Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

“Задержание в Таджикистане Александра Садыкова бьёт по всему, что делают учёные”

On the road to Khorog, Gorno-Badakhshan Autonomous Oblast, Tajikistan. © Ivan SIgal.

По дороге к Хорогу, Горно-Бадахшанская автономная область, Таджикистан. © Ivan SIgal

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного.]

Эта гостевая статья была написана политологом из университета Торонто Эдвардом Шацем, научным руководителем Александра Садыкова. Изначально она была опубликована в блоге Monkey Cage на сайте Washington Post.

В далёком городе Хороге, Таджикистан, 16 был похищен с улицы таджикистанскими службами безопасности Александр Садыков, мой аспирант по политологии из университета Торонто и гражданин Таджикистана. Александр удерживается в полной изоляции более недели, хотя по местному телевидению было показано его весьма отредактированное выступление. Сейчас он может столкнуться с обвинениями в измене. Его продолжающееся заключение много говорит нам о том, как авторитарные режимы региона используют мем о “внешней угрозе”, чтобы дискредитировать политических оппонентов и удержаться у власти.

С ВВП на душу населения менее чем 1000 долларов в конце жестокой гражданской войны 1990-ых Таджикистан теперь может похвастаться тем, что в правление авторитарного президента Эмомали Рахмона это число выросло больше чем в два раза. Всё же, находясь на 189 месте из 226, Таджикистан остаётся наиболее зависимой от денежных переводов страной, посылающей больше миллиона своих трудоспособных граждан за рубеж, как правило, в Москву, где они сталкиваются с ежедневным притеснением и отсутствием защиты прав.

Режим Рахмона стремиться присвоить себе заслуги за хрупкую стабильность и макроэкономический рост, но иностранная помощь и помощь в обеспечении безопасности, оказанная Западом в 2000-ых годах, определённо сыграла роль. И режим осмелел. И Раштская долина (до недавнего времени де-факто автономная), и Бадахшанская область (де-юре автономная) с её длинной границей с Афганистаном, были местами столкновения между центральными силами безопасности и местными субъектами. Как Владимир Путин в России, Рахмон, кажется, более чем готов строить его сильное государство на авторитарных основаниях. Как прокомментировал Большой террор глава тайной полиции Сталина: “Лес рубят — щепки летят”.

И щепки полетели. Давление на журналистов, всегда существующее, за последние два года заметно выросло. Оппозиционные партии потеряли всю значимую представленность в политике. Давление на религиозные группы и рядовых верующих мусульман было усилено. На госструктуры по безопасности и слежке хорошо повлияли 15 миллионов долларов, полученных от США только в 2012 году, и сейчас они внимательно следят за общественной деятельностью и всё чаще готовы принять меры против политических оппонентов. Александр Садыков имеет несчастье быть учёным, заинтересованным в конфликте и предотвращении конфликта в Бадахшане, в то время, когда службы безопасности очень чувствительны к их неспособности установить власть в области. Садыков, аспирант и гражданин Таджикистана, попал под удар.

Этот случай показывает четыре ключевых аспекта авторитаризма в этой части мира. Во-первых, режимы, подобные этим, не монолитны. Есть явные признаки того, что службы безопасности действовали по собственной инициативе, и учёные выяснили, что службы безопасности обычно имеют политические и экономические цели, которые отличаются от целей других действующих лиц государства. В Таджикистане большинство остальных членов правительства, включая советника президента, показали совершенно различные мнения и готовность к диалогу с иностранными коллегами.

Во-вторых, авторитаризм — это авторитаризм, но эти режимы могут быть различны. Новостные СМИ в Таджикистане, пусть и управляются государством, но не контролируются государством. На самом деле, мировые защитники научной свободы нашли много СМИ, готовых опубликовать репортажи, показывающие Садыкова тем, кто он есть: учёным. В такой окружающей среде остаётся немного кислорода для свободы выражения.

В-третьих, ситуация с правами человека может быть разной в разных случаях. Государства, как Россия, Китай и Иран, способны вступить в борьбу против международных кампаний по защите прав человека. Продолжающиеся выступления по делу Садыкова напоминают нам, что многие нарушения прав человека происходят в маленьких странах, которые не хотели бы брать на себя репутационные издержки, связанные с отчуждением от мирового сообщества. Зависимые от поддержки государства не могут просто наплевать на свои международные обязательства. Когда министр иностранных дел Таджикистана прибудет в Великобританию 2 июля, ему будет напомнено об этом.

Наконец, такие режимы верят в то, что, когда они управляют информационной средой своей страны, представление событий в предпочтительном для них свете — это всё, что нужно для сохранения политического верховенства. Так, государственные СМИ распространили “сырой” репортаж на тему  “Садыков — шпион”. В регионе, где геополитическая интрига — главный предмет репортажей местных СМИ, режимы считают, что люди поверят в подобные истории. В реальности, жителям Центральной Азии можно сказать, как нужно думать, но нелепая история без доказательств не убедит никого.

Задержание Александра Садыкова бьёт по всему, что делают учёные. Они тщательно собирают данные, анализируют их и распространяют знания. Иногда вопросы, которые они задают, приводят их в такие места, как Хорог, Таджикистан. Иногда эти вопросы неудобны для правящей элиты. Но сложно — и тревожно — представить себе мир, где заглушается страсть задавать важные вопросы и проводить касательно них исследования. Подобные научные исследования заслуживают широкой общественной поддержки (и учёные кинули призыв), поскольку этого требует достижение действительно знания, и потому что судьба таких людей, как мой ученик Александр Садыков, висит на волоске.

Чтобы узнать больше, ознакомьтесь с нашим специальным репортажем “#FreeAlexSodiqov. Автор GV задержан в Таджикистане” [рус].

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо