Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Фотография и мужество: карьера убитой француженки Камиль Лепаж

Camille Lepage via her Tribute facebook page - Public Domain

Камиль Лепаж на странице в Facebook.

Конфликты на Африканском континенте унесли жизнь ещё одного журналиста на прошлой неделе. Камиль Лепаж, 26-летний французский фотограф, последний репортёр, заплативший самую высокую цену за попытку информировать мир о насилии в отношении безоружных жителей в Центральноафриканской республике (ЦАР).

Тело Лепаж было найдено [анг] 13 мая французскими миротворцами в деревне рядом с городом Буар, ЦАР, в машине, которую вели христианские ополченцы, известные как “анти-балака”.

Конфликт в Центральноафриканской республике продолжается с 2012 года, когда тогда начались столкновения между исламской группировкой “Селека” и объединением “анти-балака”. Лепаж — первый западный журналист, погибший в столкновении.

Она специализировалась на фотожурнализме в Африке, особенно в Египте, Южном Судане и Центральноафриканской республике. Она объяснила, что стремилась к освещению новостных историй, которые игнорируют основные СМИ. “Я не могу принять, что о трагедиях людей ничего не говорится просто потому, что никто не может делать из этого деньги”, — сказала [анг] она.

После новостей о её смерти последовали бурные эмоции, особенно среди её коллег в новостной индустрии и в сообществах с интересов к правам человека и африканским проблемам.

Фотография была страстью Камиль Лепаж. Она стремилась к документированию насилия в отношении невооружённых мирных жителей в пострадавших от войны регионах по всему миру. Это фото, которое она сделала в Джонглие в Южном Судане, было выбрано для обложки последнего доклада Human Rights Watch. Читайте доклад здесь.

Писатель Ганнон Бурджетт написал эмоциональную статью [анг] на petapixel.com, к которой описал сайт Лепаж как “ведущий блог, освещающий прекрасный мир фотографии”:

Heart-breaking news came out of Bangui, Central African Republic today. It has been confirmed that 26-year-old French photojournalist Camille Lepage, who we had the honor of interviewing just six months ago, has been killed while covering the ongoing crisis there

[…] 

She had a passion for shedding light on the world’s ignored conflicts, and her compassion and dedication for her craft and her subject alike seem to shine through with every snap of the shutter. The French Presidency has released a statement saying that, “All means necessary will be used to shed light on to the circumstances of this murder and to find her killers.”

Душераздирающие новости пришли сегодня из Банги, Центральноафриканская республика. Было подтверждено, что 26-летняя французская фотожурналистка Камиль Лепаж, взять интервью у которой [анг] нам выпала честь только шесть месяцев назад, была убита, освещая продолжающийся кризис там
[…]

У неё была страсть: проливать свет на игнорируемые конфликты в мире, и её сострадание и самоотверженность для своего дела и своего предмета будто светили через каждый щелчок затвора. Французское правительство выпустило заявление, в котором говорится, что “будут использованы все необходимые средства, чтобы пролить свет на обстоятельства этого убийства и найти её убийц”.

На эту статью отреагировали некоторые читатели. Комментатор “tiger” [анг] написал:

The conflict in Central Africa is very intense and dangerous and what you would call a red zone. It is actually one of the more dangerous areas in Africa. A very dangerous job I doubt many photo journalists would want to take. It was very courageous of her and not only that she was with one of the militia forces. It is very possible that while she was riding around with them, they were flanked by the opposing militia force and taken out by surprise. Very sad for such a young person with a lot of potential.

Конфликт в Центральной Африке очень интенсивный и опасный, вы бы назвали это красной зоной. Это на самом деле один из наиболее опасных районов Африки. Очень опасная работа, я сомневаюсь,что многие фотожурналисты захотели бы взяться за неё. Это было очень мужественно с её стороны, и не только то, что она была с членами одного из ополчений. Весьма вероятно, что когда она ехала с ними, их окружили люди из противостоящего ополчения, застав врасплох. Очень грустно для такого молодого человека с таким большим потенциалом.

Основываясь на собственном опыте работы репортёром в Мексике, “Ridgecity” [анг] написал о том, как задела его смерть коллеги репортёра:

Tragic loss, even not knowing her, seeing a fellow photographer have a tragic death is horrible. There are trendy magazines like Roling [sic] Stone or Vice Magazine that like to cover these human crisis and offer young people jobs like this, and don't even consider their security. Sadly, this happens all the time when photographers think they are untouchable with a extremely dangerous “I'm the press” mentality.

I live in Mexico and this place is the worst ever for journalists and even regular photographers. You ALWAYS have to put your safety first and don't think twice about leaving any place where someone has a weapon. They always target the cameras first. That's something they don't teach you in college.

Трагическая потеря, даже не зная её, ужасно видеть, что коллега фотограф трагически погиб. Эти модные журналы, как Roling [sic] Stone или Vice Magazine, они любят писать об этих гуманитарных кризисах и предлагать молодым людям работы, как эта, и даже не задумываются об их безопасности. К сожалению, это происходит каждый раз, когда фотографы думают, что они неприкосновенны, чрезвычайно опасно держа в голове “Я пресса”.

Я живу в Мексике, и это худшее место для журналистов и даже для обычных фотографов. Вы ВСЕГДА должны ставить свою безопасность на первое место и не думать дважды, покинуть ли место, где у кого-то есть оружие. Они всегда сначала целятся на камеры. Это то, чему они не учат вас в колледже.

В интервью, упомянутом выше, Лепаж объяснила Грегори Эдди Джонсу [анг], как к ней пришло увлечение африканскими проблемами [анг]:

Since I was very little, I’ve always wanted to go and live in a place where no one else wants to go, and cover in-depth conflict related stories. I followed thoroughly the independence process of South Sudan and was shocked by the little coverage it got… plus all the pessimism around it really annoyed me.

Then, while doing research, I discovered the conflict in the Nuba Mountains. I became even more outraged by the fact that, except from a few media, no one talked about it. It became an obvious choice, I had to go and report from there. Yet, as a first experience in Africa, it seemed like a dangerous one. So I was trying to find alternatives.

I thought about moving to Uganda and going back and forth between the two countries. Then I realized I could probably get a job in a local paper and start within a structure instead of throwing myself out there with no contact, no portfolio and above all very little experience. So that’s what I did.

Ещё когда я была маленькой, я всегда хотела пойти и жить в месте, куда больше никто не хочет идти, и писать углубленно об историях, связанных с конфликтом. Я полностью следила за процессом получения независимости Южным Суданом и была шокирована тем, как мало он был освещён в репортажах… плюс весь этот пессимизм вокруг, это реально меня раздражало.

Потом, делая исследование, я открыла конфликт в Нубийских горах. Я была ещё более возмущена тем фактом, что, кроме нескольких СМИ, никто не рассказывал о нём. Стало очевидно, что я должна идти и писать оттуда.Тем не менее, для первого опыта в Африке это выглядело опасно. Так что я пыталась найти альтернативы.

Я думала о переезде в Уганду, чтоб затем перемещаться туда-сюда между этими двумя странами. Потом я поняла, что я могла бы получить работу в местной газете и начать уже в структуре, а не бросаться туда без контактов, без портфолио и, прежде всего, с очень малым опытом. Так что это я и сделала.

Читатель французского ежедневного издания Le Figaro, Жак Висси [фр], написал следующее о наследстве Лепаж: 

On ne peut qu'être respectueux de sa volonté et admiratif de son courage. Elle est partie jeune mais son sens de l'engagement et de la vérité des faits l'a déjà inscrite comme la digne héritière de la lignée des Capa, McCullin, et autres Schoendoerffer.

Можно только уважать её волю и быть в восторге от её мужества. Она оставила нас слишком рано, но её чувство приверженности фактам и истине всегда делает её достойным приемником таких великих журналистов, как Капа, Маккулин и Шёндёрффер.

До назначения в ЦАР Лепаж работала в Южном Судане. Разнообразие [анг] предметов её статей впечатляет. Часть её заданий для основных СМИ, НПО и гуманитарных организаций можно увидеть в её блоге:

К 26 числу она её материалы уже были опубликованы в следующих СМИ [анг]: The New York Times, Time Magazine, Le Monde, Vice, The Sunday Times,  The Guardian, BBC, Wall Street Journal, Washington Post, Amnesty Press, LA Times, Al Jazeera, Libération, Le Parisien Magazine, Le Parisien, Le Nouvel Observateur, Jeune Afrique, La Croix, Internazionale, DVAfoto, Le Journal de la Photographie и не только. 

Следующие организации также публиковали её работы: Human Rights Watch, Médecins Sans Frontières, International Committee of the Red Cross (ICRC), Amnesty International, Mercy Corps, Handicap International, World Food Programme, Internews, Crown Agents, Solidarité.  

В последнем сообщении, отправленным ею в Facebook, рассказано об опасностях, с которыми сталкиваются мусульмане в ЦАР:

Muslim men take a taxi from the IDP camp in Bangui after the evening prayer to go to the bus station and take a bus to Cameroon on the next day. They have no other choice but to leave at dark so the local population won't see them and hopefully won't attack them. 
In Bangui, attacks on Muslims take place everyday in the last 3 areas where Muslim remain. The attackers want them to leave or die and will do everything they can so no Muslim remain in the country.

Мусульмане берут такси из лагеря внутренне перемещённых лиц в Банги после вечерней молитвы, чтобы добраться до автобусной станции и взять автобус до Камеруна на следующий день. У них нет другого выбора, кроме как бежать в ночи, надеясь, что местное население не увидит их и не атакует.
В Банги атаки на мусульман происходят каждый день по меньшей мере в трёх районах, где остаются мусульмане. Атакующие хотят, чтобы они ушли или умерли, и седлают всё, что могут, чтобы в стране не осталось ни одного мусульманина.

Спасибо, Камиль.  

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо