Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

InterFaith Tour — путешествие пятерых молодых людей вокруг света в надежде охладить религиозные распри

Виктор, Йосселин, Самуил, Илан и Исмаил — атеист, агностик, представитель христианского мира, еврей и мусульманин соответственно. Пять молодых людей решили вместе организовать первый кругосветный тур с июля 2013 по июнь 2014 — межрелигиозную кампанию под названием Interfaith Tour [фр], путешествие с целью представить уже существующие разнообразные межрелигиозные проекты и прекратить распри между религиями и обществами.

Трейлер проекта можно просмотреть здесь:

Группа ребят дала интервью на французском Global Voices: они в деталях описали проект и всё, что  хотелось осуществить.

Global Voices (GV): После вашего кругосветного путешествия вы начали тур по Франции с целью поделиться своими знаниями — как вас с вашим проектом приняли во Франции?

Victor (athée): Notre accueil en France a été très bon. Même meilleur que ce qu’on aurait pu penser. Les gens en France s’intéressent à l’inter-religieux et à la dimension internationale et sociale qu’on lui donne. Beaucoup de personnes viennent nous voir à la fin de nos interventions ou conférences et nous remercient, émus, du travail effectué pendant ce tour du monde et de l’espoir que ça leur donne. L’impact journalistique est également impressionnant. La rédaction d’un grand quotidien français nous a appelé pour nous expliquer que l’article relatant notre voyage sur leur page Facebook avait été le plus partagé et commenté depuis 2 ans, devant ceux sur Barack Obama ou François Hollande.

Виктор (атеист): Нашему проекту оказали хороший прием. Лучше, чем можно было ожидать. Людям во Франции очень близко понятие межрелигиозности, к которой привлекается внимание, и в межнациональном аспекте, и в социальном. Мы встречаемся со многими людьми в конце наших выступлений и конференций, и нас взволнованно благодарят за работу, осуществленную за время этого кругосветного тура и за надежду, которую он дарит. Влияние на СМИ также поражает. Нам позвонили из редакции одного крупного французского журнала и пояснили, что статьёй о нашем путешествии на их странице в Facebook поделилось наибольшее количество людей и комментировали её в течении 2 лет, так что она опередила статьи про Барака Обаму и Франсуа Олланда.

Les 5 membres de l'InterFaith Tour avec leur permission

Пять участников группы InterFaith Tour. Использовано с разрешения.

GV: Длительные путешествия и повседневная жизнь в группе часто даёт возможность пересмотреть свои взгляды и внести изменения на личном уровне. Эволюционировало ли твоё кредо в ходе путешествия? Если да, то каким образом?

Josselin (agnostico): Ma foi n’a pas évolué, même si elle a été remise en question, parfois. Ma situation particulière d’agnostique dans le projet a fait souvent croire aux gens que j’étais en recherche d’une religion mais ce n’était pas du tout cela. J’ai été renforcé dans mon agnosticisme, puisque je crois en Dieu, où en tout cas à ce que j’appelle Dieu, sans me reconnaître dans aucune religion, ni pratiques confessionnelles particulières. Après ce voyage je suis d’autant plus convaincu que nous avons tous le même Dieu et que Chrétiens et Musulmans, par exemple, empruntent simplement un chemin différent pour atteindre Dieu.

Йосселин (агностик): Я не внес в свое кредо изменений, хотя порой пересматривал. Моя своеобразная позиция агностика в рамках проекта нередко заставляла людей считать, что я не могу определиться в религии, но это не так. Я вновь убедился в принципах агностицизма, потому что я верю в Бога или, в любом случае, в то, что называю Богом, но не причисляю себя ни к одной религии, ни одной отдельной религиозной практике. После этого путешествия я намного больше убедился, что у нас у всех один и тот же Бог и что, например, христианский мир и мусульманский просто придерживаются разных линий стремления к Нему.

Samuel (chrétien): Ma foi chrétienne est intrinsèquement en mouvement puisque elle est une relation. Elle bouge, se meut, évolue. Un déplacement autour du monde est forcément l’occasion d’un déplacement intérieur. Je n’ai pas trop souffert de remises en questions radicales à l’exception des trois mois en Asie de décembre à février, de Bombay à Jakarta en passant par Tokyo, Pékin et Kuala Lumpur. Cette région du monde est un désert des communautés chrétiennes et il peut s’avérer difficile de ne pas se sentir seul. Ce sont des grands moments de pauvreté qui m’ont permis d’enraciner ma foi dans la bonne terre, celle qui n’a pas besoin d’un contexte favorable pour porter du fruit.

Самуил (христианство): Моя вера в постоянном развитии, так как это своего рода связь. Меняется, превращается, развивается. Кругосветные поездки — это всегда возможность внутреннего сдвига, в смысле перемен. Я не особенно допускал возможность в корне пересмотреть свои взгляды, кроме как в течение трех месяцев, с декабря по февраль, в  путешествии по Азии: от Бомбея до Джакарты по пути в Токио, Пекин и Куала-Лумпур. В этой части мира никогда не было большого количества христианских сообществ, и может оказаться трудным не остаться одиноким. Было много бедности, которая позволила мне дать моей вере плодородную почву, такую, которая не нуждается в специальных благоприятных условиях, чтобы приносить плоды.

Ilan (juif): Dans la Torah, il est dit VéAhavta IreHa KamoHa (Tu aimeras ton prochain comme toi-même). Ce commandement, base de la vie en société, a guidé mon tour du monde. Constant aller-retour entre l’Entre-soi et l’Autre, qui s’alimente au gré des expériences de vie. A travers la rencontre avec l’Autre, j’ai renforcé mon appartenance au peuple juif, à son histoire singulière et à ses valeurs universelles. Le voyage a fini de me « convertir » à la fraternité sans pour autant oublier, à aucun moment, qui je suis et d’où je viens. Ce postulat – questionnement de soi et approfondissement de son identité – me semble être fondamental quand on se projette dans des rencontres, aussi belles et enrichissantes soient-elles.

Илан (еврей): В Торе говорится “VéAhavta IreHa KamoHa” (Возлюби ближнего как себя самого). Именно эта заповедь, основа жизни в обществе, стала гидом в моём кругосветном путешествии. Постоянные передвижения между самим собой и ближним, которые подпитывались согласно жизненному опыту. С помощью объединения с ближним углубилось мое чувство принадлежности к еврейскому народу, к его необычной истории и глобальным ценностям. Это путешествие меня окончательно обратило в братство, но я также ни на секундочку не забывал, кто я и откуда. Этот постулат — самоанализ и углубление в себя, я думаю, фундаментален, если вы выступаете в беседах, насколько бы красивыми и развивающими они не были.

Ismael (musulman): Je ne sais pas si on peut parler d’évolution dans ma foi mais une chose est sûre c’est que ce voyage m’a ouvert au monde, bien plus que je le pensais. On a souvent parlé d’inter-religieux pendant ce tour et durant les deux ans de mon adhésion à Coexister et en tant que musulman j’étais toujours ravi de travailler avec des personnes de confessions différentes mais pour ce qui est des personnes de ma communauté, j’entends par là les musulmans d’autres obédiences que les sunnites, je n’étais pas fermé mais très méfiant. Et pendant ce tour j’ai eu l’occasion de voir à quel point la communauté musulmane mondiale était divisée et à quel point il était urgent pour moi de m’impliquer autant dans l’intra-religieux que dans l’inter-religieux mais je garde espoir car je me souviendrais toute ma vie ou après la prière du vendredi dans la grande mosquées de Mascate en Oman j’ai pu sans le savoir au début de la prière, prier avec un ibadite et un chi’ite à mes côtés et donc me conforter dans l’idée que lorsqu’ on veut créer du vivre ensemble on peut toujours trouver des personnes prêtes à nous aider.

Исмаил (мусульманин): Я сомневаюсь, что  можно говорить об эволюции в моем вероисповедании, но верно одно — благодаря этому путешествию я открылся миру намного больше, чем предполагал. О межрелигиозных темах часто говорилось во время этого путешествия и в течение двух лет моего участия в обществе “Coexist Foundation” [анг]. И как мусульманин я всегда был счастлив работать с людьми разных вероисповеданий, но при этом это были люди из моей общины, я имею в виду мусульман  других объединений, как сунниты, и я не был закрыт, но очень подозрителен. И во время этого тура у меня появилась возможность увидеть насколько разрознено мировое мусульманское сообщество, и насколько важно для меня принять активное участие  одинаково как в объеме одной религии, так и на межрелигиозном уровне. Но у меня все еще есть надежда: я всю жизнь буду вспоминать, когда после пятничной молитвы в главной мечети в Maскате (Оман) не мог дать себе отчет в начале, что молился бок-о-бок с ибадитом и шиитом. И вот у меня крепла мысль: когда стараешься создать общее жизненное пространство, всегда можно найти людей готовых тебе помочь.

Victor: J’ai été renforcé dans mon approche du monde, mais aussi dans la conviction qu’il est nécessaire de dialoguer non pas simplement entre croyants, mais aussi avec les non croyants, humanistes et finalement l’ensemble de la population. En France il y a un tiers de croyants, un tiers de non croyants et un tiers d’agnostiques, dès lors, puisque l’inter-religieux est pour nous un outil de cohésion sociale, il faut dialoguer avec tous. Je suis renforcé dans mon approche du monde au contact de celle des autres. C’est ce que nous appelons l’effet miroir. Par ailleurs nous avons réussi entre nous a trouver la frontière entre affirmation de son identité et réceptivité à l’altérité, ce que nous appelons la Coexistence Active et qui est au cœur du message de l’association COEXISTER. 

Виктор: У меня уже была парадигма подхода к миру, но, одновременно, и уверенность, что также необходимо устраивать диалог не просто между верующими, но и неверующими, гуманистами и, в конце концов, человеческим сообществом. Во Франции проживает верующих одна треть населения, неверующих одна треть населения и одна треть агностиков; раз так, межрелигиозные связи для нас — это средство сплотить общество, нужно установить диалог со всеми. Я совершенствовал свой подход к миру в соприкосновении с подходами к миру других. Это то, что у нас называется эффектом зеркала. Кроме того, нам удалось найти границу между утверждением своей личности и восприятием ближнего, что мы называем деятельное сосуществование, и в этом заключается посыл ассоциации “COEXISTER”.

GV: Вы представители пяти разных наций, но среди вас нет никого из женщин. Это был преднамеренный выбор или случайность?

Victor: Il y avait une jeune juive dans l’équipe initiale, Raffaëla, qui a travaillé de longs mois avec nous sur le projet mais l’a malheureusement quitté un mois avant de partir par peur et il faut le dire, avec de la pression familiale. Ce n’est pas un choix délibéré, nous avons subi le fait de n’être simplement que des hommes dans l’équipe et nous avons essayé du mieux que nous avons pu de palier à cette situation en invitant à cinq reprises des jeunes femmes de notre association française Coexister de confessions différentes (une athée à Berlin, des chrétiennes en Turquie, une bouddhiste en Inde, une musulmane à Singapour et Jakarta).

Виктор: На начальном этапе в команде была девушка-еврейка Раффаэла, долгие месяцы проработавшая с нами над проектом, но, к сожалению, покинула проект за месяц перед отъездом, потому что боялась, и, надо сказать, под натиском членов семьи. Это не было обдуманным выбором, так получилось, и мы делали все возможное, чтобы получилось бы “расшевелить” эту ситуацию, пять раз приглашая представителей женского пола разных вероисповеданий из нашей французской ассоциации “Coexister” (атеистку в Берлин, христианку в Турцию, буддистку в Индию, мусульманку в Сингапур и Джакарту).

InterFaith Tour au Burkina Faso - avec leur permission

InterFaith Tour в Буркина-Фасо. Использовано с разрешения.

GV: В период путешествия у вас была возможность встречи с папой Франциском, с главным имамом мечети «Аль-Азхар» в Каире и  выдающимися политическими деятелями, как Лоран Фабиус, министр иностранных дел Франции. В результате больше сотни человек, религиозных лидеров или  местных участников межрелигиозного диалога — был ли кто-то, кто особенно вам приглянулся?

Victor: La rencontre avec le Pape est évidemment l’un des moments marquants de ce tour, même pour des athées ou agnostiques. Rencontrer pendant une dizaine de minute l’homme le plus médiatisé du monde, l’autorité ultime d’une des plus grandes religions sur Terre, est forcément impressionnant et même émouvant. Rencontrer ces leaders religieux ou politiques est extrêmement important pour nous évidemment pour savoir notamment ce qu’ils pensent de l’inter-religieux et dans quelle mesure ils sont prêts à s’engager dans cette voie là, mais il faut bien comprendre également que la majorité des personnes ciblées et rencontrées pendant ce voyage étaient de parfaits inconnus qui malgré tout travaillent depuis des années dans la paix et la réconciliation entre les communautés. 

Виктор: Очевидно, что встреча с папой римским стала одним из наиболее ярких моментов этого тура и для атеистов, и для агностиков. Встретиться на 10 минут с самым известным в международных СМИ человеком и высшeй властью одной из главных религий на земле это, само собой разумеется, волнующе и трогательно. Встречаться с религиозными или политическими лидерами для нас крайне важно, очевидно, чтобы узнать о том, что они думают, в особенности о связи между религиями, и насколько они готовы быть вовлечены в это действо. Ну и, в той же степени, нужно хорошо понимать, что большее количество исследуемых нами и встретившихся нам лиц в этом путешествии совершенно не были друг с другом знакомы, но, несмотря ни на что, уже долгие годы работают в мире и связи внутри общин. 

GV: Какой регион имел наиболее значимое влияние на ваш проект?

Victor: Des dizaines de régions du monde ont été marquantes pendant ce tour du monde, et ce n’est forcément pas aisé d’en choisir une en particulier mais le Burkina Faso reste l’un des pays les plus marquants selon moi. Alors que ses voisins comme le Nigéria, ou le Mali connaissent de vives tensions communautaires ou ethniques, le Burkina Faso fait exception dans cette zone d’Afrique de l’Ouest en ce qui concerne la cohésion sociale et le vivre ensemble. Chrétiens, musulmans et animistes vivent en parfaite harmonie notamment grâce à une tradition centenaire de « parenté à plaisanterie ». Cette tradition se résument à créer du lien social par le mariage inter-ethnique et donc souvent inter-religieux et en désamorçant les tensions sociales par le rire. Des ethnies qui plaisantent sont des ethnies liées par des mariages. Dans la même famille au Burkina Faso, vous pouvez trouver plusieurs religions qui coexistent et cohabitent sereinement. Plaisanter signifie également institutionnaliser les clichés sur l’autre à l’oral, pour se dire tout ce qu’on pense, et ne pas retrouver des tensions ou des frustrations dans des couches de populations.

Виктор: В течение этого мирового тура яркими были масса регионов мира и нелегко выбрать из них какой-то в особенности, но, по-моему мнению, Буркина-Фасо остаётся самым ярким. Пока соседи, как Нигерия или Мали, со знанием дела обостряют общественную и этническую напряженность, Буркина-Фасо, что касается социального единства и сосуществования, в этой зоне Западной Африки является исключением. Христиане, мусульмане и анимисты сосуществуют в совершенной гармонии как раз благодаря вековой традиции “сближение через шутку”. Заключается эта традиция в создании социальных связей путем межэтнических браков, а, следовательно, межрелигиозных, и снятии социального напряжения применением смеха. Этнии “подшучивающие” были всегда этниями, связанными узами брака. В рамках одного семейства в Буркина-Фасо можно встретить несколько религий, сосуществующих и живущих вместе в мире. В то же время, через шутку официально охарактеризовывается в устной форме клише о другом человеке, высказываются мысли о нем, и так не наталкиваешься на напряженность или фрустрации между слоями населения.

GV:  Папа Франциск несет в мир достаточно современный взгляд на католицизм. Кто еще, по-вашему мнению, из религиозных лидеров других монотеистических регионов предлагает по-современному взглянуть на религию?

Victor: Le grand imam d’Al-Azhar va également dans ce sens et appelle les musulmans à coexister activement avec les autres religions. Mais des leaders religieux moins connus comme le Grand Rabbin de Pologne ou le Patriarche Maronite du Liban sont acteurs du dialogue et de l’action inter-religieuse.

Виктор: Главный имам из Аль-Азхара движется также в этом направлении и призывает мусульман к действенному сосуществованию с другими религиями. Но и менее известные религиозные лидеры, как главный раввин Польши или патриарх-маронит Ливана, активно содействуют диалогу и межрелигиозным связям.

InterFaith Tour en Asie - avec leur permission

InterFaith Tour в Азии. Использовано с разрешения.

 GV: Ваш проект продолжится? Планируете ли вы новое путешествие в другом составе?

Victor: Oui, ce n’est qu’un projet pilote, nous espérons créer un mouvement InterFaith Tour avec une nouvelle équipe qui partirait chaque année pour découvrir de nouvelles zones du monde ou approfondir le travail dans certains pays où ne nous sommes pas restés assez longtemps.

Виктор: Да, этот проект был экспериментальным. Мы хотим организовать движение “InterFaith Tour” в новом составе, который каждый год будет отправляться в путь к новым территориям или будет продолжать начатое дело в определенных странах, где мы не оставались надолго.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо