Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Обнародован документ, омрачающий радужные перспективы добычи газа в Танзании

Gas Extraction in Tanzania

Добыча газа в Танзании глазами карикатуриста Масуда Кипанья. Рисунок впервые опубликован в газете “Мвананчи”. Используется с согласия автора.

Все ссылки ведут на англоязычные страницы, если не указано иное.

Хотя доподлинно неизвестно, каковы объёмы запасов газа в Танзании, по оценкам, они составляют примерно 1,4 триллиона кубических метров. Однако ожидания, касающиеся газодобычи в Танзании, просто поражают воображение.

В Дар-эс-Саламе, экономической столице страны, наблюдается стремительный рост транспортных потоков и темпов застройки. Африканский банк развития (АБР) назвал его самым быстрорастущим городом Восточной Африки, и это почти физически ощутимо. В отчёте АБР под названием “Мониторинг развития Африки” прогнозируется рост населения Дар-эс-Салама с 4 млн до 6.2 млн. человек в течение следующих 10 лет. Что же касается оценок дальнейшего экономического роста страны, то они основаны на будущих доходах от добычи природных ресурсов, например, газа в регионе Мтвара. В прогнозе АБР имеется и упоминание о рабочих местах, которые будут созданы благодаря этой деятельности.

Однако акции протеста городе-порте Мтвара, прошедшие в январе и мае 2013 г., показали, что жители региона не разделяют оптимизма АБР относительно будущего отдалённых сельских районов Танзании, подобных округу Мтвара. Протесты были спровоцированы решением правительства страны построить газопровод до Дар-эс-Салама вместо газоперерабатывающего завода в Мтваре, хотя последний хорошо вписывался в стратегию промышленного развития и мог бы способствовать повышению местного уровня жизни.

Инцидент, произошедший в начале июля 2014 г. и касающийся соглашения о разделе продукции (СРП) между Корпорацией развития нефтяной промышленности Танзании (TPDC) и норвежского гиганта Statoil, при участии компании Exxon Mobil, наглядно демонстрирует, насколько удручающей стала ситуация с получением дохода от газодобычи в Танзании и его распределением. Хотя этот инцидент не связан напрямую с протестами в Мтваре, он свидетельствует о растущей осведомлённости танзанийцев о проблемных моментах добычи нефти и газа и всё более ощутимом недовольстве условиями правительственных контрактов, касающихся природных ресурсов, и утаиванием информации от населения.

Скандал разгорелся из-за приложения к первоначальному контракту Statoil с правительством Танзании по поводу газодобычи в регионе Мтвара. Документ появился в открытом доступе и привлёк внимание танзанийской прессы в начале июля 2014 г.. По сообщениям СМИ, его условия означают, что государство будет терпеть ежегодные убытки в размере 1 млрд долларов США.

В соцсетях жители Танзании не переставали удивляться, как двум корпорациям удалось заключить такую удачную сделку. На рисунке Масуда Кипанья, опубликованном в танзанийской ежедневной газете “Мвананчи”, изображён мужчина, за плечами которого находится бак с надписью “GESI” (“газ” на языке суахили). Он закачивает в него голубое топливо, отдавая за это местному жителю только одну монетку. На другом рисунке Кипанья мышь говорит на суахили: “Лучше бы наш газ оставался под землёй, пока наша страна не повзрослеет”.

Проект Statoil по добыче газа в Танзании является одним из крупнейших инвестиционных вложений в истории Африки к югу от Сахары. Этот факт позволил аналитику и блогеру Бену Тэйлору отметить в своей статье для сайта African Arguments, что вероятные поступления от экспорта природного газа могут быть столь велики, что дадут Танзании шанс избавиться от своей сильной зависимости от помощи в целях развития.

“На масштабы происходящего указывает и тот факт, – продолжает Тэйлор, – что норвежское правительство является главным акционером Statoil. Соответственно, дополнительный доход Норвегии от этой сделки может более чем в два раза превысить весь объём помощи, которое это государство предоставило Танзании с момента обретения ей независимости”.

Зитто Кабве, член парламента Танзании и председатель Комитета по распределению финансовых средств, отметил ключевые пункты обнародованного документа в форме вопросов и ответов в своём блоге [суахили] и выразил недовольство тем фактом, что о соглашении не было объявлено сразу. В статье от 6 июля, опубликованной в газете “Дэйли Ньюс”, Корпорация развития нефтяной промышленности Танзании выступила с опровержением, настаивая, что заявления по поводу риска потери миллиарда долларов в год не имеют оснований. Кабве и его сторонники возразили TPDC через сетьTwitter, и парламентарий призвал корпорацию пояснить детали соглашения.

19 июля газета “Ситизен” опубликовала статью о пресс-конференции TPCD, прошедшей 16 июля, в ходе которой корпорация подтвердила свою позицию: “Уходящий в отставку управляющий директор TPDC Йона Киллагане категорически опроверг заявления о том, что государство будет ежегодно терять миллиард долларов, если соглашение вступит в полную силу. Напротив, по его утверждению, в распоряжении правительства окажется больше средств, и оно тем самым скорее выиграет от заключённого соглашения”.

Жители Танзании не избалованы сообщениями о соглашениях, касающихся природных ресурсов, но этот инцидент подрывает и их без того шаткое доверие к властям. Подобное положение дел, безусловно, мешает спустить дело на тормозах таким лицам, как Патрик Рутабанзибва, бывшему постоянному секретарю Министерства энергетики и минерального сырья, а ныне главе компании PanAfrican Energy, которая добывает газ из месторождения Сонго-Сонго и руководит работающей на газе электростанцией в районе Убунго в Дар-эс-Саламе.

“У нас не получается заключать контракты в горнодобывающей отрасли, а сейчас и в нефтегазовом секторе из-за того, что наши возможности невелики, – поясняет Рутабанзибва. – Но если танзанийское общество будет лучше подготовлено, контракты станут более взаимовыгодными… Нам нужно перестать думать о прошлом и начать законно обнародовать инвестиционные соглашения в газовом секторе; я убеждён, что настанет день, когда все они будут становиться достоянием общественности”.

Для тех, заинтересован в ведении бизнеса в Танзании и вложении инвестиций в её экономику, этот скандал сделал непростую с точки зрения инвестирования сферу газодобычи ещё менее привлекательной, в связи с чем высказывается предположение, что его результатом станет уменьшение объёмов финансирования отстающих областей. С другой стороны, также звучит мнение, что, какую бы долю прибыли не получила Танзания, она всё-таки будет иметь свою выгоду в виде новых рабочих мест и развития региона Мтвара.

Однако Бен Тейлор настроен не так оптимистично. “Один из значительных политических рисков, связанных с нефтегазовой сферой, – пишет он, – заключается в том, что политики и высокие чиновники могут рассматривать её как источник ‘лёгких’ денег, не подвергающийся особой проверке, которой требуют граждане, платящие налоги, или инвесторы, предоставляющие средства”.

“Если кто-нибудь – СМИ, политики, гражданское общество – не решится заполнить этот пробел, у правительства будут развязаны руки для принятия каких угодно решений, без оглядки на необходимость защищать интересы общественности страны. Соглашение со Statoil могло обойтись Танзании в несколько миллиардов долларов, однако похоже, что никто и не пытается привлечь к ответственности тех, кто его подписал”.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо