Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Восточная Украина «без купюр» в цифрах

Fires and fatalities after Ukrainian artillery strike in Donetsk, September 12, 2014, by Maximilian Clarke, Demotix.

После артиллерийского удара украинской армии в Донецке, 12 сентября 2014 года, фотография Maximilian Clarke, Demotix.

Эта статья — часть широкого изучения проектом «Эхо Рунета» русскоязычной блогосферы Восточной УкраиныИзучите всю серию интервью на странице «Восточная Украина “без купюр”».

В течение нескольких последних месяцев «Эхо Рунета» взяло интервью у 12 блогеров, гражданских журналистов и пользователей социальных медиа из Восточной Украины и Крыма и описало их в своих статьях. Опрашиваемым задавались вопросы об их взглядах, мотивации и опыте, полученном за время освещения продолжающегося уже год кризиса. За исключением одного блогера, который пишет по-английски, все опрошенные ведут блоги в основном на русском — основном языке региона и в подавляющем большинстве случаев языке интернета на Украине. Интервью проводились при помощи интернета: через Skype, электронную почту или чаты.

Респонденты

Двенадцать человек согласились дать интервью «Эху Рунета» за время создания серии, хотя мы связались со многими другими, которые были слишком заняты, отказались или вовсе не ответили. Шесть из респондентов проживали в Крыму. Трое находились в районах Луганской области, где шли бои. Один жил в Славянске, контролируемом правительством городе в Донецкой области, который ранее удерживался сепаратистами. Ещё один находился в Одессе, а ещё один — в Харькове. Четверо — анонимные блогеры. Остальные не делают значительных шагов для сокрытия своей личности.

Описанные респонденты все открыто идентифицировали себя как сторонников либо противников нового правительства в Киеве. Хотя «Эхо Рунета» попыталось найти баланс между различными взглядами, связываясь с потенциальными респондентами, восемь из тех, кто был описан в итоге, являются сторонниками единой Украины, а четверо — России и (в некоторых случаях в меньшей степени) волнений на Донбассе. Эти четверо проживали в Крыму. Антиправительственные блогеры из спорных Луганской и Донецкой областей, в целом, не отвечали на предложения интервью.

Общие выводы

1) Политизированность блогеров
Одной из последовательных тенденций, прослеживающихся в серии, является тот факт, что аннексия Крыма Россией политизировала блогеров в регионе и по всей Украине. Половина (6) интервьюируемых обозначила, что их блоги были начаты tтолько после свержения Януковича. Ещё четыре признали, что их вклад серьёзно возрос и стал более политическим в результате революции на Украине. Можно сказать, что жестокая природа конфликта на Украине в значительной степени придала энергию и политизированность блогосфере.

2) Поляризация и недоверие
Также для обеих сторон возрастает тренд смотреть на другую с недоверием, которое иногда граничит с этнической ненавистью. Один респондент на вопрос, не хочет ли он передать что-либо англоговорящей аудитории, просто заявил:

Я бы хотел, чтобы в Европе отличали русских и украинцев. Мы совершенно разные. Но нас путают. Мы хотим в Европу, мы хотим идти вперёд. Русские — только пить водку.

Это недоверие особенно заметно в отношении обеих сторон к профессиональным СМИ другой. Прокиевские респонденты часто не делали различий между российскими журналистами и российскими военными (двое даже назвали их «террористами») и считают производимую ими «пропаганду» лишь ещё одним аспектом идущего конфликта. Один респондент сказал: «Язык не поворачивается назвать их журналистами. Они просто люди, которые выполняют определенные заказы».

Соответственно, поддерживающие Россию блогеры из Крыма низко оценивают работу украинских СМИ, считая, что те просто выполняют приказы и пытаются исказить ситуацию.

3) Опасности блогинга и интернет-журналистики
Значительное число блогеров сообщает, что они были мишенью для правительства или нерегулярных сил, как в интернете, так и в реальной жизни, из-за своего мнения или освещения событий.

Трое опрошенных были вынуждены покинуть свои дома. Одному пришлось бежать, после того как он был взят в плен и подвергся пыткам от боевиков в Луганске. Другой получил информацию о том, что боевики собираются арестовать его, и бежал. Одна женщина покинула Крым, после того как была задержана хорошо вооружёнными сотрудниками служб безопасности России, которые также обыскали её дом в поисках «экстремистских» материалов. Ещё один (прокиевский) блогер из описанных с тех пор покинул Крым по неизвестным причинам.

Двое пророссийских блогеров из Крыма сообщили, что службы безопасности Украины пытались обвинить их в сепаратизме. Оба проукраинских блогера из Крыма, описанных в этой серии, с тех пор покинули его территорию. Одна уехала, когда службы безопасности России обыскали её дом. Другой покинул Крым после публичного выражения несогласия с его аннексией Россией.

Цензура также является проблемой. Блог одного из опрошенных проукраинских респондентов попал в печально известный российский «чёрный список интернета» за «экстремизм».

Показательно, что четверо респондентов этой серии ведут блоги анонимно. Для двух из них это вопрос очевидной личной безопасности, так как они критически писали об антикиевском ополчении, находясь в районах, которые контролировались этими силами. Один блогер не пожелал деанонимизироваться даже после того, как город, где он живёт, был занят украинскими солдатами, заметив, что «война ещё не окончена», и сказав, что он «не хочет причинить вред своим близким».

4) Взгляды на СМИ
Респонденты, которые были определены как проукраинские, практически полностью испытывают отвращение к российским СМИ (один признал, что хотя «практически 90%» российских СМИ непрофессиональны, «в России есть честные журналисты и писатели, которые не боятся говорить правду. Но их всё меньше и меньше»). Респонденты, которые были определены как пророссийские, полностью испытывают отвращение к украинским СМИ. Помимо этой дихотомии, однако, многие респонденты проявили скептические и  сложные взгляды на традиционные СМИ.

И проукраинские, и пророссийские блогеры были готовы признать, что СМИ «их» страны не всегда правдивы или беспристрастны. Один проукраинский респондент сказал «Эху Рунета»:

Мне сложно говорить о СМИ в Украине, но, как мне кажется, украинские журналисты очень близко к сердцу приняли максиму об информационной войне и готовы выгораживать грехи украинской власти только по национальной (или этнической) принадлежности.

Другой блогер, который поддержал аннексию Крыма Россией, признался:

С российской стороны, в свою очередь, идет очень много пропаганды по поводу того, что Донбасс хочет в Россию. А реально Донбасс никуда не хочет, а на Донбассе воюют российские военные (которые приехали из России), а не местные ополченцы, как показывает российское телевидение.

Один пророссийский блогер выразил мрачный взгляд на традиционные СМИ в целом:

Я не верю в существование независимых СМИ – все они так или иначе зависимы от государства или от денег частных лиц, определяющих редакционную политику.

Вероятно, неудивительно, что блогеры с обеих сторон «информационной войны» склоняются к выделению новых медиа, блогов и стриминга как ресурсов информации.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо