Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Медельинское метро в Колумбии говорит “нет” музыке и поэзии, тогда как пассажиры говорят по-другому

Foto en Flickr del usuario Omar Uran (CC BY 2.0) .

Станция метро в Медельине. Фотография с Flickr от пользователя Omar Uran (CC BY 2.0).

[Все ссылки, ведут на испанские интернет-источники, если не указано иного]

Эта статья немножко отличается от оригинальной версии, опубликованной в Global Voices на испанском языке.

Колумбийцы уделяют большое внимание отношению к пассажирам в медельинском метро, которым ежедневно пользуются практически полмиллиона людей. Недавно несколько инцидентов были преданы огласке в интернете, что поспособствовало большему пониманию проблемы жестокого обращения по отношению к пассажирам в метро.

8 августа, например, появилось видео, в котором молодой парень играет на скрипке внутри движущегося поезда. В результате попытки полиции вывести его, возникла драка:

Через пять дней работники метро эвакуировали всю станцию, в ответ на другое, более крупное, музыкальное выступление внутри движущегося поезда.

Вынужденной реакцией на растущее недовольство городской транспортной системой стало заявление медельинского правительства, размещенное в Twitter: 

Правила нашего метро разработаны таким образом, чтобы оно могло работать эффективно, безопасно и приятно для всех.

А в это время интернет-пользователи начали использовать термин “фашистский” для того, чтобы описать официальные правила метрополитена, которые известны как “Культура в метро”. Для некоторых интернет-пользователей, однако, излишняя старательность работников метрополитена — это не открытие. Роза Морено пишет:   

Послушайте, для меня, “Культура в метро” казалась фашистской прежде, чем они избавились от музыки. 

Слово “facha”, которое можно увидеть в твите Морено, произошло от испанского слова “фашист”. Другими словами, обвинения в “фашизме” по-отношению к метро в тоже время выражают критику политиков-консерваторов, которые широко поддерживают ограничивающие правила поведения внутри общественного транспорта.

Сантьяго Вилегас предостерег, что сильная эмоциональность касательно случаев в метро, пускай и со съемками очевидцев,  может быть непродуктивной.

Разве видео того, что произошло в метро, было уже опубликовано с нескольких ракурсов? Может мы сначала посмотрим на это, перед тем как что-либо утверждать, или мы просто очень сильно подвержены своим эмоциям? 

13 августа в знак протеста против удаления скрипача несколькими днями ранее 11 людей стояли вместе внутри поезда, молча читая стихи. Администрация метро ответила на эту беззвучную демонстрацию эвакуацией поезда и остановкой движения на станции.

Сергио Рестрепо, один из протестующих, написал онлайн: 

Всего лишь 11 человек, молча читающих стихи в метро, и ответ – эвакуация станции.

Писатель Гектор Абад Фасьолинс [анг] написал в своем блоге о другом инциденте внутри вагона поезда, который также раскрывает излишнюю строгость правил поведения в метро.

Tengo un amigo que iba en el metro de Medellín con una niña de brazos. Durante el viaje el bebé empezó a llorar, seguramente de hambre, y este amigo sacó el tetero que había preparado en la casa, para que se calmara. El bebé empezó a chupar. Casi de inmediato llegó un auxiliar de seguridad del metro y le advirtió con el índice: “En el metro de Medellín está prohibido comer”. Si no es porque la gente del vagón protesta, lo habrían obligado a quitarle el biberón al niño o a bajarse del tren. Así es la rigidez ridícula del metro de Medellín. Me imagino qué hubiera pasado si la esposa de este amigo hubiera sacado no el tetero sino la teta: quién dijo miedo. Además de alimentación, escándalo en lugar público, o mejor dicho, en el impoluto sistema metro de Medellín.

У меня есть друг, который ехал в метро с малышкой в руках. Во время поездки ребенок начал плакать, определенно из-за того, что она была голодна, и мой друг достал бутылочку, заготовленную дома, для того чтобы успокоить её. Малышка начала сосать бутылочку. Практически сразу же к нему подошел сотрудник по безопасности метро и уведомил его о следующем: “Запрещено есть в медельинском метро”. Если бы не люди, вставшие в защиту моего друга, его бы вынудили забрать бутылочку у ребенка или выйти из поезда. Вот она нелепая строгость медельинского метро. Я могу только представить, чтобы могло случится если бы жена моего друга стала кормить грудью, вместо того, чтобы достать бутылочку: не бойтесь — просто сделайте это. В дополнение к еде был бы скандал в общественном месте или в безупречном медельинском метро, скорее всего.

Пока метро сохраняет свою строгую политику против нарушений внутри поезда, медельинские пассажиры, вероятно, продолжат давать отпор, до тех пор пока широко непопулярный свод правил не будет изменен.

Корректорская правка — Анна Щетникова

Автор оригинала, испаноязычной версии статьи, Кати Рестрепо, не связан с Сергио Рестрепо.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо