Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Языковая политика снова в центре внимания в Афганистане

Afghanistan_provinces_pashto

Названия провинций Афганистана написаны на пушту. Таджикское и другие меньшинства, говорящие на дари, опасаются доминирования пушту над их языком в результате пуштунской политической власти. Изображение из Wikipedia.

Салахуддин Раббани, новый министр иностранных дел Афганистана и сын убитого бывшего президента Афганистана Бурхануддина Раббани, получил шквал критики за то, что начал свою речь в парламенте Афганистана на языке пушту. Жесткая критика исходила от этнических родичей Раббани, говорящих на языке дари. Они почувствовали себя преданными, поскольку Раббани решил говорить на неродном для себя языке.

Пушту и дари – два государственных языка Афганистана согласно конституции. Хотя все афганские лидеры в течение последних двух столетий были этническими пуштунами, за исключением Хабибуллы Калакани и Бурхануддина Раббани, язык дари (местное название языка фарси) гораздо шире, чем пушту, используется в письменной речи. Также этот язык предпочитают несколько непуштунских этнических групп Афганистана, включая таджикское меньшинство, из которого происходит Раббани.*

Вскоре после речи, произнесенной 27 января, лидер партии “Афганский национальный конгресс” и этнический таджик Абдулатиф Педрам написал ставший популярным пост в Facebook, в котором критикует новое коалиционное правительство Афганистана и называет его “незаконным” и “антиконституционным”. Салахуддин Раббани “предал [свой] родной язык и культуру фарси”,- добавляет Педрам.

Abdullatif Pedram. Photo from his Facebook page

Абдулатиф Педрам. Фото с его страницы в Facebook

وقتی آقای صلاح الدین نیمه ی اول سخنرانی اش را به زبان پشتو متبرک می سازد،معنایش این است که زبان پشتو زبان اول این سرزمین است. نمایندگان کشورهای خارجی هم بر همین اساس به یقین می رسند. نام این کار خیانت به زبان مادری وفرهنگ غنامند فارسی است در روایات است که امام ابو حنیفه (رح)گفته بود میشود به این زبان نماز خواند.(دکترسروش) نامش تسلیم طلبی و بی همتی است. من به همه ی زبان های وطنم احترام می گذارم و آنهارا دوست میدارم منجمله زبان پشتورا. اما بحث عدالت خواهی چیزدیگری است زبان فارسی اکثریت زبانی است.

Если Салахуддин начал свою речь на пушту, это означает, что пушту – первый язык на этой земле. Исходя из этого, и представители иностранных государств могут прийти к аналогичному выводу. Это – измена [его] родному языку и богатой культуре фарси… Я уважаю и люблю все языки моей страны, в том числе и пушту. Но здесь вопрос справедливости. Фарси – это язык большинства (в Афганистане).

Многие согласны с ним:

ﺟﻨﺎﺏ ﺩاﻛﺘﺮ ﺻﺎﺣﺐ ﺩﻗﻴﻖ ﻓﺮﻣﻮﺩﻳﺪ ﺑﭽﻪ ﻫﺎﻱ ﻛﻪ ﻫﻮﻳﺖ ﺧﻮﺩ ﺭا ﻣﻮﺭﺩ ﻣﻌﺎﻣﻠﻪ ﻗﺮاﺭ ﺩﻫﺪ ﭼﻪ ﺗﻮﻗﻊ اﺯ اﻥ ﺩاﺷﺖ.

Уважаемый профессор, вы правы. Чего еще ожидать от тех, кто торгует своей национальной принадлежностью?

Другие обвиняют Педрама в национализме. Ахмад Вали Хакими порицает:

جناب پدرام حیف تحصیل وعمرگران بهایتان که به این پوچ وبیهوده میگذرانی تو خاین ملی هستی تو شخص مریض هستی خداکند مریضی شما ساری نباشد

Г-н Педрам, жаль, что вы тратите свое образование и бесценную жизнь (на обсуждение) незначительных проблем. Вы предали нацию, вы больны…

Еще один участник дискуссии, Фазл Азизи, указал на двойное гражданство нового министра иностранных дел, фактор, препятствовавший его назначению.

باید به زبان انگلیسی صحبت میکرد .تابعیت انگلیس داشت.

Лучше бы он говорил по-английски, у него же британское гражданство.

Фактически, по сообщениям  [анг] афганских СМИ, 26 января нижняя палата парламента страны одобрила отмену британского гражданства Раббани, открыв ему путь к назначению на пост министра иностранных дел 27 января. Парламент Афганистана еще не согласовал больше половины кандидатов на должности в кабинет министров президента Ашрафа Гани, многие из которых также граждане двух стран.

И Гани, чья этническая принадлежность – пуштун, и его бывшие соперники по президентской гонке, предпринимали шаги к формированию этнически многообразной коалиции во время предвыборной кампании в начале этого года [анг]. В команду Гани, например, входил Ахмад Зия Массуд [анг], таджик и брат легендарного лидера “Северного альянса” Ахмада Шаха Массуда. Многие этнические таджики критиковали Ахмада Зия Массуда за то, что он принял сторону Гани, а не его противника Абдуллы Абдуллы, наполовину пуштуна, наполовину таджика, одного из близких друзей Ахмада Шаха Массуда, до убийства последнего в 2001 году.

Раббани, бывший в 2011 году послом Афганистана в Турции, имеет иностранное образование и считается технократом, несмотря на тесную связь с таджикской этнической группой через покойного отца. Начав свою речь на языке пушту, он, возможно, пытался сгладить этническую и лингвистическую разобщенность в стране. Но вместо этого, кажется, только усугубил ее.

* Нажмите здесь [анг], чтобы посмотреть языковую карту Афганистана. Примечание: эта карта – только приблизительная, и поэтому является спорной.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо