Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Россия: интернет помогает удвоить количество дел по обвинению в экстремизме

As the Russian web becomes more politicized, law enforcement cracks down on "extremist" content. Images mixed by Tetyana Lokot.

Русскоязычная сеть становится всё более политизированной, а правительственные органы тем временем расправляются с «экстремистским» контентом. Коллаж выполнен Татьяной Локот.

За 2014 год количество дел, возбуждённых по обвинениями в экстремизме в России, удвоилось, и за этот рост во многом ответственен интернет, так как политическая активность, проведение кампаний и рекрутство в сети растут, и правоохранительные органы всё более обращают внимание на интернет.

Согласно репортажу «Известий», в котором цитируются изданные Верховным судом России цифры, в 2012 году суды рассмотрели 260 уголовных дел по обвинению в «экстремизме» по статьям 280 и 282 Уголовного кодекса, и 208 человек получили за экстремизм тюремные сроки. В 2013 году это число выросло до 402 процессов и 309 приговорённых.

К концу августа 2014 года Главное управление по противодействию экстремизму Министерства внутренних дел уже отправило 485 дел в суд, причём число обвиняемых — 594 человека. Лидируют по количеству дел по обвинению в экстремизме Свердловская область и Татарстан, 38 и 33 уголовных дела соответственно.

Министерство внутренних дел заявляет, что рост числа уголовных дел и обвинительных приговоров вызван всплесков онлайн-активности как со стороны политически активных граждан, так и со стороны правоохранительных органов. Только в 2014 году из сети было удалено более 500 «экстремистских материалов» и 406 страниц или сообществ были объявлены «экстремистскими» и закрыты. Министерство внутренних дел заключает, что экстремизм в России стал менее полагаться на явно выраженные насильственные действия и более на цифровой мир, передвигаясь в интернет. Те, кого власти объявили «экстремистами», меньше участвуют в  силовых действиях на улицах и используют социальные сети для распространения призывов к действию и выходу на митинги.

Научно-исследовательский центр по изучению проблем экстремизма Санкт-Петербургского государственного университета заключил, что большая часть материала, использованного в уголовных расследованиях в этом году, была опубликована в интернете несколько лет назад, и единственная причина того, что судебные процессы накапливаются сейчас, состоит в том, что правоохранительные органы стали внимательнее при проверке веб-сайтов и поиске «экстремистского» контента. Сергей Кузнецов, директор исследовательского центра, сказал «Известиям», что большая доля расследований имеет дело с контентов, который находился в интернете веками и только теперь попал под внимание следователей.

Оперативники министерства признают, что бороться с «экстремистами» в интернете намного сложнее, так как он позволяет им оставаться анонимными и открывать новые платформы для политических действий, как только уже существующие заблокированы: они создают «зеркала» или же новые копии их страниц в общественных сетях.

Кузнецов также заявил, что российские националисты стали менее активны онлайн, тогда как украинские занимают освободившееся пространство.

В социальных сетях снижается активность русского национализма, зато резко возросло количество материалов от украинских экстремистов. Они приходят в российский сегмент соцсетей и выкладывают там провоцирующие фото-, видео- и текстовые материалы.

В последнее время Кремль прилагает активные усилия по ограничению интернет-свобод своих граждан, и статьи по поводу «экстремизма» в Уголовном кодексе и их применение к онлайн-контенту — только один пример притеснения. В другие инициативы входят печально известный закон о блогерах [анг], требующий от каждого с дневной аудиторией свыше 3000 пользователей подать заявку в правительственный реестр, закон о персональных данных, предписывающий сайтам хранить данные о россиянах на территории страны, и более экстравагантные предложения от некоторых политиков, подобные призыву подготовить для России автономный интернет [анг].

Хотя объяснения, данные властями росту обвинений в экстремизме, выглядят логичными, они также являются ярким примером демонизации интернета как пространства, которое нерегулируемо, небезопасно и нуждается в более твёрдом наборе правил для работы правильным образом. С учётом недавней волны утечек паролей [анг] от электронных почтовых сервисов, закрытием некоторых связанных с ИГИЛом аккаунтов «ВКонтакте» и неразумным использованием социальных сетей российскими солдатами [анг], которое открыло их присутствие на Украине [анг], призрачная угроза «интернет-экстремистов» вкупе с истерией вокруг украинской националистической и ультраправой повесткой дня — отличная тактика запугивания, которая может подорвать желание многих россиян публиковать критические мысли в блогах или на личных страницах, не говоря о занятии любой «подрывной деятельностью» в интернете. Время покажет, насколько российские власти боятся свободного интернета и сделают ли они что-либо, чтобы запугать жителей своей страны и получить чувство спокойствия.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо