Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

В Японии исчезающие языки по-прежнему считают просто диалектами

Map of Ryukyuan languages by Fija Byron (English translation in blue was added by Keiko Tanaka)

Карта рюкюских языков, распространённых на самых южных островах Японии. Фото (C) Фиджи Байрона (Fija Byron), используется с разрешения (перевод на английский язык – синий текст – был добавлен Кейко Танака (Keiko Tanaka))

В 2009 г. 8 языков Японского архипелага попали в число исчезающих на Карте исчезающих языков ЮНЕСКО [анг], среди них – айну, амами, хачийо [анг], кунигами, мияко, окинава, яэяма и йонагуни. В настоящей статье речь идёт об окинавском языке – одном из исчезающих языков южной части острова Окинава в архипелаге Рюкю, в настоящее время входящего в японскую префектуру Окинава. Мы взяли интервью у Фиджи Байрона (Fija Byron) – преподавателя университета и защитника “Uchinaguchi” – окинавского языка.

О Японии часто говорят как о маленьком “однородном” [анг] острове, и её языковое многообразие часто недооценивают или вообще не замечают не только за рубежом, но и в самой Японии. Многим японцам известно, что существуют различные диалекты на территории страны, но они не подозревают о существовании такого многообразия национальных языков. 

На сайте японского Агентства по вопросам культуры [яп] перечислены все восемь языков, признанных ЮНЕСКО исчезающими, но с важной оговоркой: рядом со словом “язык” в скобочках добавлено – “диалект”, за исключением языка айну – языка коренных жителей Японского архипелага. В 2008 году правительство наконец признало [анг] их коренным населением.

Fija Byron holding sanshin, Okinawan instrument (image used with permmisison)

Фиджа Байрон держит сансин – окинавский музыкальный инструмент. Фото используется с разрешения.

Отсюда понятно, что в Японии исчезающие языки относят к диалектам. В Японии язык считают объединяющим национальное государство, а диалект – просторечным, деревенским говором. В стране, где распространён миф, что Япония – “нация одной расы” [анг], люди часто вынуждены подчиняться общественным нормам, не борясь за многообразие. Сами того не осознавая, меньшинства остаются на обочине – как в отношении языка, так и в отношении их обычаев и мировоззрения. 

Фиджа Байрон, отец которого американец, а мать – окинавка, называет себя американским Uchinanchu (американским окинавцем). Из-за внешности его часто спрашивают, иностранец ли он, и говорит ли он по-английски.   

Он преподаёт Uchinaguchi (окинавский) – один из исчезающих языков в южной части острова Окинава, родился и вырос в Окинаве. В интервью для Global Voices Фиджа отмечает, что отношение общества к языкам ущемляет права нацменьшинств на использование родных языков.

方言でなまっているからおかしい、教養がないというふうに考える傾向が、自分の文化や言語について自信をもつ障壁となってしまっているのです。

Мысль о том, что эти языки в Японии считаются диалектами, что они искажённые, неправильные и просторечные, мешает людям говорить на родном языке и заставляет их избегать своего языка и культуры. 

Даже среди лингвистов идут споры о том, как отличить язык от диалекта. Один из критериев, который они применяют, – это так называемое “взаимопонимание”. 

Вот как Байрон представляется на окинавском языке. Если считать окинавский диалектом, то для начала стоит подумать вот над чем: я урождённый носитель японского языка, но не понимаю ни слова из того, что он говорит: 

По словам Байрона, люди старше 80 лет прекрасно говорят на окинавском на своей родине, но окинавской молодёжи негде практиковаться в языке. Он и сам по сути не с рождения говорит на этом языке. Байрон выучился языку у Коху Макиси (Kochu Makishi), руководителя и актёра окинавского Театра драмы. Байрон поясняет, что окинавская пьеса (沖縄芝居:Okinawa shibai) – народное исполнительское искусство на окинавском языке – зародилась в конце 1880-х и уходит корнями в Рюкюское королевство, где такие пьесы, как “Куми Одори” (Kumi Odori) ставились с целью развлечь китайских дипломатов:  

沖縄芝居は王府のあった首里の言葉と那覇語がまざった言葉で演じられる。これが一般的にうちなーぐちと呼ばれているもの。芝居の中には様々な登場人物―侍から百姓まで―が出てくるので表現が豊富。

Окинавская пьеса исполняется на смеси двух языков: языка Сюри, столицы Рюкюского королевства, и Наха – языка простого народа. Этот язык – так называемый Uchinaguchi [окинавский]. В окинавской пьесе есть самые разные герои – от фермеров до самураев, так что она хорошо отражает разные слои общества. 

Рюкюское королевство было аннексировано Японией в 1879 году, и после того, как Япония в 1897 году ввела стандартный японский язык в окинавское начальное образование, окинавский язык начал постепенно исчезать из сферы общественного использования, особенно это касается почтительных обращений и частей речи, обозначающих уважение: 

わたしのうちなーぐち講座に78歳の方が来るのです。78歳といったら、わたしの親の世代。教えることがあるのかと思うかもしれませんが、きちんとした敬語がわからないから習いたいということで来ているのです。なぜかというと、日本語小学校の設立で沖縄の独自の文化や言語を教えなくなり、同化政策が進んで行った世代だからです。当時、公的な場で沖縄語を使うことがよくないという風潮で、きちんとした表現などは日本語で話すようになっていきました。

У меня есть 78-летний студент-окинавец, ровесник моих родителей. Но он приходит на мои занятия и говорит, что хочет выучить подходящие почтительные обращения. Вследствие политики ассимиляции и той системы школьного образования, которая была в их время, у них не было опыта общения на окинавском в общественных местах, потому что в таких случаях они должны были говорить на стандартном японском. 

В целом стандартный японский язык часто считается ядром японского языка, наиболее продвинутым его вариантом. Все остальные диалекты с “провинциальными” акцентами часто рассматриваются как нижестоящие или просторечные. Стандартизация действительно играет важную роль в формировании правил, приемлемых для всех людей и позволяющих им общаться. С другой стороны, следование стандарту подчас скорее ограничивает людей в общении, а не наоборот.

Фиджа пишет в журнале [яп], что, если умирает язык, то исчезает и мир этого языка: 

日本の少数言語である「アイヌ語」や「琉球諸語」が危機だというのは、この世から消滅するかもしれないということなのである。「アイヌ」も「琉球」も地球の一地域であり、その文化の根源である「言語」は日本にとって、また、人類にとっても「宝」なのである。その「宝」が今まさにこの世から失われようとしている。

Тот факт, что языки нацменьшинств в Японии, такие как язык айну и рюкюские языки, в опасности, означает, что эти языки находятся на грани исчезновения. И Айну, и Рюкю – частички мира, и их языки являются источниками культуры. Это значит, что они ценны как для Японии, так и для всего мира. И такие ценности вот-вот исчезнут с лица Земли.   

Fija Byron teaching at university in Okinawa. Photo used with permission

Фиджа Байрон ведёт занятие в университете Окинава. Фото использовано с разрешения 

Фиджа не оптимист, но суровая реальность не мешает ему с энтузиазмом относиться к окинавскому языку. Когда мы написали ему с просьбой об интервью, в своём ответном письме он подчеркнул, что будет рад сделать что-нибудь ради Uchinaguchi. Он часто появляется в СМИ и регулярно обновляет свой сайт, где пишет о статусе окинавского языка: 

5年間、うちなーぐちで放送する番組をやっていました。今は新聞にも執筆していますが、[その言語での]放送局や新聞社があるわけではありません。

数年前、インターネット放送の番組に出演したところ、ブラジルやハワイ、アメリカからたくさんアクセスがあり、むしろ海外で反響が多くて驚きました。

Я проводил шоу на радио на окинавском языке в течение 5 лет, также пишу статьи для местных газет, но это не значит, что существуют радиостанции и газеты, которые бы публиковали материал или вещали на окинавском языке. 

Несколько лет назад я организовал передачу в Интернете, в которой давал лекции на окинавском языке. Удивительно, но я встретил больше интереса из-за границы – люди из Бразилии, Гавайев, США смотрели передачу в Интернете.

Фиджа Байрон преподаёт Uchinaguchi в университете Окинавы, а также в различных образовательных центрах. Вы можете посетить его сайт: http://fijabyron.com/

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо