Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Александр Садыков не первый, кого таджикские власти арестовали за профессиональную деятельность

Alexander Sodiqov appears on regional television in GBAO. YouTube screenshot from a clip uploadead by Asia Plus.

Александр Садыков во время выступления по хорогскому телевидению. Кадр из видео, выложенного на YouTube медиа-группой Asia Plus.

16 июня 31-летний таджикский исследователь и бывший редактор Global Voices Александр Садыков был арестован Государственным комитетом национальной безопасности Таджикистана (ГКНБ) в г. Хорог по обвинению в “шпионаже и подрывной деятельности” во время беседы с местным лидером оппозиции.

Гражданское общество Таджикистана, международные организации и Global Voices неоднократно подчёркивали, что Садыков проводил сбор материла для диссертации по роли гражданского общества в урегулировании конфликтов в Центральной Азии и что его исследование никоим образом не вело к дестабилизации обстановки в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО), где и расположен Хорог.

Несмотря на ряд существенных отличий, ситуация с Садыковым напоминает случай Урунбоя Усмонова, гражданина Таджикистана и журналиста BBC, которого три года назад арестовали и привлекли к уголовной ответственности за причастность к деятельности запрещённой религиозной группировки. Через месяц Усмонов вышел на свободу.

В настоящее время таджикские силовики прямо или косвенно оправдывают действия оперативников ГКНБ (наследника советского КГБ) по задержанию Садыкова. 19 июня глава ГКНБ Саймумин Ятимов заявил [анг], что иностранные разведслужбы “подрывали безопасность [таджикского] государства”, а 21 июня таджикский парламентарий и бывший глава Совета Безопасности Таджикистана Амиркул Азимов сказал, что “исследовательская деятельность Содикова совсем не означает, что он не может совершать преступления”.  

Садыков и Усмонов

Политические преследования имеют давнюю историю в Таджикистане, поэтому неудивительно, что Садыков не первый, чья профессиональная деятельность была истолкована как преступная.

В июне 2011 г. таджикская полиция арестовала [анг] Урсунбоя Усмонова по подозрению в участии в запрещённой исламистской группировке Хизб ут-Тахрир аль-Ислами («Исламская Партия освобождения»). Эта организация имеет сложные взаимоотношения с таджикским правительством, которое обвинило её участников в терроризме. Сама Хизб ут-Тахрир называет себя мирным исламским движением, преданным идее установления халифата в Центральной Азии.

Так же, как и Садыков, Усмонов контактировал с членами группировки, чтобы взять у них интервью с целью более глубокого понимания острых религиозных и политических противоречий в Таджикистане и освещения их в своих репортажах.

Гражданское общество страны, иностранные СМИ и зарубежные дипломаты резко осудили [анг] арест Усмонова, который также делал непредвзятые репортажи о строительстве вызывающей большую полемику, но стратегически необходимой Рогунской ГЭС.

Усмонов, 10 лет работавший для BBC, в течение месяца находился в заключении [анг] в Таджикистане и предстал перед судом в г. Худжанд на севере страны. Усмонов обвинялся [анг] в хранении экстремистских материалов и утаивании информации о деятельности запрещённой “Исламской Партии освобождения” от правоохранительных органов. Как и Усмонов, Садыков общался с теми, кто вызывал недовольство таджикских властей.

Телееообращение Садыкова

Через два дня после ареста Садыкова, 18 и 19 июня, в эфире хорогского телевидения демонстрировалось его обращение, которое, по утверждению его коллеги, было сильно искажено монтажом. В связи с этим, данное видео в статье не размещается, а слова Садыкова не приводятся в виде цитат. В своём обращении Садыков рассказывает свою биографию, описывает, как и почему 16 июня он оказался в Хороге, и говорит о своей работе с сотрудником Университета Эксетера доктором Джоном Хизершоу. При этом, несмотря на монтаж, в обращении Садыкова нет ни одного упоминания о том, что его деятельность состояла хоть в чём-то, кроме исследования. 

Монтаж наиболее заметен в той части видео, где Садыков пересказывает слова местного лидера оппозиции Алима Шерзамонова, во время общения с которым исследователь и был задержан. Шерзамонов также убеждён, что обращение Садыкова подверглось обработке. В частности, он отрицает, что неодобрительно отзывался об Ага Хане [анг], как это можно заключить из сказанного в обращении. Ага Хан является известным благотворителем и религиозным лидером для большинства населения ГБАО, этнических памирцев, исповедующих исмаилизм, относящийся к шиитской ветви ислама, в то время как основной религией таджиков является суннизм.  

Организация Ага Хана по развитию (АКДН) активно действует в Таджикистане с 1995 г., смягчая последствия пятилетней гражданской войны, в которой многие жители ГБАО сражались на стороне проигравших. (В статье [анг] Джошуа Кусера прекрасно описаны истоки противостояния Президента Таджикистана Эмомали Рахмона и религиозного лидера ГБАО Ага Хана).

АКДН, также финансирующая Центрально-Азиатский Университет в Киргизии и другие образовательные проекты для обществ горных регионов, ставит своей целью [анг] работу, направленную на “увеличение экономической активности, укрепление политической стабильности, повышение интеллектуальной динамичности и достижение межкультурной толерантности в Таджикистане.”

Безусловно, в таком Таджикистане хотели бы жить и Александр Садыков, и Урсунбой Усмонов, и многие другие. 

Корректорская правка: Анна Щетникова

1 комментарий

Присоединиться к обсуждению

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо