески, именно сам факт обязательства, когда речь касается о свободном волеизъявлении, приводит в некое бешенство, образует внутренний гражданский диссонанс, потому что это больше похоже на закрепление «короткого поводка», нежели на закрепленные конституцией свободы.

Вопрос «для чего?» особенно-то и не назовешь поводом для дискуссий в нашей стране. Кратко – «чтобы вели себя хорошо». Чтобы, к примеру, на фоне происходящего в Украине попутный ветер случайно не занес искорку недовольства властью на соседние земли, где, откровенно говоря, тоже присутствует немалое количество людей, требующих от правительства лучшей жизни. Можно предположить, что «закон о блогерах» – ни что иное как попытки своевременно предотвратить пожар в обществе (а это был период начала-середины протестных акций на Майдане, который, кстати говоря, был изначально организован на страничке в Facebook). Связь с украинским кризисом также выдает наличие конкретных недоработки в законе: непонятна трактовка законом самого слова «блогер»: на сегодняшний момент, блогерами являются «владельцы сайтов», т.е. сайт любого госучреждения вполне попадает под определения блог и блогер соответственно.
Получается, что правительство России чего-то боится, раз устремляет всю свою легитимную мощь на создание подобных законов и поправок к ним. Приходят на ум пережитые события на Болотной площади от 2012 года, которые показали, что российское общество не такое уж и пассивное, как это могло казаться. И оно готово защищать ценности свободного человека 21-го века. Просто долго запрягает. А дабы избежать «быстрой народной езды» по всем депутатам и другим официальным лицам, чиновники пытаются не допустить образование «второй Болотной». Только вместо того, чтобы сблизиться и прислушаться к народной воле, государство использует меры, по сути своей нарушающие права и свободы гражданина России.

Говоря в общем, цензура в нашей стране свирепствует. И это не просто влияет на общество, это нарушает понятие «государственность» в России. Ведь именно совместная работа правительства и народа является залогом процветания суверенного государства в 21-ом веке. Об этом также говорит и само понимание такой формы правления, как демократия. «Власть народу», «народ сам волен решать, в каких условиях ему жить», «народ должен не просто хотеть этого, он должен к этому стремиться». Задачей же правительства является координация действий народа и создания наилучших условий для благоприятного развития оного. Все это делается ради одного, ради достижения высшей цели – благосостояние всех и каждого по отдельности. Такими действиями, как принятие «закона о блогерах», власть лишь отторгает народ и отдаляется от него сама. Во-первых, поскольку это показатель «доверия» власти к народу, мол: «вы люди свободные, можете делать и писать все, что угодно, пока нас это устраивает». Во-вторых, вот именно такие радикальные меры контроля могут послужить поводом для народного восстания и протеста, потому что, на мой взгляд, никто из свободных российских граждан не захочет жить по принципу шаг вперед – «Кремль заполучил новые технологии в сфере интернет слежения» –, и два шага назад – «Мы возвращаемся в эпоху ЦК КПСС, где средством воздействия на массы является их полный контроль». Поэтому неизвестно, к чему весь этот процесс «закручивания гаек» приведет страну в дальнейшем. А неизвестность всегда пугает больше всего, чем даже самый худший исход, но уже известный.

Закончить хотелось бы немного отвлеченно от темы. Вероятно, вызвано это в первую очередь тем, что я живу и учусь в Европе. Чтобы европейцу начать в России дискуссию о правах «свободного человека» в интернете, принципиально необходимо ознакомиться с законодательством Российской Федерации, т.к. понятия, что может делать «свободный человек» в Европе и «свободный человек» в России многим отличаются друг от друга. Например, взять российский закон, запрещающий пропаганду гомосексуализма. В силу своих личностных убеждений, своего мировоззрения, я целиком и полностью поддерживаю политику власти в этом вопросе. Но смею предположить, что среднестатистический обыватель из «западного мира», в силу своей ультралиберальной направленности, сочтет данный закон прямым нарушением прав свободного человека 21-ого века. Поэтому, на общем мировом фоне торжества идей либеральных, наверное, Российская власть все-таки приобретает ярлык «дикаря-диктатора». Точно такой же вывод может напроситься из закона о защите чувств верующих, где за публичное высказывание в поддержку теории Большого Взрыва или же учений Дарвина (что, на мой взгляд, по определению является для верующего «нарушением права на свободу совести и вероисповедания» – буквальное название статьи 148 УК РФ) можно навлечь на себя уголовную ответственность. Опять же, атеизм в Европе – это ни что иное, как форма выражения твоей позиции, относительно вопроса существования/не существования Всевышнего Творца. И безусловно, заявление о том, что Бога не существует, ни коем образом не будет преследоваться в Европе уголовно. К чему я это все: наверное, тенденцию российской власти, направленную на закрепление традиционных, исторически выверенных, через века пронесенных принципов общественный жизни можно было бы назвать правильной, а, следовательно, власть – разумной и, соответственно, желанной. Можно было бы, если бы не параллельно развивающаяся другая тенденция – постепенный уход в сторону общественного тотального контроля со стороны власти, о чем все вышеупомянутые законы, связанные с «жизнью» в интернете, и говорят. А известное изречение гласит, что свободный человек начинается там, где кончается государство. Согласно нему, можно заявить, что с текущем политическим курсом российского правительства свободным человеком во всех смыслах этого понятия в России не стать.

Gely_Rosh — Россия

Государство, которое перешло грань.

 “Как политические решения об интернете влияют на ваше сообщество?”
Начну свой рассказ с того, что я являюсь жительницей Российской Федерации где эта тема, по моему мнению, является одной из самых актуальных на всём земном шаре. Я живу в стране где права и свободы граждан притесняются почти во всех сферах деятельности, и с недавнего времени интернет не стал исключением.
С 2012 года заработал «чёрный список» сайтов, который даёт возможность блокировать сайты государственным лицам по их усмотрению, а так же 1 августа 2014 года вступил в действительность закон о блогерах. Я считаю, что эти два закона, дают мне и всему обществу, право называть Российскую Федерацию не демократичным и не либеральным государством. Давайте рассмотрим каждый из этих законов и придём к этому выводу вместе.
На первый взгляд под влияние «чёрного списка» попадают лишь те сайты, в которых используется информация порнографического характера, информация побуждающая к самоубийству, а также сайты пропагандирующие наркотики. Что же в этом плохого спросите вы? А ответ очень прост. Если захотеть, то под определённые рамки можно подогнать абсолютно всё. Я не исключаю того, что правительство моего государства, если захочет, методом взлома, может разместить на оппозиционных сайтах призывы к самоубийству и потом сама его же не закроет. Конечно не оспорим тот факт, что такой закон безусловно нужен в первую очередь для того, что бы оградить детей от ненужной им информации в интернете, так как в наш век, дети самого раннего возраста являются пользователями всемирной паутины. Но, не будем исключать тот факт, что ответственный родитель, каковым должен являться каждый гражданин, не позволит своему ребёнку просматривать не нужную ему информацию. Следовательно, моей стране нужны абсолютно другие законы, ни как не связанные с блокированием сайтов.
Перейдём к закону, который приняла власть в моей стране, являющаяся, по моему мнение,полностью коррумпированной, систематически не сменяющийся и тоталитарно настроенной. Это так называемый «закон о блогерах». Он включает в себя огромное количество пунктов, которое затрагивает не только людей живущих в Российской Федерации, но также людей живущих во вне её. Весь драматизм проблемы состоит в том, что клан чиновников России хочет загнать в рамки не только россиян, но и весь мир. Из закона следует, что любой блогер имеющий посещаемость больше трёх тысяч людей в день, не имеет право размещать на своём портале информацию, которая имеет не правдивый характер и несёт клевету по отношению тому или иному лицу. Но «креативный класс» моего государства понимает, что всё это сделано исключительно для того что бы государственная элита смогла держать вертикаль власти в том же русле, что и сейчас. Давайте вернёмся к тому вопросу, что чиновники, а самое главное лидер государства хочет контролировать весь мир, ведь согласно этому закону все материалы, которые может просматривать российская публика в интернете должна не противоречить правилам следственному комитету России, которые контролирует господин Бастрыкин. Надзор за блогерами будет осуществляться с помощью некого реестра, в котором зафиксированы все блогеры, как говориться “ made in Russia” Что же касается, всей информации которую интернациональные корпорации хранят, в большинстве своём,на Американском континенте могу лишь сказать что пока ничего не ясно, но чиновники настроены обязать компании перенести всю информацию в Российскую Федерацию. Так например государство пускает во всемирную паутину такие высказывание, что по новому закону связанную с интернетом, не только такие компании как “Amazon.com” обязаны хранить информацию на территории Российской Федерации, но и продукты компании «Apple» перестанут работать, но это уже совсем другая история.
В преддверии 2015 года все новшества связанные с хранением информации вне России являются очень обсуждаемыми темами. Блогеры и российские активисты пытаются хоть как то протестовать против таких радикальных методов борьбы правительства с русским народом на просторах интернета, но и эту последнею возможность у них забрали. Ведь выходить на улицы и бастовать, как было в 2012 году ни у кого уже желания нет, в связи с «шитыми делами» по так называемому в России « болотному делу».
Вывод, который мы можем сделать из всего выше перечисленного , состоит в том ,что сеть интернет приравнена к средствам массовой информации, проще говоря СМИ ,больше не является свободным пространством для граждан Российской Федерации. До этих законов интернет являлся свободной площадкой для выражения абсолютно разных мнений. Теперь же на территории РФ каждый гражданин должен быть неимоверно осторожен, так как каждое его написанное слово может быть повёрнуто против него. Я считаю, что все законы наложенные на интернет на территории России связанны непосредственно с внешней и внутренней политикой моего государства. Вся проблема заключается в том, что власть пытается удержать некая кучка жуликов и воров. Российское государство поделено между друзьями моего нелегетимно избранного президента. Богатства моей родины разворовываются и кладутся на счёта в Швейцарские банки. Народ это видит и хочет изменить. Люди высказывались на просторах интернета, власть поняла, что ещё немного и её режим падёт. Все эти законы можно назвать не иначе, как репрессиями. Я очень обеспокоено отношусь ко всем проблемам моего государства и являюсь активистом, но теперь в связи с законом не могу проявлять свою гражданскую позицию даже в интернете, не дай бог попаду под статью о клевете… По моему мнению, президент и его друзья из кооператива «Озеро» совсем перешли грань и подавили оппозицию в моей стране, преследуют по «сшитым» уголовным делам оппозиционных активистов и блогеров, в том числе Алексея Навального, выдающегося политика, чья судьба мне не безразлична. Но я верю, что если весь мир обратит внимание на эту проблему, то вместе мы сможем начать изменения в лучшую сторону в моей стране!

Виталий Гасанов — Российская Федерация

Как политические решения об интернете влияют на ваше сообщество?

Приветствую Вас! Меня зовут Виталий Гасанов, я студент Санкт-Петербургского Государственного экономического университета, 2 курс. Мне 19 лет.
Увидев конкурс на написание эссе по этой теме, я сразу же сел его писать, потому что эта тема в нашей стране актуальна как никогда, а мыслей по этому поводу накопилось полно у многих наших граждан.
Интернет. Что стоит за этим понятием? Он задумывался как проект по защите Америки от «плохих русских». Сегодня он выполняет не только функции мгновенной коммуникации между отдельными людьми. Этот огромный зверь поглотил всю нашу жизнь, и сегодня мы не можем ни морально ни физически существовать без него. Где будет банковская система без него? А транспортная? На сколько лет назад откинется прогресс? На эти риторические вопросы можно отвечать вечно, и вряд ли кто то придёт к конечному решению.
Главное, что нам нужно понять:
-интернет нигде, и везде
-он играет огромную роль в жизни простых людей, нас с вами
-интернет дал нам большую свободу, больше возможностей самовыражения
-люди с ограниченными возможностями получили большую возможность для работы и прочее, прочее, прочее….
Помимо этих прелестей и очевидных преимуществ, он принёс и отрицательные вещи:
-Ирану требуется вбить в Google несколько слов, пару раз кликнуть мышкой и вот!чертежи и схемы новых вооружений уже ушли на производство, то есть в интернете огромное количество очень опасной информации
-так же способы приготовления наркотических веществ
-мошенничество и хакерские атаки приносят огромный ущерб

Можно бесконечно рассуждать на счёт этих минусов и плюсов.
Но я хочу поговорить о влиянии деятельности нашего, российского, правительства на интернет, и как это касается нас.
В 2000-х интернет появляется практически у каждого. Он приносит с собой возможности времяпровождения, коммуникации с близкими. Многочисленные либеральные (и не очень) СМИ начинают вещать через интернет. Появляется огромное количество блоггеров и независимых интернет экспертов. В интернете процветает а)свобода – люди могут спокойно, без угрозы для своего здоровья и благополучия, выражать своё мнение б)равенство- коммунизм в действии! Теперь Ваня из Воронежа может высказать всё что он хочет какому-нибудь бизнесмену, который не сможет от этого отказаться в)безмятежность- ведь всё просто замечательно, что ещё может случиться? Примерно до2012 года длился период, когда интернет в России был практически свободным.
И случилось конечно. Правительство РФ начинает активно вмешиваться в деятельность провайдеров, в работу интернетов, собирать данные о юзерах.
На сегодняшний день, я считаю, в России начинает закат эпоха свободного интернета. Правительство приняло ряд законов об Интернете, которые очень сильно урезают наши права и возможности. Создав пресловутый «Реестр запрещенных сайтов», и поставив очень расплывчатые рамки по классификации сайтов, у Роскомнадзора в руках оказался мощный инструмент для утсранения неугодных СМИ и сайтов. Конечно, существуют сайты, которые необходимо закрывать, но юридически, под понятие «запрещенный сайт» можно подогнать почти всё…
Особо я хочу уделить внимание на закон о клевете, который предполагает привлекать уголовную ответственность на журналистов и интернет-пользователей, которые оскорбляют политических деятелей, Единую Россию(правящая политическая партия), вредят их имиджу и деловой репутации.Не иначе, как цензурой, это не назвать. Наш президент, который утверждает что Россия- демократическая страна, подписывает ЭТО. Теперь каждое неосторожное слово, картинка у вас в альбоме ВКонтакте, даже репост какой либо записи, может отправить вас за решетку.
Немного статистики:
-По данным организации Freedom House, в 2012 году интернет в России занимал 31 место из 60 стран по уровню свободы слова, и вошёл в категорию «частично свободный», было зарегистрировано 38 уголовных преследований интернет-активистов.
-Введение законов о запрещённой информации и клевете по данным Freedom House опустило в 2013 году интернет в России с 31 места на 41 по уровню свободы слова. Уголовное преследование интернет-активистов возросло почти в 3 раза (103 случая против 38)
-В ноябре 2013 года Web Index составил рейтинг 81 стран по уровню свободы интернета, где Россия заняла 67 место. Сотрудники Google высказали своё опасения, что при настоящих тенденциях, в российском интернете в будущем может образоваться тотальная цензура, как в Китае.

Мы видим, что свобода действительно очень сильно ограничивается. И видим не только мы, граждане РФ, но и иностранные компании. К сожалению, статистики за 2014 год пока что нет, но я уверен, что количество привлеченных к административной и уголовной ответственности выросло в разы. Среди российского интернет сообщества растёт недовольство такой жесткой и несправедливой политикой государства. К тому же, принят законопроект, который предоставляет ФСБ постоянный и прямой доступ к информации деятельности пользователей, передаваемой через интернет. Таким образом спецслужбы смогут свободно получить прямой доступ к IP-адресам, именам учетных записей и адресам электронной почты. Я считаю, что это прямое нарушение Конституционных прав граждан России и полное игнорирование норм международного права.
В наши дни, обычный человек боится сделать неосторожный «лайк», зайти на подозрительный сайт, написать своё мнение о происходящей геополитической и внутренней ситуации в стране. Я не стремлюсь утверждать, что каждый человек хочет сказать что то плохое про нашу страну или правительство, вовсе нет. Но в демократической стране не должно даже возникать и мысли о том, могу ли Я скачать эту картинку на СВОЙ компьютер, например.
Благодаря принятым мерам, было закрыто множество оппозиционных сайтов, заблокированы профили известных правозащитников и либералов. Далеко не все из них лично мне приятны, но ещё более неприятно, когда государство наказывает человека за то, что он выражает своё мнение.
В совокупности с однобоким видением геополитической ситуации в СМИ, человек оказывается в изоляции и не имеет возможности узнать альтернативное мнение.
Подводя итог, я хочу сказать, что почти все решения и проекты об интернете, принятые в нашей стране с 2012, принесли очень неоднозначные результаты. Устранив определенное количество действительно опасных сайтов, мы получили целый град сомнительных и неоправданных запретов, закрытий сайтов, возбуждений дел. Я считаю, что верхушке нашей любимой страны нужно более лояльно взглянуть на интернет, потому что страдают обычные граждане, которые ни в чём не виноваты, и которые имеют право на свободный интернет и свободу слова.

Гульнара — Россия

The threat of the Net

Интернет – своеобразная ”сеть-ловушка”, которая играет главную роль в потере личного времени пользователя в любом возрасте. Сеть, что включает в себя море соблазна, окружающей ненависти, зависти, не понятным троллингом, иногда мелкой подработкой. Очередная СМИ-интерпретация всякой всячины, ненужной информации. Нам доступно исключительно все, от мелких деталей любого рода механизма, до любой не воображаемой, ненужной вещи, что «кишат» на сайтах различных продаж. Нам пытаются дать образование, те же дипломы государственного образца, так же онлайн записи на приёмы к врачам, заказы различных онлайн магазинов. Теперь нам некуда торопиться, у нас есть сеть – ”радио мир”
Помешательство, своего рода культ – нам дали свободу слова, свободу мысли, что углубленно отражаются в комментариях сегодняшних новостей. Теперь можно спокойно собрать единомышленников, создать группы, дезинформировать любую новость, любое событие.
Создание ресурсов, те же статистические данные, что якобы ведутся в сети, что ”якобы’ ‘кто-то ведёт, либо кто-то огораживает нас от ”интернет терроризма”. Просторы и аудитория очень велики; одним кликом теперь ты знаешь все.
Данные о том, что все проверяется, либо есть какие-то ограничения – возможны, но такое навряд ли есть. Допустим ”Петя,13 лет вполне успешная успеваемость в учёбе, в свободное время ”убивает время’ ‘в интернете, но у него своеобразный интерес к этому. Он скачивает различные программы, создаёт ”левые IP- адреса, отлично разбирается как исправить вашу кредитную историю, возможно получает ‘левый’ доход, а может с помощью программ создаёт программы-вирусы. Все очень просто. Вы дали нам возможность – мы ею воспользовались, и пусть это будут Пети, Вани, кто угодно. Теперь у нас есть бесплатные ресурсы и способность легко обойти ваши ограничения.
Ущемление каких либо прав, унижения всякого рода, национальные разговоры в сети заканчиваются лишь фразами ”я же тебя найду..”, то бишь ,,моя клавиатура – это моя свобода, а монитор – ,,мир, что уже не тот, но вполне устраивающий многих.
Теперь о статистиках или иного рода мониторинге: достоверность этих информаций сводится к минимуму, как бы вы не пытались вести счёт всему, у вас никогда не выйдет полная картина чисел. Допустим – я создам аккаунт, потом ещё и ещё; их много и с каждого аккаунта буду отвечать на ваши поставленные вопросы или просто буду игнорировать их; получается та же картина что и с переписью населения ”приблизительно”. Нам попытались дать и при этом же ограничить наш выбор. Отлично получается и никто не против, время поменяло отношение к слову ”информация”, теперь это пища, своеобразная пища без контроля и ограничений.
Нам давно говорят, что будущее за IT-технологиями, что теперь без интернет ресурсов никуда, настолько быстро все поменялось, что мы не успели адаптироваться, мы просто окунулись в это море соблазна. Они создают для нас всё различные программы, мы должны быть всегда на связи, выставлять полную информацию. Теперь мы «крутые» не только для соседей, а для всех, кто попал в этот мир виртуального влечения.
Как бы это не казалось пафосно, но все таки ”интернет-ресурс” выигрывает, печально видеть отличную молодежь, мелких детишек, которые теперь в итернете ”люди”. Стоит только добавить ”Высшие умы сильно постарались, что бы мы привыкли к словам ”виртуальные знания, виртуальная свобода, виртуальный доход…”

Василиса Чеботарева — Россия

Ограничение свободы в Интернете: причины и последствия

Еще в начале 2000-х гг. мы не особо задумывались о том, что какое значение в нашей жизни будет играть Интернет. Сегодня же невозможно представить жизнь современного человека без поисковиков, социальных сетей, новостных и информационных сайтов. Мы даже не успели заметить, как быстро абстрактный Интернет стал полноправным участником общественной и политической жизни: Интернет ускоряет решение социально значимых проблем, обеспечивает свободу мнений, предоставляет широкий спектр возможностей как для развития бизнеса, так и для развития гражданской активности. Каждое действие становится в Интернете проще в несколько раз, как минимум, потому что Интернет – это свобода. Свобода получать информацию, находить правильные ответы, поддерживать связь – Интернет необходим каждому из нас. Билл Гейтс говорил о том, что «контролировать Интернет невозможно». Однако современные законы могут не только ограничить свободу в Интернете (например, слежки спецслужб за рядовыми пользователями Интернета), но и полностью регулировать его (самым ярким примером является КНР, где фильтруются поисковые запросы и ограничен доступ ко многим зарубежным сайтам). Подобная угроза заставляет нас задуматься над важным вопросом: как политические решения, касающиеся Интернета, влияют на общество? Размышлять над этим вопросом я буду в контексте России.
Активное развитие Интернета позволило ускорить протекание различных политических, социально-экономических процессов. Интернет обеспечил качественную обратную связь между органами государственного управления и гражданами: теперь не обязательно стоять в очередях к тому или иному чиновнику/ депутату/ политику, чтобы решить остросоциальный вопрос, стало гораздо легче контролировать правительство после появления открытого доступа ко всем отчетам министерств и пр. Однако в последнее время наряду с активным развитием информационного общества принимаются противоречивые законы, предполагающие ограничение свободы Интернета. В России, например, за последние 3 года были приняты различные политические решения, ограничивающие свободу граждан в Интернет-пространстве.
В 2012 г. был принят ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Рядовой гражданин, конечно же, оценит этот закон положительно, поскольку информация может по-разному влиять на неустоявшуюся психику детей, их эмоциональное состояние, и запрет, например, статей/ сайтов, посвященных суициду, позволяет обезопасить детей и подростков от опасной для них информации. Однако в этом же году был введен «Единый реестр запрещенных сайтов» – который подразумевает, что экстремистские сайты тоже необходимо запрещать. Но размытые формулировки законов позволили заблокироовать многие сайты, никак не являющиеся экстремистскими и негативно влияющими на детей. Так, к экстремистским сайтам начали причислять оппозиционный контент (Грани.ру, Каспаров.ру, «Ежедневный журнал, блог Навального» и пр.), хотя это крайне противоречит провозглашению свободы мысли слова (ст. 29, п.1 Конституции РФ), гарантии свободы массовой информации и запрета цензуры (ст. 29, п.5 КРФ). В то же время группу «Дети-404» в социальной сети «ВКонтакте», ориентированную на поддержку ЛГБТ-подростков профессиональными психологами, пытаются закрыть по причине пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних, что противоречит праву неприкосновенности частной жизни (ст. 23, п.1. КРФ).
В 2014 г. был внедрен государственный поисковик sputnik.ru. На первый взгляд – удобный, социально-ориентированный поисковик: легко найти информацию о том, как поменять паспорт, записаться к врачу через Интернет, узнать, где находится ближайшая аптека. Но как только ты вводишь в строку поиска информации какую-нибудь оппозиционную фамилию, пусть будет «Ходорковский», первые ссылки, что появятся на экране, будут не Интернет-аккаунты и контакты выбранной персоны (как на google.ru и yandex.ru), а различные статьи и комментарии об уголовных делах и преступлениях. Такая ограниченность информационного потока не дает найти объективную информацию, самостоятельно оценить компетентность разных точек зрения. Не путь ли это к всеобъемлющей цензуре?
Очередной противоречивый закон – «закон о блогерах» – обязывает всех блогеров, аудитория которых превышает 3000 пользователей в сутки, регистрироваться в Роскомнадзоре. Следствием этого является множество запретов и ограничений на выкладываемый контент. Во-первых, таких блогеров огромное количество, и до сих пор не понятно, как все это регулировать. А во-вторых, какая такая огромная угроза общественным устоям затаилась в блогах фактически таких же рядовых граждан? А как же, в таком случае, гарантия свободы мысли и слова? Почему граждане должны быть ограничены в своих свободах жесткими нормами, предписанными для широкомасштабных СМИ?
Серьезная конкуренция различных организаций, точек общественного питания позволила почти всюду открыть доступ в Wi-Fi. Безусловно, это делает общество мобильным в общении и принятии каких-либо решений. Но совсем иначе складывается отношение к свободе доступа, когда постановление правительства ограничивает доступ Wi-Fi в общественных местах, вынуждая граждан предоставлять свои личные данные (паспортные данные/номер мобильного телефона и пр.). Представьте, вы заходите в кафе/ на почту/ в метро, и вам нужно зайти в Интернет, но у вас запрашивают личные данные. Как минимум, вы подумаете о том, что это не безопасно. И, возможно, может появиться недоверие к политическим и социальным институтам в целом.
Но если этот закон у вас не вызывает возмущения, то, вполне возможно, что вы выступите против закона, вступающего в силу в 2015 году, о запрете хранения персональных данных россиян за пределами РФ. Личные данные сегодня – весьма абсурдное понятие (становится все легче найти те или иные данные о гражданах, в том числе паспортные данные, номера банковских карт), и, по сути, хранить персональные данные еще и за рубежом становится еще более небезопасным. К тому же, этот закон можно трактовать как стремление государственных органов власти обезопасить сохранность данных своих граждан. С одной стороны, это так. Но фактически, данное решение подразумевает ограничение права на неприкосновенность частной жизни (ст. 24, п. 1 КРФ). Согласно новому закону россияне не смогут бронировать авиабилеты/ гостиницы у зарубежных компаний, поскольку это требует предоставления персональных данных. И конкретно этот пример иллюстрирует не только ограничение права на неприкосновенность частной жизни, но и права на свободу передвижения (ст. 27, п. 2).
Представленные выше примеры серьезно ограничивают свободу в Интернете, возможность потребления различного контента, право распоряжения личными данными, и, кроме того, строго противоречат ст. 55 КРФ, которая гласит: «В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина».
Более того, принятие подобных политических решений серьезно влияют на изменение поведенческой рутины рядовых граждан и на ужесточение политического режима. Более того, уже согласно опросу общественного мнения в 2013 г. 47% суточной интернет-аудитории положительно оценивают практику запретов и ограничений в Интернете.
На сегодняшний день в России уже ограничены в своих правах и свободах такие группы, как журналисты (их касается, в первую очередь, строгая цензура и возможность причастности текстов к экстремизму), активисты, правозащитники и оппозиционные политики (поскольку сужаются окна возможности для их деятельности и связи обществом). Но самое важное ограничение налагается на общество в целом: ограничивается свобода мнения, волеизъявления и пр., что провоцирует стагнацию общественного развития. И теперь гражданское общество должно сделать свой выбор.

Кузьмина Дарина — Россия

Internet and I

Что я, шестнадцатилетний подросток, могу донести целому миру?….
Этот вопрос мог бы показаться забавным, даже наивным более десяти лет назад. Ни я, ни мои родители, ни даже мои учителя не могли себе даже представить, что появится нечто, что свяжет миллионы людей…Это нечто, конечно, ИНТЕРНЕТ. С появлением, которого, мне даже не кажется, я просто уверена, кардинально поменялась жизнь многих обитателей планеты Земля. Вы только представьте себе, моя мама, живя «где – то на краю Земли», заказывает сапоги из – за границы. Сколько одиноких людей обрели свое счастье, ныряя в пучину интернета. Может, кто то и не поймет, но это просто круто!!!
Политика. Это слово немного пугает, настораживает, от него хочется убежать. Не раз я слышала, что во всех бедах виновата именно ОНА. Нет, ПОЛИТИКА, это просто термин, понятие, просто слово, в конце концов. За этим емким словом стоят люди. Конкретные, думающие, ошибающиеся, сомневающиеся… И естественно, принимающие решения, которые различным образом влияют на СООБЩЕСТВО. Слово то, какое… Сообщество, собратья, соотечественники…Я люблю свою Родину. Люблю свой город, люблю свое маленькое село, люблю соотечественников. Мы развиваемся, мы растем, мы движемся вперед. Сообщество, в котором я живу, разноликое. Насколько оно разнолико, настолько и богато множеством мнений, отношений, реакций.
Что для меня значит интернет? Интернет – это общение, это словарь всех языков мира, это зеркало жизни того самого сообщества, это источник знаний, это мои друзья… продолжать можно до бесконечности. И конечно, обидно, когда принимаются политические решения, препятствующие хотя бы одному пункту из того, чем является для меня ИНТЕРНЕТ.
Все люди используют интернет для чего то. И естественно есть люди, использующие интернет в своих корыстных, не всегда честных, законных целях. И цели эти бывают мерзкими, отвратительными….Это отдельная тема. Но она меня волнует не меньше, чем заданная тема эссе.
В любом современном государстве принимаются законы, касаемо интернета. Ведь, без них, просто на просто, начался бы хаос. Но не все решения вызывают симпатии населения сообщества. Не буду называть и касаться конкретных законов. Но скажу одно – что кажется нормальным, для одного, может показаться диким для второго. А у третьего может не вызвать ни какой эмоции. Когда закрывают торренты, с которых скачиваются пиратские фильмы, музыка и прочее, это вызывает совершенно различные реакции. Но вернемся к политическим решениям. Я, если честно, видимо, еще совсем юна, и лишена интереса к политическим вопросам. Но осведомлена, что существует интернет – цензура.
ЦЕНЗУРА – для меня значит фильтр. Через нее проходит все, что разрешено Законом отдельно взятой страны. Фильтруем все. Но это как палка о двух концах. Вроде бы в современном мире можно и должно жить без цензуры, но повторюсь, это привело бы к хаосу. Слишком много мнений, мыслей, адекватных и, совершенно обратных, витает в интернете. Выложил в интернет – жди реакции. Если закинул, что то стоящее, и даже совершенно пустое, жди множество кликов,лайков, отзывов добрых и не очень. Вероятность того, что преступники пользуются интернетом в своих целях тоже не вызывает сомнений. Возвращаясь к политике, скажу, что в силу своего возраста, а может и не осведомленности в какой – то мере, не могу разложить по полкам конкретные законы, принимаемые в отношении интернета. В связи с последними событиями в мире, мне обидно и больно, от того, что СМИ и интернет, в том числе являются неким «оружием» в руках не чистоплотных политиков. Сообщество должно быть в курсе ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ, а не тех событий, которые удобны отдельным лицам. Дайте людям ПРАВДУ, а мы сами сделаем выбор, кто прав, кто нет, кого поддержать, кого осудить…Судить конечно проще, скажут некоторые. Осуждение это слова, но даже за каждым разговором в кругу семьи, на кухне, «собирается сознание» человека как пазл. И от того, что я читаю, вижу в интернете, зависит содержание того самого «сознания». Я – дитя современности, хочу и мечтаю стать ЧЕЛОВЕКОМ МИРА. Хочу пожить и в Америке, и во Франции, и еще во многих странах, узнать культуру этих стран, получить образование… А политики, принимая свои решения могут отодвинуть мою мечту на десятки лет назад, а может и вообще «задуть ее как свечу».
Существует множество технологий, которые влияют на умы и настроения людей. Политики используют активных блогеров для своей «раскрутки», для продвижения своей партии. Ведь сообщество, сидящее в интернете, а это львиная доля населения, доверяют и прислушиваются к ним. И не только на этом ограничивается политическая игра.
Каждое политическое решение об интернете должно быть взвешенным и принятым на «холодную» голову. Запрещать и ограничивать, конечно, проще, чем признаться в своей неправоте. Каждый политик касающийся темы интернета ответственен вдвойне, втройне, так как интернет не имеет границ.
Через интернет мою страну преподносят миру не в лучшем свете, какая у меня будет реакция на все это…Мне от этого обидно и очень грустно, как и многим моим соотечественникам. Я живу в прекрасной стране, я люблю свою страну, я патриот! Наверное, также думают и люди из других стран. Начинаем негативно думать о стране – оппоненте. А ведь это результат политической игры.
Это мое мнение, мнение шестнадцатилетней девушки. И я хочу жить в свободном мире и в МИРЕ. И конечно со СВОБОДНЫМ от политических игр ИНТЕРНЕТОМ.

Zenonas Gricius — Литва

Voice of society-strength

В прошлом году литовское общество сдавало своеобразный эгзамен на демократическую зрелость-впервые в сугубо католической стране с устоявшимся ,многовековыми традициями морали и понятия семьи в ее столице-Вильнюсе-проходил Европейский фестиваль нетрадиционной сексуальной ориентации. Вызов,тут же разделивший страну на две непримиримие лагеря. Считающих это вполне нормальним явлением и с негодованием отвергавших уже саму идею-считающих фестиваль разрушителям моральных устоев молодежи и ценностей семьи.Спор,конечно тут же переместился и в интернет,буквально взорвавшийся от самих разных мнений.Самое обидное то, что после столь бурного обсуждения в полицию поступило не одно заявление об оскорблении личности и других нарушений свободы слова и личности.В основном, почти всех их пришлось прекратить за отсуствием состава преступления….. Факт,красноречиво свидетельствующий о том,что в нашем обществе-как,кстати и во многих остальных странах пост-социалистического строя-так и не расстаяли осадки прошлого-тоталитарного-строя;-непримиримость к чужому мировозрению,стремление к унифицированию общественного мнения.
Самое обидное и настораживающее то, что от этой болезни не излечились и власть имущие. Недавно в парламент страны поступил проект закона о Кибернетической безопасности, заставивший в буквальном смысле слова содрогнутся граждан страны. По мнению многих граждан страны, 12 статья предлагавшегося к принятию закона реанимировало давно забытие времена преследования дисидентов и инакомыслящих, предоставляя полиции по собственному усмотрению на определенное время отключать пользователя от интернета ,уже не говоря о такой “мелочи” как практическы неограниченная люстрация любой его деятельности в электронном пространстве. Любое недостойное-по мнению следящего за ним полицейского- поведение поведение интернавта / хотя бы открытие кем то в рекламных целях присланного материала из сайта легкомысленных девиц/ уже могло иметь непредсказуемые последствия. После разразывшейся бури негодования проект был срочно пересмотрен- практически любое вмешательство в сферу деятельности в электронном пространстве намечается разрешать, только имея санкцию суда!
Этот пример лишний раз доказывает, сколь важен и жизненно необходим голос общественности для развития демократического общества.
С другой стороны нельзя отвергнуть и другой прискорбный факт-современное общество еще весьма туманно представляет, где начинается и заканчивается грани дозволенного в интернете, что иногда может грозить и уголовной отвественностю.Печально, но до сих пор эти темы иногда даже не обсуждаются на занятиях в средних школах и даже колледжах! И по моему глубокому убеждению, этот прекрасный конкурс “Global Voice” должен иметь продолжение! Переходя в ранг “повыше”- в международный проект по созданию методического пособия или даже учебника по этике в интернете. В котором бы приняли участие широкий спектр заинтересованных специалистов- информационных технологий, психологи, юристы, правозащитники …….

Максим Халимовский — Российская Федерация

Путин против интернета

В двадцать первом веке интернет стал неотъемлемой частью человеческой жизни. Благодаря нему границы между странами и расстояния между отдельными людьми фактически стали условностью. Человек, вне зависимости от его материального достатка, положения, в обществе, возраста, пола, сексуальной ориентации, здоровья получил возможность получить представление о жизни других людей, находящихся в тысячах километрах от него. Благодаря интернету люди по всему миру знакомятся, находя друзей, а иногда и свою любовь. Талантливый человек может прославиться, найти свою аудиторию, не завися от ушлых посредников или вездесущих цензоров.
Лично я благодаря интернету узнал массу интереснейших людей со всего мира. Только благодаря интернету я смог напечатать свои стихи в литературных журналах и организовать поэтические чтения. Только благодаря интернету я узнал правду о происходящем в моей стране и стал оппозиционером.
Государствам всё сложнее манипулировать общественным мнением, распространяя небылицы о жизни в других странах, скрывать собственную некомпетентность и коррупцию. Именно поэтому авторитарные и тоталитарные режимы так боятся интернета. В частности, в России в последние три года (в ответ на многотысячные протестные акции) власть с всё большим остервенением нападает на рунет. Ведь именно он стал инструментом для демонтажа «монополии на правду», которой обладает режим во всех основных российских средствах массовой информации. Власть начала судорожно искать возможность для установления тотального контроля над «мировой паутиной». И один за другим стали появляться всё более абсурдные законы, затрудняющие доступ к альтернативным источникам информации.
Теперь любой сайт без решения суда может быть заблокирован на территории РФ по решению очень странной структуры под названием Роскомнадзор. И по «странному» совпадению подавляющее большинство из этих сайтов составляют оппозиционные ресурсы (сайт Grani.ru, блог Алексея Навального). Несколько раз в списки сайтов с запрещённой информацией попадала даже Википедия и прочие образовательные ресурсы, но до блокировки крупнейшей интернет – энциклопедии, к счастью, дело не дошло.
Кроме того, теперь популярные блоги (с посещаемостью, превышающей 3000 человек) приравнены к СМИ. Что это значит? Фактически людям навязали профессию, возложив на них все её издержки, например, обязанность проверять достоверность размещаемой информации, выполнять правила предвыборной агитации, не распространять сведения о частной жизни граждан, а также указывать возрастные ограничения для пользователей. В тоже время никаких преимуществ блогеры не получают. С 2012 года в Уголовный Кодекс Российской Федерации вновь введена статья «Клевета». И если до приравнивания блогов к СМИ, привлечь рядового пользователя рунета к ответственности по данной статье было достаточно сложно, так как необходим критерий публичности, то сейчас достаточно того, чтобы у человека было 3000 «друзей» в какой бы то ни было соцсети или чтобы его страницу посетило указанное число юзеров. Кстати, штраф по части 2 ст. 128.1 (клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации) начинается уже от 1 миллиона рублей, в то время как по части 1 той же статьи (которая не распространяется на представителей СМИ) предусмотрен штраф от 500 000 рублей – разница, согласитесь, значительна. Кроме того в Кодексе об административных правонарушения, предусмотрена ответственность за оскорбление(ст.5.61 КоАП РФ).Положенные в основу указанных статей УК РФ и КоАП РФ оценочные суждения, позволяют с лёгкости обвинить неугодного в клевете или оскорблении. Мой блог на сайте радио «Эхо Москвы», записи в котором привлекают несколько тысяч человек в сутки, выходит, теперь тоже формально является средством массовой информацией. Мне это даже льстит, если честно.
Совсем недавно вступил в силу другой резонансный закон, запрещающий использование мата в публичных выступлениях, по смыслу которого под «публичными выступлениями» понимается и, к примеру, видео на ютубе. Теперь творческие личности стеснены в своём самовыражении, и могут попасть под административную ответственность, пусть пока и ни одного дела о таком правонарушении возбуждено не было.
Но не только топ-блогеры, но и рядовые пользователи рунета страдают от законодательных нововведений российской власти. Рядовые пользователи соцсетей в России всё чаще попадают под уголовное преследование по «экстремистским» статьям. По данным категориям дел осуждённым грозит не только тюрьма, но и блокирование счетов в банках, ведь в российском законодательстве понятия «экстремизм» и «терроризм» фактически тождественны, а учитывая расширенное толкование экстремисткой деятельности в правоприменительной практике, под статью может попасть любой гражданин РФ, сделавший репост картинки, признанной разжигающей рознь в отношении какой бы то ни было социальной группы. И это не сгущение красок, а вполне обыденная российская действительность десятых годов двадцать первого века.
Не только возможность уголовного преследования портит жизнь пользователям рунета. Я уже упоминал про блокировку неугодных сайтов, сюда же необходимо добавить и борьбу с пиратством (со всех пользователей рунета собираются взимать ежегодно определенную сумму денег в пользу правообладателей). Сюда же необходимо добавить всё большую бюрократизацию и усложнение процессов перевода денег через онлайн и совершения покупок через интернет. В соответствии с последними изменениями законодательства, спецслужбы получили неограниченный доступ к персональным данным пользователей соцсетей. «Вконтакте» и другие российские теперь обязуются хранить переписку всех зарегистрированных в них людей и по первому требованию Федеральной Службы Безопасности Российской Федерации, выдавать им всю информацию о запрашиваемых юзерах. Спецслужбы требуют аналогичного согласия и от иностранных сайтов, включая Twitter, Facebook и Instagram. Кроме того, согласно изменениям в законе «О персональных данных» и ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (№ 149-ФЗ), вступающих в силу с 1 сентября 2016, при сборе персональных данных, в том числе посредством информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», оператор обязан обеспечить запись систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение персональных данных граждан Российской Федерации с использованием баз данных, находящихся на территории Российской Федерации. Если в данные нормативные акты не будут внесены поправки, то уже меньше чем через 2 года, Facebook, Twitter, и Google, чтобы продолжать работать с персональными данными россиян, должны будут переместить свои сервера в Россию, что само по себе весьма сомнительно. Все идёт к тому, что россияне не смогут пользоваться международными сервисами бронирования гостиниц, а (например, через сайт Booking.com), авиабилетов, не смогут подавать документы на визу, да и просто делать покупки через интернет, ведь маловероятно, что все иностранные компании будут исполнять требования российского закона и размещать свои сервера в РФ.
Если добавить сюда постоянно муссирующиеся во властных кругах инициативы по перениманию китайского опыта фильтрации контента в интернете ( см. Проект «Золотой щит», он же «Великий китайский файрвол»), а то и вовсе шизофренические предложения отключить Россию от всемирной паутины, то мы получим полную картину всё ухудшающегося положения дел в рунете. Конечно, полное «закручивание гаек» в данной сфере пока выглядит сомнительным, но с нарастанием экономического кризиса в РФ, а с ним и всё большей социально-политической напряжённости в стране, данные меры не выглядят чем-то фантастическим. Да, большинство высших российских чиновников, во главе с премьер-министром Дмитрием Медведевым – активные пользователи интернета. Но всё же окончательные решения по всем насущным вопросам принимает человек, бескрайне далёкий от научно-технического прогресса. Президент России Владимир Путин, который к своим шестидесяти двум годам так и не научился пользоваться Сетью, что вкупе с ментальностью советского чекиста даёт гремучую смесь. Согласно многочисленным утечкам информации из Кремля, самый могущественный человек в стране узнаёт о положении дел в мире в основном из подконтрольных ему же российских СМИ и различного рода «аналитических» распечаток из интернета, которые ему приносят его советники. Известно, что в ближайшем окружении президента в данный момент преобладают откровенные мракобесы и шарлатаны вроде философа с шизофреническими идеями Дугина или экономиста – конспиролога Глазьева. Никуда не делись и верные старые КГБшники. Путин патологически боится революций, всеми силами цепляясь за власть. А после Евромайдана его страх только усилился. Таким образом, все граждане России в данный момент являются заложниками паранойи одного человека, обладающего ничем неограниченной властью, отсюда и все нападки на интернет.
Подводя итог сказанному выше, необходимо сделать следующие выводы. В данный момент отчётливо видно противостояние между средневековым мракобесием и техническим прогрессом, а, как показывает история, рано или поздно побеждает всегда прогресс. В конце концов, даже китайцы преодолевают правительственные фильтры, даже не смотря на «Великий китайский файрвол», чем мы хуже? Тем более, что путинские ресурсы для подавления инакомыслия иссякают стремительно. Зато теперь появился повод пополнить свои знания компьютера, обходя преграды на пути к искомой информации. Весь вопрос в том, как скоро российское гражданское общество сможет предстать единой оппозиционной силой, силой прогресса. И роль интернета в этом процессе огромна.

Александр — Россия

Federal laws of Russia on the Internet as an obstacle to development of democracy

Интернет – это основное средство коммуникации XXI века. Зачастую, в современном мире, люди высказывают свои определенные мысли, идеи, пожелания именно в интернете, путем создания своих личных блогов, сайтов.
На данный момент, относительно независимую и отражающую существующие реалии информацию, возможно получить именно из интернета, в связи с тем, что телевидение, газеты, радио более подвержены определенной цензуре, которая, как это бывает, может ограничивать поток той информации, которая противоречит идеологии, существующей в обществе.
Как же все-таки влияют политические решения об интернете на то или иное сообщество?
В последнее время увеличилось число случаев, когда со стороны того или иного государства поступает запрос на блокировку сайтом определенного контента, который противоречит законам тех или иных стран.
Например, 12 марта 2014 года, Роскомнадзор вынес предупреждение «Ленте.ру» из-за интервью с «Правым сектором». Я считаю, что население, например, России, имеет полное право знать о том, что в реальности происходит в мире, а не жить в неведении с той информацией, которая была подвержена цензуре. То или иное политическое решение, таким образом, формирует в сознании нашего сообщества определенное недоверие к государству, так как оно своими действиями ограничивает доступ к достоверной информации.
Так же, на мой взгляд, все вышесказанное осложняет тот факт, что правила блокировки того или иного контента в рамках сайта или целого сайта являются достаточно размытыми и неопределенными. В тех условиях, когда развитые государства трактуют демократию в качестве основного источника власти, на деле получается то, что ни о какой демократии не может идти речи. Тем самым в определенных обществах возникают вполне обоснованные противоречия, вызывая недовольство общественности.
Анализируя «антипиратский» закон, вступающий в силу с 1 мая 2015 года можно придти к выводу, что политическое решение о том, что сайты, на которых размещен пиратский материал будут блокироваться навсегда, является довольно радикальным и не оставляет выбора людям, создающим подобные сайты. Данная мера, на мой взгляд, не имеет права существовать в условиях демократии, она, скорее, соответствует тоталитарным правилам в интернете. Отсюда возникает противоречие, так как официально государством декларируется власть народа, свобода выбора, а по факту этого не происходит. Таким образом, становится понятно, что подобные политические решения, негативно отражаются на социуме, провоцируя возникновение отторжения к существующей власти в сознании людей.
Это подтверждает тот факт, что государство, в форме определенных политических решений, запрещает пользователям интернета доступ, например, к стихотворениям, в которых выражается несогласие с существующей властью (стихи были опубликованы сайте http://litzona.net). Запрет обществу высказывать свое отношение к ныне функционирующему общественно-политическому строю, может, на мой взгляд, способствовать тому, что общество перейдет к более категоричным мерам, чем, например, выражением своего мнения в форме стихов.
Таким образом, можно сделать вывод, что политические решения, принимаемые в том или ином государстве, могут вызывать серьезные волнения среди общественных масс, если данное решение имеет отрицательную окраску, и наоборот.

Анастасия Буракова — Российская Федерация

“Winter” of Internet liberty.

Интернет. Что мы представляем себе при виде этого слова? В первую очередь, каждый воображает беспрепятственное движение информации, мгновенный обмен между участниками «мировой паутины», доступ к знаниям и новостным сводкам в режиме online. Однако, в ряде стран интернет является малодоступной или ограниченной «роскошью». В частности, в Китайской Народной Республике существуют ограничения на ряд международных сайтов, на Кубе доступ к мировой сети имеют лишь 0,05 % населения, не говоря о Северной Корее, где интернет (в привычном его понимании, не рассматривая внутренний «интранет») недоступен в принципе. Что общего между перечисленными странами? Их объединяет определенная форма политического режима в разных ее проявлениях. Мы можем называть это авторитаризмом, диктатурой, либо иными синонимичными словами, но факт остается фактом: есть жесткая корреляция между свободой слова в интернете (или доступом к нему в принципе) и уровнем демократии. Поэтому тенденция, складывающаяся в России в последние годы относительно свободы информации в глобальной сети, вызывает серьезные опасения. По данным Freedom House, в список стран с «частичной свободой в сети» вошли порядка 50 стран, включая РФ. Авторы доклада отмечают, что в последние годы российское правительство усилило контроль за контентом сети интернет. Согласно докладу правозащитников, уровень свободы интернета в Российской Федерации снизился на 6 пунктов и на 11 пунктов за последние пять лет.
Подобные экспертные мнения основаны на принятии законов, существенно ограничивающих возможности распространения информации через «всемирную паутину». Стоит выделить ряд мер, который были приняты Государственной думой Российской Федерации за минувшее время.
Первые «нападки» на интернет сообщество можно увязать с протестами против фальсификации результатов выборов в период избирательной кампании 2011 – 2012 годов. После активных политических митингов, собиравших своих сторонников, в том числе, через социальные сети и популярные блог площадки, парламентарии приступили к разработке первого витка репрессий против свободы интернета.
Первым шагом стало принятие резонансного закона «О защите детей от информации, причиняющий вред их здоровью и развитию». Под эгидой благих намерений, Федеральная служба по защите в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, начало блокировку сайтов, содержащих, в том числе, и оппозиционные высказывания и мнения. Однако, в реестре не содержится полного списка заблокированных сайтов, есть лишь возможность поиска по IP адресу, либо по домену или URL. В частности, в первое время работы нового закона, репрессивным мерам подверглись «Грани.ру» (остается заблокированным по сей день), «Каспаров.ру» (так же не разблокирован) и «Ежедневный журнал» (ситуация та же), а так же блог Алексея Навального в Живом Журнале (LiveJournal). Формулировка следующая: за призывы к экстремизму, межнациональной розни, массовым беспорядкам и участию в массовых (публичных) мероприятиях, нарушающих закон, а в случае с блогом А. Навального – нарушения условий меры пресечения в рамках уголовного дела. Так же в предыдущем месяце на сайте ведомства была опубликована статья «О мероприятии систематического наблюдения в отношении телеканала «Дождь» (http://rkn.gov.ru/) в связи со сменой адреса вещания.
Как можно заметить, все перечисленные выше ресурсы в той или иной степени являются оппозиционными и не разделяют позиций Кремля по тем или иным политическим вопросам. Посредством ограничения свободы информации в интернете, российское государство ограничивает целый ряд фундаментальных прав, гарантированных конституцией: свободы слова, свободы печати, политических объединений и прочие.
Более того, после принятия закона был заблокирован ряд информационных ресурсов, в том числе библиотека Либрусек, сайт Луркморье и другие. Это иллюстрирует возможность широкой трактовки перечисленных законов, при желании любой сайт, по тем или иным причинам неугодный властным структурам, может быть заблокирован под формальным предлогом.
Органично дополнил данный нормативно-правовой акт федеральный закон «О досудебной блокировке сайтов, которые содержат противоправную информацию». Это значительно ускоряет процедуру блокировки интернет ресурсов, развязывая руки проверяющим органам еще до вынесения официального решения компетентных органов.
Все это объясняется парламентариями исключительно благими намерениями: защитой детей от негативной информации, ограничением пропаганды потребления алкоголя, наркотиков и суицида, порнографии и педофилии. Но, имея в виду перечисленную выше практику применения, данные нормативно-правовые акты уже представляют серьезную угрозу свободе слова в интернете.
Недавно принятый закон «Об ограничении доли иностранного капитала в средствах массовой информации» распространился, в том числе, и на интернет издания. Несмотря на критические замечания Совета по правам человека при президенте РФ, парламентарии в спешном порядке приняли данный документ. Как отмечает ряд экспертов, он вступает в правовые коллизии с действующим законодательством о СМИ и об иностранных инвестициях, что несколько затрудняет процедуру его применения. Однако, российское информационное пространство, и так отличающееся значительным контролем над средствами массовой информации (телевидение, газеты), испытывает дефицит независимых источников. В первую очередь, от принятия закона пострадают небольшие коммерческие информационные агентства, которые ранее обладали хотя бы некоторой долей автономии и имели возможность выражать точку зрения на политические и иные события, не совпадающую с точкой зрения Кремля.
Определенно, тревожным «новаторством» в вопросе свободы интернета явились поправки в закон о персональных данных, запрещающий хранение данных российских пользователей на иностранных серверах. При широкой трактовке этого закона, вопреки заверениям властей, российские пользователи интернета с сентября 2016 года не будут иметь возможности приобретать товары, авиабилеты за рубежом, бронировать гостиницы, более того, под вопросом остается возможность регистрации в международных социальных сетях (facebook, twitter), которые не имеют серверов на территории Российской Федерации. Однако, официальные лица и представители власти успокаивают население, что эти опасения не оправданы. Но спешное принятие закона, допускающего такую вольную трактовку, все-таки не является нормой для демократического государства.
В целом, перечисленные законодательные инициативы российских парламентариев, призванные, в том числе, ограничить возможность выражения оппозиционных мнений в интернет пространстве, влияют на формирование общественного мнения. Один из способов ведения информационной борьбы – это ограничение доступа с информационным ресурсам тем или иным общественным и политическим силам. Этим целям способствуют законодательные инициативы последнего времени в России. Так как интернет – свободное пространство, его ограничение дается с трудом, однако, первые шаги в этом направлении уже сделаны. Тем не менее, стоит помнить, что та элита, которая чувствует угрозу со стороны общественных объединений и предоставляемой ими информации и пытается ее нивелировать путем запретов, имеет не самые устойчивые позиции и поддержку в своем обществе.

Alena Kolbatova – Russian Federation

“The Bloggers Law” as another separation issue in the realities of the Russian community

August 1st, 2014 has been marked as a date of paramount importance for those involved in Internet and Media within the Russian legislation system. The new Federal law of № 97-FZ «On amendments to the Federal law “On information, information technologies and protection of information» and certain legislative acts of the Russian Federation on streamlining the exchange of information using information and Telecom communication networks”» did come into force. And while there is a lot to argue about, it is under no discussion that the Act targeted a certain community layer with the views of its increased and excessive influence over the public opinion.
The key issue of the aforementioned legislative initiative is to basically equalize internet bloggers and mass media, meaning that all corresponding rights and obligations follow. And while the purpose of this essay is to look more into the probable outcomes and already existing reactions of the target audience, nobody can really argue that the Act didn't have any political implications. Oppositely, this is what it all started off with.
According to the provisions of the Federal Law, which was publicly related to as the “Bloggers’ Law”, the authors of the popular internet resources (more than 3,000 visitors per day) are liable for registration procedures and are due to be monitored by the Federal Service for Supervision in the Sphere of Telecom, Information Technologies and Mass Communications. Moreover, it automatically imply a certain range of limitations on the content provided. Among others, the Law states that the storage of internet users’ personal data is permitted exclusively on the territory of the Russian Federation.
It's difficult not to point out the very first wave of reactions which the publishing of the Law was followed by. They all clearly focused on the numerous flaws which, from the legislative point of view, it left to discuss. Thus, the main baffling points might have been referred to the range of the following questions: What does it really mean that ‘the blogger should avoid publishing unreliable information?’ and who is due to assess this reliability?; What is implied by ‘the blogger is to prevent the concealment or falsification of publicly important information’ and what are the criteria for the data to be considered accordingly? Neither lawmakers nor internet users themselves could give a distinctive and extensive explanation. Obviously, it created massive public disturbance, however no real changes proceeded.
Another important and the most unanimous reaction to the Law was negation of the procedures to be followed at the first sight and nominating it censorship afterwards. At the same time, it evidently was supposed to target a limited number of bloggers or, to say it in a different way, the law always meant to be applied selectively. Community members have seen nothing less but an effort to regulate its internet sphere which became an essential part of the social environment way too earlier than the law was enacted.
Partially (and it mostly related to the certain group within the blogosphere) it caused a great outburst of protests stating that the act was the first real effort to impose political censorship onto democratic society. Partially, only because there were few who preferred to be involved into any kind of political discussions rather than stay away from them. Staying away sometimes even went hand in hand with criticizing the initiative regarding oppression over those who address anti-corruption, accountability and governance reforms too often, or rather too sharp.
Independently, whatever the initial (positive) implications really were, very few community members could see them. On the one hand, the Federal Law in question covered and itemized a variety of issues related to the legal rights to advertisement blog postings. On the other hand, in practice it all turned out to be in vain due to the fact that it allowed nothing more than have already been used by bloggers. In particular, the habit of utilizing marketing techniques have been customized on its own, and while in the majority of developed countries this sensitive issue is covered by the Constitution or one of its amendments, the reality of our country is that the legislative system reacted much later than it was supposed to. Nobody is to blame here, but the key point is that once the community is operated according to its own system, any effort to create a new one seems to have no use at all. And this is what happened at our society where bloggers happened to be the the pioneers in some sense, and where government simply didn't have any timely resources to counteract.
Still to this day, it remains quite hard to give a prediction of how the Bloggers Law will be affecting our community in the forthcoming decades. However, there has been already a great impact to the bloggers themselves. This came as no surprise then that the effect has been instantly transferred to the entire community and had its own ultimate (at this point of time) alterations.

Елена — Россия

Как политические решения об интернете влияют на Ваше сообщество?

Я являюсь достаточно активным пользователем интернета, тем не менее, политические решения об интернете ни на меня, ни на мое сообщество влияния не оказывают. Это подтверждают и данные проведенного опроса (анкетирования). В опросе приняли участие молодые люди от 18 до 35 лет. Ежедневное посещение интернет сайтов не ограничивается только соц. сетями – мы знакомимся и с новостной информацией. Собственно интернет нам необходим для увеличения доступа к информации. На вопросы: в чем заключается политика Правительства об интернете; как политика влияет на вас, использующих интернет для увеличения доступа к общественной информации, подотчетности Правительства, продвижения прав человека ответами респондентов явились – не влияет.
Таким образом, политические решения об интернете на мое сообщество не влияют.

Илья — Россия

Непродуманность регулирования или продуманное регулирование?

На протяжении почти всего своего развития Рунет (русскоязычный сегмент интернета) не сталкивался с большими проблемами по части ограничений и «наведения порядка». Он развивался – с некоторой российской спецификой, но в целом в русле мировых тенденций с некоторым запаздыванием на несколько лет.
Естественно, в Рунете появлялись и скептично, критически настроенные к властям и политике люди – читали и вели блоги и сайты, обменивались мнением.
До некоторого времени сторонники властей действовали по принятым в интернет-среде методам: «троллинг» ботами популярных нелояльных и просто критически настроенных пользователей, пафосные и полные патриотизмом блоги и посты заметных деятелей провластных молодежных движений.
Но по мере того, как Россия двигалась к титулу крупнейшего интернет-рынка Европы с охватом доступа много больше 50%, а главный портал стал соизмерим по суточной аудитории с главными телеканалами, к нему появлялось все больше «вопросов» от законодательных органов (в частности, Госдумы – нижней палаты парламента).

После того, как независимый кандидат Навальный, известный антикоррупционными расследованиями, которыми он делился в блоге, собрал большие суммы на свою предвыборную кампанию через интернет путем краудсорсинга, появились вопросы к неименным платежам (личность отправителя которых неизвестна) – теперь они попросту запрещены, а суммы платежей через интернет ограничены. В офисах некоторых платежных систем прошли обыски (официально по другим делам), а данные (e-mail, номер телефона) же многих из числа тех, кто жертвовал деньги, оказались в прямом доступе в интернете. Ввиду всего этого перспектива сбора в будущем достаточных для крупной политической кампании «несистемного» кандидата средств подобным образом – через интернет – весьма туманна, поэтому в условиях современной демократии, когда для получения полномочий путем избрания необходимы не только идеи, но и ресурсы, доступ к институту выборов для многих будет закрыт.
Далее были ограничения, как встреченные в целом позитивно – руководствующиеся заботой о детях («вредной для детей информации), о психологическом состоянии людей («против пропаганды суицида»), о нераспространении информации о запрещенных веществах и способах их потребления, так и более резонансные и спорные – от обязательства интернет-компаний хранить все данные российских пользователях исключительно на серверах, располагающихся в России, до закона о защите чувств верующих или признании экстремистскими публичные обсуждения идеи федерализации регионов Сибири. Во всех этих случаях законы разрабатывались без привлечения представителей крупных компаний интернет-индустрии, содержали спорные и нечеткие формулировки, вводили ответственность не только владельцев ресурсов, но и провайдеров. Результатом всего этого стали блокировки не только определённой информации, но и целых ресурсов, а дискуссии вокруг спорных и важных общественных и политических вопросов (например, роста влияния Русской православной церкви – не только духовного, но и политического, стали вестись с большой оглядкой).

Важным представляется и то, что теперь популярные (более 3.000 посетителей в сутки) блоггеры и площадки обязаны разглашать о себе информацию на своем ресурсе и регистрироваться в качестве СМИ и нести полагающиеся для этого статуса обязательства, при этом прав СМИ у них не появляется. Логично, что обязательное раскрытие личной информации, вкупе с не самой лучшей защитой личных данных в России, а также расплывчатостью законопроектов, вызывают некоторые опасения относительно того, можно ли высказываться и обращаться к своей аудитории на общественно-значимые темы не боясь быть привлеченным к ответственности. Таким образом, те, кто мог бы прийти на место лидера общественного мнения (а в будущем и политика) непосредственно «из народа» под страхом потенциального наказания во многом лишаются такой возможности, а сторонники власти также остаются со своим вопросом «Покажите нам тех, кто мог бы прийти на смену нынешним».

Разумеется, Россия – не Китай и не Северная Корея по части цензуры интернета и информации в целом, но необдуманность, неконкретность, неосторожность законодателей в вопросах информационных сетей (если именно такая, а не противоположная ситуация имеет место быть) может сыграть злую шутку.

Silent — Российская Федерация

Свобода злого

Мы – самоубийцы. Не фанатики, не экстремисты и не оппозиция правительству. Но с недавнего времени нам нельзя говорить. Нет, не с окружающими – с единомышленниками. Потому что наши ресурсы закрыты. Мы не пропагандируем суицид – большинство из нас на него не решится. Но мы размышляем о нем и, порой, видим в нем единственный выход.
Жизнь рядового российского гражданина нельзя назвать справедливой. В мире, где понятия довлеют над моралью и нравственностью выжить можно, это так. Но качество этой жизни оставит желать лучшего. И нам конкретно помогать не будут. Потому что мы – изгои. Мы пятно на землисто-бледном лике «нормального общества». Мы портим статистику. Мы – козлы отпущения. За счет нас и нам подобных отщепенцев самоутверждаются те, кто не в силах решать реальные проблемы и бороться с реальной угрозой, которая медленно разрастается, прямо сейчас, словно раковая опухоль. Уже есть симптомы, но пока они похожи лишь на головную боль, а голова может начать болеть по множеству причин. Рано или поздно угрозу все заметят, все «нормальные». Но «резать» будет уже поздно.
Я скажу так – речь пойдет ни сколько о нас, рассматривающих право на суицид как одну из бесспорных привилегий каждого человека, сколько о том, куда ведет эта вереница условно добрых дел имущих власть. «Условно» в данном случае употреблено мною в значении «формально, не отягощаемо реальным, жизненным содержанием». Просто на нашем примере достаточно наглядно можно проиллюстрировать бесполезность и бессмысленность некоторых сетевых ограничений.
Итак, условно добрые дела. Начнем с того, что для совершения любого дела нужен человек. Кто депутаты? Люди. Пока все просто. А люди в большинстве своем весьма поверхностны, и это один из защитных механизмов нашей хрупкой нервной системы, дабы не травмироваться лишний раз, быть проще и попросту же не вникать во многие пугающие вещи, среди которых есть, о, Боже, – суицид. Вместе с тем, как существу социальному, человеку необходимо ощущать свою значимость. И наша психика, опять-таки, всегда и во всем находит самые короткие пути. Возьмем, к примеру, разные опросы или интервью, касающиеся мониторинга социальных настроений относительно того или иного явления. Что может быть проще принятия участия в коротеньком опросе? Особенно когда на повестке дня такие традиционно животрепещущие темы как вред чего бы то ни было, в нашем случае – интернета.
Что люди говорят? Конечно же, что интернет безумно вреден! Он отнимает настоящую жизнь, дети деградируют или становятся жестокими из-за он-лайн игры, а девочки смотрят на моделей и моментально заболевают анорекскией! И у каждого из респондентов нет-нет, да и сверкает праведная искорка в глазах, а речь, какой бы ни была до этого, приобретает ноту воодушевления, ведь в тот момент столь пылко говорящий свято верит в то, что совершает нечто важное, меняет прямо здесь, прямо сейчас мир к лучшему. Практически не выходя из дома. А если речь идет о форумах – то не вставая с кресла. С правительством все точно так же. Вот только тетя Маша скажет и забудет, нося в себе приятное спокойствие, порожденное иллюзорным ощущением принадлежности к чему-то глобальному и важному, а власть имущие кому-то перекроют кислород, совершив условно благородный поступок. К примеру, закрыв сайты для самоубийц.
Что вообще такое суицидальная тусовка? Это социальная группа, объединяющая людей, задумывающихся о самоубийстве. И ключевое слово здесь «задумывающихся». Для тех, кто не вникает в «тему», эти люди выглядят мрачными неформалами с незрелой психикой и надуманными проблемами, словом – всего-навсего зажравшиеся лентяи, отсюда и вся депрессия. Все лечит труд, и точка. Остальное от лукавых бесов и злого интернета. Интернет, как мы уже поняли – вредно. Суицид, традиционно – эгоистично и вредно. Суицид в сети – недопустимо. А то детишки начитаются и быстренько распорют себе вены.
Глупо. И надуманно, друзья. Вот сколько существует интернет на белом свете? Полвека от силы. А сколько существует суицид? Примерно столько, сколько человек разумный. И как можно на полном серьезе полагать, что упразднение суицидального сообщества он-лайн сколь бы то ни было положительно отразится на статистике самоубийств? А просто. Просто надо быть обычным человеком, который хочет внести свой вклад во что-то важное, но он воспитан теми, кто всю жизнь совершает условно добрые дела по условно благородному поводу, в условно благочестивом обществе с той только разницей, что он вырос депутатом, а не тетей Машей. И имеет, какую-никакую, власть. Не желая притом вникать в суть вещей немного глубже чем «Интернет – плохо», «Суицид – плохо», «Суицид в интернете – очень плохо».
Неужели можно всерьез полагать, что «начитавшись» в сети о суициде тот, кто ранее о подобном не задумывался, возьмет и прыгнет из окна? Конечно, нет. А если человеку настолько плохо, что инстинкт самосохранения переродился в прямо противоположный, то не полезет он ни в какие интернеты – он повесится. Или шагнет в окно. И никакие баны в реестрах запрещенных сайтов его не остановят, тогда такой вопрос – ну и зачем? Вы не спасли беднягу, зачем закрыли сайт?
Если человек по-настоящему подошел к черте, то он ее перешагнет. Без всяких там сообществ, форумов и чатов. А если ему только кажется, что он к ней близок, то он отправится искать ответы. И надежду. К таким, как он. Где перед ним не покрутят пальцем у виска, не плюнут свысока на его проблемы, поддав лекарственного подзатыльника, дабы выбить «дурь», и призывая жить «как все», что в основном и делают те самые «домашние», любимые и близкие! На сайте эти люди получают то, что не способно дать им «правильное» общество.
Более того – там, на этих черных цифровых страницах с вензельными буковками, немало умнейших и интереснейших людей. Они работают, творят, живут! Даже будучи погруженными в мрачные рассуждения. Но они живы! А главное – живы их умы. Если бы те же люди, власть имущие, задумались на секундочку, что же толкает многих из нас на мысли о самоубийстве, то поняли бы, что далеко не всегда это «несчастная любовь» или долги! Многие задыхаются в нашей российской действительности, полной безнадеги, произвола и вседозволенности. И жить, казалось бы, можно, живут же люди в основном. Но знаете – астматики тоже живут. Иногда у них плывет перед глазами, мир шатается, и тело изнывает в мучительной нехватке кислорода. Потом это проходит, если рядом знающие люди или ингалятор. Но проблема зачастую остается. Самоубийцы – социальные астматики. И те, кто пошел до конца и те, кто только размышляет.
На сайте они могут познакомиться с людьми, у которых есть тот самый ингалятор. Да, кстати – многие из них передумали, стали помогать другим, беседовать, вселять надежду! Но «лавочку» прикрыли. А потом мы удивляемся, откуда что взялось, и почему близкий человек с нами не поделился, а просто ушел. Да потому что надо слушать. А коли слушать мочи нет, так не отрезать человека от тех, у кого это есть. Но куда там. Запретить. Вредно. Отобрать снотворное у несчастного со сбитым графиком дня и ночи, не разбираясь в проблеме – ведь это химия, вредно. И так во всем.
А знаете, что действительно вредно? И страшно? Вседозволенность. Вседозволенность, приводящая очень многих в эту, презираемую условно нормальным и здоровым обществом, суицидальную тусовку. Отвратительные издевательства коллег, одноклассников, сокурсников – да просто агрессивной уличной шпаны! Это действительно существует, это реальность, в отличии от априорных суицидов сидящих на соответствующих форумах людей. Кто гарантирует, что они пойдут до конца? А разгуливающее по улицам зверье пойдет, и это точно. За примерами опять же далеко ходить не нужно – вредный интернет нам в помощь .
Вседозволенность в нашем обществе во многом обязана «священным коровам». Таким предметам и явлениям, которые являются неприкасаемыми. Например, дети. Условно благочестивое общество, конечно же, не может быть жестоким к детям. Даже если вполне себе уже смышленые дети жестоки к нему. У нас же демографическая катастрофа, нужно рожать и как можно больше, а там и трава не расти. Вернее, ребенок расти как трава. Почему-то у властей не хватает духу наказывать детей за преступления. За убийства, издевательства над инвалидами и пожилыми учителями. Потому что ай-яй-яй сажать детей, только на клумбу, дети цветы жизни, за ними наше будущее. Какое такое будущее? Где эти поганые «цветочки» запугивают тех, кто им не нравится, выкладывают в интернет гнусные ролики, спокойно рассказывают на допросе о том, как в пьяном угаре обезглавили бомжа? Пока что показательно закрывают только сайты в интернете, а слабо пожизненное дать цветочку? Конечно. Это же ребенок. У него еще есть шанс «исправиться». Сомнительно. Кто будет заниматься маленькими извергами, если нельзя помочь мирным людям с депрессией?
В ситуации с запретом на форумы самоубийц не имеет смысла целое эссе рассуждать о том, как будет нам. На это хватит одного абзаца. Или предложения. Нам будет одиноко. Холодно, больно и невыносимо. Кто хотел умереть – умрет. Кто сомневался – будут сомневаться дальше. Хуже будет как раз «нормальным». Тем, кто, самоутвердившись за наш счет, спокойно ляжет спать с чувством выполненного перед обществом долга и пустит все на самотек. Это не высокопарность и не благородство – это правда. Какая есть, и без прикрас.
Мы – не зло. Мы – симптом. Мы замолчим, только зло все равно останется на свободе.

Оксана — Российская Федерация

Блоги на страже государственной политики: миф или реальность?

Россия, если верить словам правительства и закона, является демократическим государством со свободой слова и свободой мысли. По факту же, цензуру в нашем государстве никто не отменял, все СМИ от центрального телевидения до маленького провинциального журнальчика явно контролируются кем-то «сверху» (это я как журналист того самого журнальчика могу сказать точно).
В итоге истину, ну или что-нибудь похожее на правду мы в своей стране узнаем из интернета. Для того, чтобы узнать «как оно было на самом деле» в нашей стране порой достаточно найти 20 разных интернет-источников с различными точками зрения, сопоставить данные и нащупать в этом информационном многообразии свою позицию. Что же, такой подход, на мой взгляд, вполне подходит для думающего человека: на базе различных мнений составить свое собственное.
Ну, а теперь угадайте: к чему я говорю обо всем этом? А к тому, что 1 августа 2014 года нас, жителей Российской Федерации, ограничили в нашей возможности получать ЛЮБУЮ информацию из Интернета. Теперь у нас информация в сети не любая, а цензурная.
Как получилось у правительства контролировать интернет? В нашей стране с того самого 1 августа 2014 года издан закон о блоггерах, который гласит, что если у тебя подписчиков больше 3000 человек, то ты, как и любое СМИ попадаешь «в лапы цензуры».
И вот я, как человек с образным воображением, даже не знаю с чем бы такой закон сравнить? Принятие этого закона – это примерно как запретить выступления в Гайд-парке или подслушивать политические разговоры на кухне (прямо как у Д. Оруэлла в «1984»). В общем и целом ничего хорошего. Остается только посочувствовать блоггерам.
А сочувствовать тут, конечно же, есть чему. Ну, во-первых, представьте, что вы блоггер. И вот жили вы всю жизнь-не тужили, выражали свою индивидуальность у себя на страничке, даже 3000 фолловеров чем-то зацепили. И тут выходит закон, по которому вы теперь официальное СМИ и подлежите цензуре. И что все это для Вас значит? А значит это то, что теперь можно попрощаться со своим вольнодумством по поводу властей, ненормативная лексика тоже отменяется (неважно даже, что это был ваш индивидуальный стиль и без нее никак), да и вообще отменяется все, что правительству не понравится. «А где же свобода слова» – спросите вы? «А как же мы без цензуры» – ответит власть. Вот и все, если ваш блог был о политике, то можете с ним заранее попрощаться и переходить на кулинарию, ну или на котиков (они же такие милые).
А если говорить о фактах, то хотелось бы привести цитаты российских блогеров с мероприятия «НеФорум» от 29.10.2014 года, где 200 человек обсуждали взаимодействие властей и блогеров. Особенно интересным в свете произошедших событий мне показалось высказывание Олега Бармина, одного из руководителей ЖЖ: “Мы же не дураки. Это можно в телевизоре показывать какие-то вещи тем людям, которые думать не умеют. Блогеры – люди, которые видят и понимают, что происходит и как происходит”.
В тон Бармину координатор ЖЖ-сообщества “Синие ведерки” Петр Шкуматов, в рамках «НеФорума» называл беспочвенными опасения, что государство пытается взять под контроль блогеров, и считает все это “конспирологическими теориями”. Для справки, “Ведерки» получили известность в связи с борьбой с “мигалками” и “блатными” на дорогах.
И вот теперь через 2 года после «НеФорума» мы можем говорить о том, что и телевизор и популярные блоги – это примерно одно и то же: тот же контроль, та же цензура. Блогеры теперь подконтрольны государству, и многие из них совершают преступления, караемые штрафами, только за то, что выражают свое мнение.
Для многих блогеров такая государственная политика – это потеря доверия читателей, так если ты под контролем цензуры, то и до статей «под заказ» недалеко. Да и вообще у нас в стране не принято доверять официальным СМИ. Хотя, если честно, немыслимо представить блогеров на страже государственных интересов.
Только вопрос теперь: а кому же тогда доверять простым людям, где есть хоть что-то без цензуры, патриотических лозунгов и завышенных показателей? Нет, у людей право свободно мыслить забирать нельзя, это еще ни разу за всю историю человечества ни к чему хорошему не привело.
Во всей этой «контролирующей» блоги государственной политике, есть еще более удивительная вещь. Ну, я понимаю, что властям хочется контролировать антиполитические мысли блогеров, но под этот закон попадают ведь и развлекательные блоги. А их-то за что под цензуру загонять? Зачем контролировать то, что людей просто радует я реально не понимаю.
Вот, например Максим Голополосов, снимает передачу +100500, и если до 1 августа его нецензурные выражения были смешными, то теперь они преступные и смешные. Забавно, да ведь? Если, конечно, ты не Макс +100500 или не его поклонник, которому прежних эпизодов уже не видать, так как они противоречат закону и политике, а еще может быть этике и морали (ну надо же чем-то оправдывать введение таких законов).
Хотя, конечно, в этой бочке дегтя связанной с цензурой блогов, можно найти и маленькую капельку меда. Теперь российские дети не увидят мата и пошлости от блогеров, а еще не услышат о том, что не всем нравится политика государства. По-моему это не самый веский аргумент для введения такого закона, да и розовые очки – не лучший наряд.
И поэтому я голосую за свободу слова и за то, чтобы люди думали и имели возможность выбора. Мне кажется это вполне позволительная роскошь для гражданина любой страны: дать ему возможность читать информацию как с цензурой, так и без. Ведь свобода – это для человека такая ценная вещь, и по-настоящему грамотная политика государства должна состоять в том, чтобы свобод у нас было как можно больше, а не наоборот.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо