Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Ровно год назад Асад провёл химическую атаку на Гуту

A Twitter artwork commemorating the chemical attack on Syrians in Al Ghouta last year shared by @KindaHibrawi (Twitter)

Работа, размещенная в Twitter в память о погибших от химической атаки сирийцах в районе Гута в прошлом году. Работа опубликована @KindaHibrawi (Twitter)

Почти год назад были отравлены более тысячи мирных жителей Сирии. В небольшом осажденном городе в нескольких километрах от столицы режим Асада применил смертельный газ зарин против собственного народа, убив 429 детей.

Распространяемые изображения имеют резкий контраст с теми, которые обычно ассоциируются с конфликтом в Сирии. На них нет крови. Огромное количество неподвижных тел, но без крови. Мир, возможно, привык к тем фотографиям, на которых сирийцы разорваны в клочья осколками бомб, минометными снарядами, прострелены снайперскими пулями или избиты до смерти. Единственным примером красного цвета была “красная линия”, о которой заявил Обама, и которую пересек Асад.

Международное сообщество было, как всегда, “обеспокоено”. Генеральный секретарь ООН был “шокирован”, хотя непонятно было ли это преступлением против человечности или это была смелая заявка Асада всему миру, чтобы пересечь черту .

Прошел год, но ничего не изменилось к лучшему. Асаду все сошло с рук — это классический пример безнаказанности. Да, он неохотно передал свой склад химического оружия в соответствии с мандатом международного сообщества. Но он не сделал это в заданные сроки, в результате чего некоторое химическое оружие было изъято из соглашения при посредничестве с США и Россией. Кажется, что приемлемо умереть от определенного химического оружия — газообразного хлора, например, который был неоднократно использован на гражданах Сирии с момента атаки газом зарин — но не другими способами.

Выжившие после химической атаки посещали и ездили по Соединенным Штатам, обращаясь к студентам колледжей и членам сообществ. Они сидели вместе с сенаторами и членами конгресса США, свидетельствовали на слушаниях и сделали бесчисленное множество выступлений в прессе.

Сирийцы продолжают умирать ежедневно. Я думаю, по последним подсчётам — 85 человек в день. Существует, конечно, множество способов умереть: химическое оружие, бочковые бомбы, минометные снаряды, снайперские пули, голод, отсутствие медицинской помощи, осады, пытки, и все чаще от рук сирийской группировки ISIS. Средства массовой информации, по понятным причинам, рассказывают о менее скучных темах.

Несколько дней назад я узнал новый термин: эхо-камеры. Это статья и подобные ей, опубликованные сегодня, и небольшое освещение СМИ о любых памятниках, которые предназначены жертвам, погибшим от химического атаки, будут распространяться среди нашего обычного ограниченного круга общения, то есть людей, которых мы можем охарактеризовать как “небезразличных”. А потом наши голоса утихнут. Формально, конечно, наши голоса никогда не утихнут, но это так трудно, не признать отчаяние тех людей, которым “небезразлично”.

Вчера умер один мой друг и сосед в тюрьме строгого режима. Это был его второй арест. Он был милым, добродушным и вдумчивым. Все его любили. У него были длинные волнистые волосы и борода. Он был замучен до смерти.

Может быть, когда его смерть получит всемирное осуждение, то что-то и изменится. Может, когда мировым лидерам потребуется тысяча убитых людей в один день, чтобы быть “уверенными”, то что-то изменится. Может, когда журналисты не будут обезглавливаться за сказанные ими слова, то что-то изменится. Может, когда международное осуждение будет означать нечто большее, чем несколько проведенных конференций и хлопок по руке диктатору, то что-то, все-таки, изменится, и изменится в лучшую сторону.

Хиба Длевати — переводчик и исследователь, а также недавний выпускник Мичиганского университета, чья работа была опубликована в газетах Today's Zaman, The Michigan Times, Qua Literary Magazine и United for a Free SyriaПодписывайтесь на её страничку в Twitter @Хиба_Длевати [анг]. 

Переводчик Полюхова Валерия; Корректорская правка: Анна Щетникова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо