Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Эссе для GV Advocacy: заявки из Латинской Америки

Demonstrators at Brazil's national congress voice support for the Marco Civil.

Демонстранты в национальном конгрессе Бразилии показывают поддержку Marco Civil.

В качестве части саммита Global Voices-2015 мы пригласили членов и партнёров нашего сообщества написать эссе, которые объясняют и освещают, как связанные с интернетом политические решения оказывают влияние в реальном мире на граждан определённой страны или региона. Цель конкурса — усилить голоса и взгляды из нашего сообщества и помочь показать миру эффекты законов и практики; это и сделали участники.

Ниже приведены все поданные на конкурс эссе, относящиеся по теме к Латинской Америке. Эссе публикуются без изменений на оригинальном языке. Наслаждайтесь!

Арнольд Эпштейн (ARNOLD EPSTEIN), Куба/Северная Корея
Дорога, ведущая в никуда

Когда вы путешествуете по Кубе, в салоне вашей арендованной машины обязательно должна находиться местная девушка. Во-первых, это просто приятно, а во-вторых, еще и полезно: на местных автострадах почти нет указателей, и кто-то обязательно должен показывать вам дорогу. Ну, а кроме того, это бывает поучительно.

… Километрах в сорока от города Сантьяго-де-Куба мы остановились у железнодорожного переезда, где на крошечной станции стоял готовый к старту поезд. Это была самая забавная конструкция, которую я видел в своей богатой на путешествия жизни. Поезд состоял из двух вагонов, выкрашенных в яркие красно-желтые цвета и скорее напоминавших коробки от какой-то большой игрушки. Едва я успел сделать несколько снимков, как взревел двигатель, и поезд, смешно покачиваясь, покатился по тростниковому полю, где рельсы терялись в зеленых зарослях и словно бы уходили в никуда. Было такое ощущение, что вдруг ожила картинка из какого-то старого детского мультфильма, и, садясь в машину, я не смог сдержать улыбки.

А вот девушка по имени Пилар, которая сама всю дорогу ослепительно улыбалась, вдруг стала серьезной.

- Этот поезд – очень яркий пример интеграции, существующей в нашем народном хозяйстве, – строго и даже как-то назидательно сказала она. – Отечественные экономисты рассчитали транспортные потребности этой территории и дали задание ученым разработать модель поезда, который лучше всего подходил бы для нее. Они выполнили это задание и подключили производственников. В результате была разработана уникальная модель, которая позволила полностью удовлетворить потребности региона в пассажирских и грузовых перевозках.

Я отношусь к той категории людей, которые называют себя транспортными фанатами. В моем фотоаппарате хранятся и никогда не будут удалены десятки снимков трамваев и троллейбусов, вагонов метро и всяких прочих фуникулеров, которые я сделал в самых разных странах мира. Но я не стал показывать их Пилар – мне показалось, что это может оказаться для нее слишком сильным потрясением. Ведь иногда одной минуты, одного слова оказывается достаточным для того, чтобы твой мир, который представляется тебе таким правильным и понятным, вдруг меняется безвозвратно.

На Кубе, в отличие от Северной Корки, еще одного осколка социалистической империи, доживающей, судя по всему, последние годы в своем нынешнем виде, доступ в интернет отнюдь не является табу для 99,9 процентов местного населения. Я помню, как в Пхеньяне наш деловой партнер, протягивая визитку с замысловатым адресом электронной почты, несколько раз повторил одно и то же: “”Я очень, очень прошу вас писать мне только по существу – никаких шуток, никаких ссылок на какие-то сайты, никаких личных вопросов. Дело в том, что, прежде чем это письмо увижу я, его обязательно прочитают товарищи из одного специального комитета, и вы меня очень сильно подведете, если им что-то не понравится””.

На Кубе все проще – как в отношениях между людьми, так и в плане доступа во всемирную паутину. В больших городах есть интернет-салоны, куда вход разрешен только иностранцам, но куда иногда просачиваются и местные. Кроме того, существует круг граждан, которым официально разрешено пользоваться интернетом. Однако тысячи и тысячи обитателей Острова Свободы могут так и прожить всю жизнь, не только не имея ни малейшего представления о том, что происходит за пределами Кубы, но даже и не увидев хотя бы одну фотографию, сделанную за рубежом и не получившую одобрение местных цензоров У кубинского телевидения – четыре канала: один из них, надо отдать должное, образовательный, но зато три других – совершенно одинаковые: местные новости, нескончаемые концерты художественной самодеятельности и фильмы про героическое прошлое и настоящее истинных патриотов и победы над внешними и внутренними врагами. Еще есть скучнейшая общенациональная газета “”Гранма”” с аналогичными изданиями в каждом регионе страны, и, наконец, не менее важный источник информации – разного рода политинформации в трудовых коллективах и учебных заведениях. Мудрено ли, что в таких условиях большинство людей будет искренне верить и в совершенство местных поездов, и в непогрешимость своих вождей, и, конечно, в том, что они живут в лучшей стране на Земле.

Большинство кубинцев едва ли испытывают из-за этого чувство дискомфорта. Напротив, они очень доброжелательны и жизнелюбивы. Скажу больше: я даже слегка позавидовал Пилар, у которой есть ответы на все вопросы и нет повода для сомнений и огорчений.

Но, с другой стороны, двадцать первый век – это явно не то время, когда неведение может быть счастливым. Разве люди, которым квадратные жестяные коробки, катающиеся по полям, засеянным сахарным тростником, кажутся пределом совершенства, смогут добиться в своей жизни чего-то по-настоящему большого и значимого? Разве наличие одного-единственного официального ориентира может способствовать развитию творческого раскрепощенного мышления? Разве наличие сладкого запретного плода, к которому тянется все большее количество людей, сделает жизнь ярче и интереснее?
… Мы проехали еще километров двадцать, и что-то случилось с движком нашего автомобиля, который вдруг начал как-то подозрительно чихать. Не дожидаясь момента, когда он заглохнет окончательно, мы заехали в мастерскую, которая располагалась в самом обыкновенном придорожном сарае. Но копошившиеся там мужики только с сожалением развели руками: “”Эх, сеньор, вот если бы у вас была старая машина, мы бы с огромной радостью сделали вам любой ремонт. А эта нынешняя электроника для нас – тайна за семью печатями…””

Ближайшая мастерская, где ремонтируют такие машины, оказалась далеко, и мы доплюхали туда еле-еле. Вечер был безнадежно испорчен…

 

RAPHAEL TSAVVKO GARCIA, BRAZIL

Segundo o professor e especialista em redes sociais Sérgio Amadeu, a internet e as redes sociais foram imprescindíveis para a eleição de Dilma Rousseff (re-eleita presidente por pequena margem de votos frente ao candidato de oposição Aécio Neves em outubro de 2014). Sem o uso das redes sociais pela militância ligada ou próxima ao Partido dos Trabalhadores, de Rousseff, a vitória poderia não lhes ter escapado frente, acusam, uma mídia tradicional que em geral se alinhou à oposição.

A internet foi usada não apenas como veículo alternativo aos meios tradicionais (rádio e TV) e a formas tradicionais de militância nas ruas, mas também como forma de impulsionar o nome e as propostas, além das realizações da candidata que buscava a eleição como, também, instrumento de fabricação de escândalos e fatos manipulados contra a oposição.

A internet era um campo de batalha que, no fim, pendeu para um dos lados que soube melhor utilizá-la ou soube se posicionar melhor ou ainda gritar mais alto. Mas tudo isto pode estar chegando ao fim.

Uma reforma/lei aprovada pelo congresso (minirreforma política cujo conteúdo se integrará à lei 9.504, de 1997) propõe constituir “”crime a contratação direta ou indireta de grupo de pessoas com a finalidade específica de emitir mensagens ou comentários na internet para ofender a honra ou denegrir a imagem de candidato, partido ou coligação, punível com detenção de 2 (dois) a 4 (quatro) anos e multa de R$ 15.000,00 (quinze mil reais) a R$ 50.000,00 (cinquenta mil reais).””

À primeira parece ser uma boa ideia limitar ou eliminar aquela militância virtual paga para difamar e denegrir adversários, cujo único propósito é o de fabricar fatos negativos e rebaixar o nível da eleição. De fato estas últimas eleições podem ser consideradas das mais sujas de todos os tempos, com ativa participação da militância de todos os partidos políticos na disputa.

O problema, porém, é a tese da “”contratação indireta””, podendo criminalizar partidos cujos militantes ou simpatizantes, sem qualquer vínculo oficial ou contratual com ele, se empenhem nas campanhas políticas usando de artifícios controversos ou mesmo ilegais. A lei ainda vislumbra punição (multa e cadeia) não apenas para o responsável dentro do partido pela “”contratação indireta”” de militantes, mas também para os contratados ou supostos contratados.

O grande problema da redação da lei está na incerteza do que seria uma contratação indireta, e na responsabilização civil e penal de uns pelas ações de outros. Podemos sem dúvida pensar que a punição residiria num caso concreto, quando um partido contrata uma empresa para realizar campanha virtual e esta contrata pessoas para realizar campanha suja e difamatória, mas estaríamos nos atendo apenas a um aspecto, o mais visível e mesmo simples de ser detectado, quando na prática há militantes que por sua livre e espontânea vontade se engajam na campanha sem receber nada por isso, mas poderiam ser considerados passíveis de ser enquadrados na tal “”contratação indireta””.

Para além disso, há questões ainda mais interpretativas, como saber o que seria exatamente ofender a honra ou denegrir a imagem de políticos e partidos. Para muitos resta o medo de serem impedidos de publicar suas opiniões ou mesmo de lembrar casos de corrupção, de falta de ética de candidatos e partidos sob pena de multa e cadeia apenas pelo livre exercício político.

Existem leis específicas para crimes contra a honra e para quem espalha mentiras contra indivíduos, mas estamos diante da criação de uma legislação especial visando a proteção de políticos, como pessoas acima do homem comum, do cidadão comum, com direitos especiais de ter a sua honra garantida, ou seja, em muitos casos de ser questionado em suas ações e em seu passado. Uma blindagem, enfim, a políticos de todo o tipo contra qualquer questionamento vindo do público.

Na opinião de muitos especialistas, seria o primeiro passo para amordaçar a internet em períodos eleitorais e a de criar categorias especiais de crimes contra políticos dificultando a fiscalização por parte do eleitor e tornando a atividade política online praticamente ilegal.

O ataque à honra de um político ou um candidato já é algo contemplado pelo Código Penal brasileiro, é calúnia, injúria ou mesmo difamação que, aliás, não tem como alvo apenas políticos, mas qualquer cidadão vítima destes crimes. O que esta lei traz de novo é tornar partidos e coligações sujeitos de crime contra a honra e criar uma categoria especial para políticos buscando eleição, além de não diferenciar danos causados por fatos verídicos ou por mentiras e manipulações.

Em outras palavras, se um indivíduo repercute, por exemplo, notícias de jornal que prejudicam um candidato, este pode ser processado por atentar contra a honra deste, mesmo não sendo o autor da denúncia. Outro caso preocupante poderia ser o de um cidadão que repercute nas redes sociais casos de corrupção ou mesmo a prisão em algum momento da história de um candidato, ou um caso real de corrupção em que este esteja envolvido, e pode acabar processado por causar danos à imagem deste candidato, mesmo que não haja qualquer inverdade no que foi dito.

Apenas meses após a aprovação do comentado Marco Civil, que carece ainda de regulamentação em diversas áreas, é inaceitável que surjam propostas de criminalizar a internet à sua margem, passando por cima de suas competências ou mesmo simplesmente o ignorando. Na política brasileira fica sempre aquele gosto de que damos um passo à frente, mas os políticos sempre conseguem um jeito de retroceder dois ou mais passos. A intenção é sempre a de blindar a si e aos seus pares dos ataques justificados da população com a desculpa de impedir aqueles ataques injustificados ou caluniosos.

Não há confusão na redação da lei, não há erro algum, a intenção é clara: Criminalizar a atividade política e aqueles que ativamente usam as redes para denunciar crimes eleitorais e crimes praticados por políticos. É a defesa da impunidade e de não se permitir a discussão obre ações, presente e passado de políticos que, em geral, tem muito a esconder.

A internet brasileira sempre esteve a perigo, agora mais do que nunca, nas mãos de quem elegemos (imensa ironia) para defender nossa liberdade e a democracia.

 

ANDRESSA, BRAZIL
Censura Virtual

Dizem que a internet é um território livre, onde todas as informações trafegam sem nenhum controle, mas até que ponto vai realmente essa liberdade?

A utilização da Internet para a promoção e organização de manifestações sociais trouxe a tona novas discussões sobre a imposição de limites à liberdade nas redes sociais. Isso devido à reação do governo a essa nova tendência. Com isto a censura na internet está mais uma vez em voga nos debates.

A facilidade em ligar pessoas de todo o mundo através da rede mundial de computares, deveria ter consagrado a tão sonhada liberdade de expressão, pois potencializa o exercício e consolidação do Estado Democrático de Direito em que deveríamos viver.

A questão a ser colocada é: como a internet e essa pseudo liberdade estão sendo ameaçadas? Qual o fundamento se a internet consegue reunir pessoas que estão distantes, ligando-as ainda mais?

Mas a nossa internet não é tão livre quanto pensamos. Empresas de softwares e sites “inocentes” na verdade nem sempre tem a função de entretenimento. O armazenamento e monitoramento dos dados disponibilizados todos os dias nas redes sociais e em alguns sites específicos podem se voltar contra nós, trazendo prejuízos futuros. É o que tem sido dito por especialistas da área, intelectuais e noticiado constantemente na imprensa.

As ameaças de censura nas redes sociais crescem cada vez mais, além do surgimento de leis e projetos que ao invés de trazer soluções efetivas para garantir a liberdade segura na rede, apresentam textos mascarados que na verdade coíbem ainda mais o exercício do direito a livre expressão e privacidade online.

Daí o aumento do monitoramento e restrição do anonimato, coação a usuários de serviços por postagens de opiniões pessoais de cunho político ou de temas relevantes para a opinião pública. Suprimir ou controlar conteúdos de publicação ou o acesso a livre informação na Internet é censura sim, fere o bem comum e os princípios democráticos. Os efeitos legais da censura virtual são semelhantes ao da censura convencional, que deveria ter sido deixada no passado, junto com o período em que vigorou.

O conteúdo virtual já é controlado e manipulado por cartéis de grandes empresas de várias áreas ligadas a tecnologias. E como sempre os prejudicados são os usuários inocentes que acreditam pagar para obter um conteúdo que é de seu interesse e que não percebem realmente quem manda nisso tudo: as grandes corporações. Ou seja, os conteúdos de propagandas e aqueles que geram maior receita prejudicam a velocidade do acesso às informações dos conteúdos de interesse dos usuários comuns.

O artigo 5º da Constituição Federal trata do direito a liberdade limitando-a ao dano que essa liberdade pode causar a terceiro. Apesar de serem um tanto quanto contraditórias as normas estabelecidas por esse dispositivo onde “é livre a expressão da atividade intelectual, artística, científica e de comunicação, independente de censura ou licença” (inc. IX) e ao mesmo tempo a de que “é livre a manifestação do pensamento, sendo vedado o anonimato” (inc. V). Ou seja, é uma liberdade mitigada, disfarçada, pois se a publicação de algo não pode ser anônima então não é totalmente livre, uma vez que é estabelecida uma “cláusula” nesse “contrato entre cidadãos e governo” em que se não cumprida, não é permitido usufruir da liberdade em sua plenitude. Porém, como sabemos, nada é absoluto na legislação brasileira.

O que deveria ser punido são apenas os abusos. Este é o limite legal, ou pelo menos deveria ser. Obstar manifestações de pensamentos que não causam danos não deveria ser objeto nem de discussão no judiciário que já está muito abarrotado para ter que dar conta de mais delongas sem fundamento.

Não pode ser considerada diretriz de um Estado Democrático de Direito impedir a manifestação de um pensamento que não vá causar dano a outrem. Seria o primeiro passo para a censura, para a volta a um regime autoritário. Os usuários da Internet devem ter a liberdade de se expressar o quanto quiserem desde que não causem danos a terceiros, pois afinal este é o limite imposto pela lei.

Assim, é certo que deve haver razoabilidade na prerrogativa da liberdade de expressão que ainda possuímos. Mas também é certo que deve ser estabelecido um limite às normas que regem, regulamentam e controlam as condutas na internet.

Considerando toda a problemática exposta, quais seriam as soluções que resolveriam ou amenizariam essa limitação imposta a nossa liberdade de expressão na internet de forma que os usuários não sejam penalizados por seus atos?

É preciso ver os dois lados dessa moeda. Um lado diz respeito ao direito de fazer divulgações livres na internet, principalmente quando há privacidade de quem o faz, ou seja, quando é feito anonimamente. Por outro lado deve-se entender que a todo direito é estabelecido um dever, assim, medidas judiciais devem ser tomadas apenas quando esse limite ético não é respeitado. Isso sim é o justo e o correto.

Ora, a internet e tudo o que veio através dela e com a sua popularização proporcionou mais acesso a uma diversidade de informações a toda sociedade. Todas as classes sociais puderam efetivar o direito ao acesso à informação, participando mais de tudo o que acontece no mundo e que antes era tão distante. Além disso, pode-se escolher o conteúdo que se quer, e não ficar restrito ao que era estipulado pelos demais meios de comunicação, onde a população só tinha conhecimento do que esses meios queriam que realmente tivessem. Uma total alienação.

Conquistamos o direito a obter a informação que quisermos, sem que seja determinado o que devemos saber ou não.

A discussão sobre a censura na internet é válida desde que seja tratada com o respeito que merece todos os usuários da rede, ou seja, todos nós. Com sugestões razoáveis entre quem tem o direito de divulgar e entre aqueles que têm interesses financeiros de restringir o acesso livre e ilimitado ao conteúdo que queremos e temos o direito de escolher.

 

Даниэль Зарор Мирайес (DANIELLE ZAROR MIRALLES), Чили
Интернет — современный полис?

[Эссе переведено на русский язык с испанского Ксенией Яковлевой].

В школах и университетах нас до сих пор учат, как на протяжении веков общества развивались и приобретали формы политической и административной организации. Как религии оказывали большое влияние на представления о мире. Как владение ценными товарами составляло богатство наций. Но эта всемирная история показывает нам также, что наравне с экономически и политически высоко развитыми обществами существовали и другие, которые не достигли такого уровня развития.

Без сомнения, одним из главных достижений, которого сегодня добились современные государства, является признание основных прав человека. Именно на основании этой концепции государства и другие формы общественных организаций, как, например, предприятия, в своих действиях сталкиваются с определенными ограничениями, поскольку эти права нужно признать неотъемлемыми, универсальными и неизменяемыми. Более того, эти права, как предшествующие и вышестоящие качества, являются основополагающими для существования указанных организаций.

Тем не менее, большинство образовательных программ не упоминают, какое влияние на эти организации имело развитие Интернета. Однако общества, предприятия или семьи теперь развиваются, общаются и выполняют свои роли по-другому – это касается и каждого отдельного индивидуума.

До того, как началась эра Интернета, можно было проводить чёткую грань между общественной и личной жизнью. Сегодня же ясно, что это невозможно. Невозможно потому, что люди проявляют себя в обществе без осознания необходимости защищать свою личную сферу, о которой можно сказать, что она потеряла свою ценность. Невозможно также потому, что между общественной и личной жизнью существует определенное взаимодействие, которое не подвергается никакому контролю или защите, что, без сомнения, тоже влияет на личную сферу каждого.

Что касается регулирования этой области, Латинская Америка – возможно, за счёт относительной «молодости» по сравнению с другими обществами – реагирует довольно медленно. Очевидно, что стимулом для шагов, предпринятых относительно некоторых нормативных стандартов, скорее являлись экономические договора, направленные на юридические полномочия и требующие от сторон следовать определенному поведению, соответствующему минимальным демократическим принципам.

Развитие регулирования Интернета в Латинской Америке проходило медленно и неоднородно. Так, в некоторых странах эта тема даже не стоит на повестке дня, тогда как в других – Колумбии, Уругвае, Бразилии, Аргентине, Чили – со стороны правительств были предприняты серьезные попытки систематизировать правовое регулирование. Тем не менее, достигнутые успехи можно считать довольно скромными, если сравнить их с высокими и очень специфическими стандартами, которые часто требуются странами Европейского Союза.

С удивлением надо отметить, что в случае Чили, члена ОЭСР и по экономическому развитию являющейся одной из стран-лидеров в Латинской Америке, страны с высшим уровнем развития в регионе, это направление политики пока не получает того внимания и значения, которого заслуживает на сегодняшний день.

Действительно, в Чили идет интенсивный процесс модернизации государства, и все предложенные меры, конечно, связаны с удобствами, которые предлагает Интернет, будь то облегчение бюрократических процедур, сокращение количества необходимых документов или включение в базы данных той информации о гражданах, которая уже имеется у государства, с целью уменьшить количество требуемых данных. Все эти меры поддерживаются как и гражданами, которые видят в них возможность сэкономить время и деньги, так и государством, но не сопровождаются соответствующими исследованиями, которые бы определили, какое влияние эти меры оказывают на личную сферу граждан. Существуют исследования о налоговых последствиях этих мер, об их соотношении с конституцией и законами, но эти исследования не учитывают установившиеся нормы относительно защиты личной сферы, которые стремятся следить за контролем, качеством и сохранностью данных.

Помимо этого существует довольно объемное национальное, а также латино-американское движение, которое выступает в этом контексте и пытается повлиять на власти. Без сомнения здесь противостоят друг другу два поколения: поколение, сейчас находящееся у власти, которое не прожило и не чувствует возникновение этой эры и поэтому не может оценить возможности и риски, связанные с ней, и поколение экспертов, состоящее в основном из так называемых didgital natives («уроженцев цифровой эры») или по крайней мере людей, которые по своему возрасту ближе к динамике Интернета.

От частного сектора мало что можно требовать в этом контексте. Если инстанция, призванная создать правила игры, этого не делает, то игроки будут играть до тех пор, пока не достигнут границ разрешенного. В эпоху Интернета это означает, что игра вообще не имеет никаких границ. Достаточно вспомнить, что многие правила, которые сегодня регулируют работу гиганта Google, возникли посредством судебных разбирательств, а не за счет правительственных решений.

В традиционном сценарии предприятия развивались в определенном пространстве, в рамках которого они продавали свою продукцию или оказывали услуги. Напротив, в интернет-сценарии мы вступаем в виртуальную реальность, в которой договора заключаются между людьми, не присутствующими при этом, находящимися за тысячи километров друг от друга, которые, наверное, никогда не увидят друг друга в лицо. Поэтому с каждым разом становится все важнее, чтобы кто-то все-таки взялся за эту тему.

По аналогии с древними обществами, в которых важные дела, касающиеся общественной жизни, решались в полисе, сейчас тоже необходимо, чтобы кто-то продвигал регулирование, какое-то направление или более менее общую норму, схожую с уже известными и существующими. Эта аналогия возникает просто на основании того, что действующие лица – все те же люди с присущими им неотъемлемыми чертами, но выступающими уже не в полисе, а в рамках другого сценария – международной компьютерной сети.

Такое техническое правление должно будет настаивать на том, чтобы страны, еще не принявшие минимальные стандарты, сделали это, так как их нерешительность сегодня означает, что они не берут на себя ответственность за обеспечение прав человека.

В современном обществе большая часть всех сфер деятельности перенеслась в пространство возможностей, которые предлагает Интернет. Если раньше люди физически собирались вместе, чтобы выражать протест, сегодня голоса протеста выступают в социальных сетях. Если раньше люди лично встречались, чтобы совершить преступление, сегодня группа злоумышленников может мошенничать через Интернет в огромных масштабах. Если раньше деньги терялись, потому что кто-то их крал, сегодня можно потерять все до последней копейки из-за сбоя компьютерной системы. Если раньше кто-то хотел анонимно уведомить о какой-то ситуации, он должен был спрятать свое лицо, то сегодня он может сделать это в социальной сети, просто используя псевдоним. Если раньше нужно было ходить в школу или покупать книги, сегодня получить безграничный доступ к знаниям можно, просто бесплатно скачав информацию в Интернете.
Развитие, доступность и прогресс возможностей, которые предлагает Интернет, сильно повлияли на то, как мы воспитываем детей – то есть и на детство; на то, как мы преподаем – то есть и на обучение; на то, как мы получаем информацию о событиях – то есть и на то, как мы оцениваем других; на то, как действуют предприниматели – то есть и на экономику; на то, как мы составляем собственное мнение – то есть и на то, как мы осуществляем свою свободу.

Конечно, определенные нормы могут негативно повлиять на нейтралитет сети, но точно также негативно влияет на Интернет и полное отсутствие норм. Пространство, в котором нет ни правил для сосуществования, ни минимальной этики, ни для кого не может быть безопасным местом. Именно поэтому важно вновь вспомнить наше недалекое прошлое и создать основы регулирования, которые в этом виртуальном обществе позволят и дальше осуществлять фундаментальные права, присущие каждому человеку, и защищать их от потери своей сути в рамках Интернета – этого нового, динамичного политического сообщества.

Саманта Брайс (SAMANTA BRYCE), Латинская Америка
Существую в Сети

[Эссе переведено на русский язык с испанского Ксенией Яковлевой].

Будучи гражданами и членами общества мы живем на основе определенных параметров, как юридических, так и культурных, которые нам прививают с детства. Эти нормы жизни в обществе руководят нашими действиями и, в какой-то мере, определяют нашу роль как граждан, присваивая нам права и обязанности. Живя в этой среде, мы привыкаем следовать этим правилам – но что произойдет, если в этом контексте прав и обязанностей вдруг возникнет пустое пространство? Черная дыра, в которой нет ни правил, ни норм, которые бы давали направление нашим действиям; место, в котором нет четко указанных правил, в котором мы бы могли действовать и решать свободно и почти без ограничений.

В таком случае перед нами встает моральная дилемма, и многие из нас, действуя в цифровой жизни, будут иметь возможность отказаться от норм, которым мы научились в обществе. Среди нас будут и те, которые воспользуются этой свободой, чтобы нарушить именно эти нормы с целью нанести ущерб цифровому сообществу.

Сейчас наступил тот момент, в котором создаются структуры этой новой жизни в обществе, то есть в цифровом сообществе. Мы должны начать думать о том, как эти новые правила повлияют на нашу жизнь как граждан наших государств и как цифровых граждан всего мира.

Когда мы выходим в Интернет, мы сразу становимся активными членами цифрового общества, которое в течение многих лет практически не подвергалось вмешательству со стороны правительств или законов наших стран. Но сейчас перед нами стоит задача создать структуры, которые будут гарантировать жизнеспособность цифрового общества.

И речь идет не только о тех, в чьи обязанности входит предотвращать цифровые преступления или заботиться о нашей безопасности в Сети, а о глубоких социальных проблемах, таких как свобода слова, за которую во многих странах пришлось бороться годами и которая благодаря Интернету получила голос на мировом уровне. Речь идет не только о предприятиях, которые отвечают за предоставление этих услуг в каждой стране и регионе, а и о том, что эти предприятия владеют нашими личными данными и имеют возможность отказать нам в доступе к определенному контенту и, вследствие этого, в осуществлении нашего права на получение знаний, информации и общение.

Тема эффективного управления Интернетом – глобальная тема, затрагивающая не только законы каждой отдельной страны. Как цифровые граждане мы имеем право голоса при принятии решений о том, каким должен быть Интернет. Мы имеем право высказывать наше мнение о том, как должны обходиться с нашей личной информацией, решать, что в будущем будет с той информацией, которую мы помещаем и которой мы делимся в Интернете, которая всегда попадает за рамки наших территориальных границ.

Но каждый из нас столкнется с другой реальностью. В некоторых странах правительства убеждены в том, что существуют нормы, регулирующие знания и интеллектуальную собственность, которые должны применяться ко всем. Тем не менее, эти мнения не действуют на глобальном уровне, поскольку реальность не соответствует только одной перспективе. Тема авторских прав и интеллектуальной собственности на знания и изобретения встала под вопрос с того момента, как глобальные СМИ предоставили нам возможность доступа к этим знаниям. Знание всегда означало и силу, возможность изменить жизни к лучшему или худшему, но теперь, когда у нас есть лучший доступ к знаниям, перед нами встает дилемма о правах немногих по отношению к правам миллионов людей.

Вопрос о доступности знаний нужно рассматривать не только как вопрос авторских прав или с точки зрения экономики, а как социальный вопрос, вопрос о правах человека, о правах разных обществ на одинаковые условия и возможности. Право получать информацию означает и право на жизнь, если учесть, что многие знания, в которых нам пытаются отказать, могли бы помочь улучшить качество жизни или даже спасти жизни многих людей, живущих в развивающихся странах, в которых доступ к этим знаниям ограничен.

Путеводная нить, свет, который проникает через все темы и аспекты, касающиеся вопроса эффективного управления Интернетом, это вопрос о правах человека, так как эффективное управление Интернетом это прежде всего вопрос о правах человека. Каждый аспект, которым мы обсуждаем, связан с правами человека, и поэтому каждое принимаемое решение необходимо рассматривать именно с этой позиции.
Чего мы добиваемся, когда речь идет об эффективном правлении Интернетом? Мы добиваемся будущего, боремся за наше право на жизнь, право доступа к тем инструментам, которые дадут нам возможность развиваться как личности.

Эффективное правление Интернетом – вопрос, касающийся не только государств, международных организаций или служб безопасности. Это вопрос, касающийся всех нас, потому что цепочка последствий, которые повлияют на общества вследствие определенных решений, бесконечна. Конечно, есть многие, которые не пользуются Интернетом, но это делают их дети, родители, друзья, коллеги, предприниматели, итд. Все они имеют доступ в Интернет, и это так или иначе влияет на их жизнь. Возможно, наша цифровая жизнь не очень активна, но, будь то непосредственно или косвенно, мы все связаны с Интернетом и, тем самым, и с решениями, которые будут приняты о том, какой будет Сеть.

Впервые мы так близки к такому решающему историческому мгновению, в котором мы должны выполнить нашу роль как активные члены этого цифрового сообщества, которое создается сейчас, и у нас есть необходимые инструменты, чтобы наш голос был услышан в каждой стране на мировом уровне. Давайте построим Интернет, в котором будут нормы, принципы и ценности, которые помогут создать гармоничную и мирную совместную жизнь в Сети, одновременно учитывая наши права на свободу, свободу, которая гарантирует наши права человека и одинаковые возможности для всех – в Латинской Америке и по всему миру.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо